«У взрослых так принято»

Истории подростков, которые встречались с людьми намного старше себя, и их партнеров

В России возраст сексуального согласия наступает в 16 лет — с этого момента подросток может заниматься сексом с совершеннолетними, и нередко подростки вступают в отношения с людьми существенно старше их. Но с этической и психологической точки зрения пары, где один из партнеров — взрослый, а второй — тинейджер, вызывают много вопросов. Люди, побывавшие в таких отношениях, рассказывают «Холоду», с какими трудностями они столкнулись.

«Я ничего не понимала»

«Мой бывший парень рвал мою одежду, когда мы ссорились, — говорит 24-летняя Валерия из Санкт-Петербурга. — Выгонял меня из дома, выбрасывал вещи на лестничную клетку. Я не знала, что это ненормально. Думала, все люди в отношениях так себя ведут. Когда мы познакомились, мне было всего 16 лет, а ему — 25. Мне казалось — раз он так со мной поступает, значит, так и надо. У него ведь больше жизненного опыта».

Валерия рассказывает, что выросла в небольшом поселке в Нижегородской области. В подростковом возрасте она подрабатывала в местном супермаркете, и однажды в конце смены встретила знакомого — Дениса (имя изменено). Он был из того же поселка, но последние несколько лет жил в городе, в паре часов езды. «Он купил мне шоколадку, предложил подвезти домой, — вспоминает Валерия. — По дороге мы вышли из машины прогуляться, и так вышло, что мы поцеловались». Она говорит, что Денис поначалу не казался ей особенно симпатичным или интересным. Но ей было приятно почувствовать внимание со стороны взрослого человека, «ощутить свою значимость».

Денис стал часто приезжать из города, чтобы погулять с Валерией. «Не знаю, о чем он вообще мог разговаривать с 16-летней девочкой, — говорит она. — Хотя мне-то казалось, что я взрослая, со мной есть что обсудить». 

«Два года мы так гуляли, а потом я переехала к нему в город, — говорит Валерия. — И тут начались ссоры, скандалы. Я не пила, не курила, убиралась дома, готовила. Но ему все было не так. Однажды он сказал, что отвезет меня на учебу, но уже в машине я поняла, что мы едем в родное село. Денис сказал: “Я тебя от мамы забирал, я тебя туда и возвращаю”. Приехали, и он начал маме высказывать претензии, что я готовлю неправильно. Мол, он хочет кастрюлю риса на всю неделю, а я вместо этого экспериментирую, пасту делаю и крокеты». Мама Валерии не поддержала Дениса — по словам Валерии, она «сказала, что он охренел», и молодые люди уехали обратно в город.

Валерия говорит, что очень любила Дениса, но не чувствовала себя с ним защищенной. И после очередной ссоры она решила с ним расстаться. «Он пару месяцев выкладывал в инстаграм посты о том, какая у него без меня счастливая и насыщенная жизнь, — говорит она. — А потом решил меня “возвращать”. Присылал огромные букеты, подкарауливал возле дома, писал моим родственникам». Валерия вспоминает, что однажды Денис подговорил всех ее друзей и знакомых, чтобы они одновременно прислали ей сообщение: «Прости Дениса, он тебя любит». 

«Я решила дать ему второй шанс, — говорит Валерия. — Мы сняли новую квартиру, даже кота завели, потому что я очень хотела. Но я уже через пару недель я поняла, что не могу так. После всех скандалов, после того, как он выгонял меня из дома, у меня не осталось к нему чувств. Я поговорила с ним, объяснила, что хочу уйти. Он среагировал спокойно». Валерия говорит, что решила на время поселиться у друзей, найти себе квартиру и тогда уже забрать у Дениса свои вещи и кота. 

«Я пришла через пару недель, — вспоминает она. — На кухне стояла полупустая бутылка коньяка. Я спросила: “С горя пьешь?”, а он ответил: “Отмечаю”». Валерия говорит, что вместе с ней за вещами пришла подруга, но Денис не пустил ее в квартиру и запер дверь. «Я стала собирать вещи. Он меня обзывал, говорил, что он так много для меня сделал, а теперь я его бросаю, — рассказывает Валерия. — Я встала на диван, чтобы достать вещи со шкафа, а он меня повалил, начал приставать, разбил губу. Говорил, что я ему должна». По ее словам, она выскочила из квартиры, так и не успев забрать кота, и с Денисом больше не виделась. Кот после этого прожил недолго — через месяц он выпал из окна и разбился. А Денис еще несколько лет настойчиво пытался встретиться с Валерией, звонил ее маме, рассказывал знакомым, что Валерия якобы изменяла ему и он сам с ней расстался. Она говорит, что Денис даже восстановил ее старую сим-карту, оформленную на его паспорт, следил за банковскими операциями Валерии и писал ей об этом.

Валерия говорит, что сейчас ни за что бы не стала встречаться с человеком, который оскорбляет ее и выставляет на улицу. Она рассказывает, что выросла в многодетной семье, без отца. Мама старалась обеспечить детей всем необходимым, но у нее не хватало времени и сил на то, чтобы обсуждать с ними любовь и отношения. «Будь я старше, я бы, наверное, быстрее распознала тревожные звоночки, — говорит она. — Но тогда я еще ничего не понимала». 

«Я была не готова»

Британские психологи из университетов Линкольна и Суонси, изучив профайлы пользователей дейтинг-приложения eHarmony, заметили, что в среднем мужчины пытаются познакомиться с девушками на два года младше их самих, а каждый пятый — вступает в отношения с женщиной на пять лет младше. При этом женщины, наоборот, чаще хотят встретить партнеров, которые были бы старше, чем они сами.

Исследование ученых из университета Мичигана, проведенное в 2018 году и основанное на данных дейтинг-приложения, название которого не указывается, показало, что в среднем самый «привлекательный возраст» у мужчин — 50 лет, а у женщин — 18. Причем чем старше женщина, тем сильнее снижается ее «привлекательность». 

Эти исследования рассматривают только профили совершеннолетних людей. Но отношения взрослого мужчины и девушки-подростка — тоже не редкость.

Герои многих произведений классической русской литературы влюблялись в женщин моложе 18 лет — но тогда такая разница в возрасте никого не удивляла. Сегодня общество все чаще обращает внимание на дисбаланс, который может возникнуть в таком союзе. И тем не менее во многих произведениях отношения взрослого мужчины и девушки-подростка по-прежнему романтизируются. Например, в современном российском фильме «Неадекватные люди» 30-летний герой, переживающий возрастной кризис, находит родственную душу в 17-летней соседке, а в популярном подростковом сериале «Ранетки» школьница встречается со взрослым учителем физкультуры.

Летом 2021 года солист группы «Animal ДжаZ» Александр Красовицкий рассказал, что в 31 год встречался с 16-летней девушкой — именно этим отношениям он посвятил песню «Три полоски». После этого в интернете началась бурная дискуссия: часть пользователей говорили, что подобные отношения не могут быть равноправными, в них слишком много пространства для манипуляций. Другие считали, что в 16 лет человек уже способен принять осознанное решение о том, с кем ему встречаться.

Психотерапевт Федора Эпштейн считает, что отношения со взрослым человеком в подростковом возрасте для многих могут быть опасны, так как вместо того, чтобы формировать собственный опыт и мировоззрение, младший партнер может перенимать то, что транслирует ему старший, даже не осознавая этого. Она рассказывает историю из собственной жизни, которая надолго повлияла на ее восприятие мира.

«Мне было 15 или 16, — вспоминает Эпштейн. — Это были 1990-е, тогда среди моих друзей модно было казаться старше, чем ты есть, общаться со взрослыми. Я была очень польщена, когда мне начал оказывать знаки внимания 29-летний знакомый. Казалось, раз он мной заинтересовался, наверное, я очень умная и интересная».

Эпштейн говорит, что этот знакомый пригласил ее в гости на день рождения. Когда она пришла, оказалось, что в квартире нет никого, кроме них двоих. «Я думала, мы романтично проведем время, будем целоваться, — вспоминает она. — Но быстро стало понятно, что он хочет заняться сексом. А я была к этому не готова, у меня раньше не было такого опыта».

По словам Эпштейн, сначала она «робко попросила» молодого человека остановиться, но он стал настаивать на пенетрации. Она заплакала, а он продолжил ее уговаривать. «Я не понимала, что мне делать, — рассказывает она. — Тут ему позвонила родственница, которая жила с ним в одной квартире, и сказала, что скоро будет дома. Это меня и спасло». Ей запомнилось, как, успокаивая ее, тот молодой человек сказал: «Что за детский сад? У взрослых людей так принято. Встретились — потрахались. Понравилось — остались вместе, не понравилось — разошлись».

Он проводил ее до метро, и больше Эпштейн с ним не виделась. «Но этот опыт и его слова надолго определили мое отношение к сексу и к партнерам, — говорит она. — Я стала ставить секс в приоритет, строить отношения именно по той модели, которую он озвучил. Как будто мне сказали: “Во взрослой жизни такие правила. Ты страдаешь, потому что не соответствуешь им”. И я стала их соблюдать». Только спустя много лет она поняла, что на самом деле такой подход ей не близок и у нее совсем другие приоритеты в отношениях.

«В подростковом возрасте человек накапливает опыт, осознает себя в мире, — рассуждает Эпштейн. — Одно дело — когда два подростка в отношениях делают это вместе. Другое дело — когда взрослый человек транслирует что-то человеку без опыта, и тот перенимает это. Он лишается шанса сделать собственные выводы о жизни и понять, что лучше для него».

«Это потому, что он старый»

22-летняя Анастасия из Петербурга тоже рассказывает, что в 17 лет встречалась с 30-летним мужчиной и столкнулась с манипуляциями и давлением. «Нас познакомила подруга, — вспоминает она. — Он был родом из Дагестана, работал личным помощником у состоятельного человека. Очень обаятельный, общительный. Почему-то он постоянно гулял с девочками-подростками, катал их на машине». Анастасия говорит, что тогда ей это не казалось странным — в 17 лет она не задавалась вопросом о том, почему взрослый мужчина «дружит» со старшеклассницами.

«Как-то он предложил меня подвезти по делам, — говорит она. — В машине стал делать комплименты, гладить по коленке. Сначала это меня смутило. Но мы продолжили общаться, и я быстро влюбилась — готова была чуть ли не землю под его ногами целовать. Мне тогда казалось, у нас полноценные отношения. Но сейчас понимаю, что я для него была скорее красивой молодой девушкой, с которой удобно».

По словам Анастасии, этот мужчина, которого она считала своим партнером, то появлялся, то исчезал и подолгу ее игнорировал. Подруги рассказывали, что он с ними заигрывал — но сам он это отрицал, говорил, что подруги «все не так поняли». Так продолжалось три года. Родные помогли Анастасии с собственным жильем, подарили автомобиль — и мужчина, с которым она встречалась, тоже всем этим пользовался. «Какое-то время мы жили вместе в моей квартире, — вспоминает Анастасия. — Он приводил друзей, говорил: “Если они не могут тут остаться ночевать, значит, я не полноправный хозяин в этом доме”. Вместе с ними брал мою машину». Она говорит, что иногда пыталась спорить, возражать. Но молодой человек в ответ поучал ее: «Запомни, никогда не выноси мужчине мозг». 

«Я его слушала, мне казалось, он старше и знает, что говорит, — объясняет Анастасия. — И я была к нему очень сильно привязана. Когда он пропадал и игнорировал меня, я впадала в истерику». По словам Анастасии, только позже она стала подозревать, что всерьез эти отношения воспринимала только она — а ее «парень» гулял с другими девушками, почти не пытаясь этого скрывать. «В итоге он сказал, что ему на пару дней нужно съездить в Дагестан, — говорит Анастасия. — Больше года прошло, а он так и не вернулся. Я то верила ему, то впадала в отчаяние, брала больничные на работе, рыдала дома». Потом она стала понимать, что он не вернется и никогда не планировал с ней будущего. Ей от него остался только невыплаченный кредит — молодой человек попросил Анастасию оформить его на себя, чтобы купить мобильный телефон.

«Сейчас я бы с таким человеком не стала общаться, — говорит Анастасия. — Я стала читать книги по психологии и поняла, что это все была нездоровая история, сплошная манипуляция». Но в 17 лет, по ее словам, она не была готова к тому, что в отношениях люди могут быть неискренними, и плохо умела распознавать обман.

Юлии 23 года, она живет в Москве и работает в IT-сфере. В 16 лет она начала встречаться с 28-летним учителем — и, по ее словам, это было «странно». «Он преподавал историю, — говорит Юлия. — Это был не мой профильный предмет, и я приходила на уроки просто посидеть. Устраивалась на задней парте и занималась химией». Преподаватель обратил на это внимание и стал чаще вызывать Юлию на уроке, «требовать больше». «В итоге я работала за весь класс, — говорит она. — Мы постоянно препирались, было некое напряжение. Но история мне стала нравиться, я даже начала ходить к нему на дополнительные занятия, стала лучшей ученицей».

В 11 классе она окончательно решила сделать упор на физику и химию и перестала ходить на дополнительные уроки истории. Вместо этого она допоздна оставалась в школе и готовилась к олимпиадам по профильным предметам. «Учительница по химии объясняла мне материал, оставляла задания, и я подолгу сидела в учительской, — рассказывает Юлия. — Он заходил туда за кофе, мы стали общаться, подружились в соцсетях. Я поняла, что он мне нравится — это был умный человек, он много читал, рассказывал интересные вещи».

Юлия говорит, что, когда она решила признаться в своих чувствах, учитель выслушал ее и ответил: «Я не ищу девушку, я ищу женщину, с которой у меня будут серьезные отношения». Но общаться они не перестали. «Однажды мы в очередной раз остались в школе допоздна, — вспоминает она. — И как-то случайно зашел снова разговор о чувствах, и он меня поцеловал. Так мы и начали встречаться. Но отношения никогда не афишировали».

По словам Юлии, ее родители догадывались, что у нее есть партнер, но с уважением относились к ее личным границам и не лезли с расспросами — говорили только, что, если будет нужна помощь или совет, она может к ним обратиться.

«Сначала все было нормально, — говорит Юлия. — Но, когда я поступила на химфак МГУ, начались сложности. У него был пунктик: он хотел успеть жениться до 30 лет и поскорее завести детей. Давил на меня, чтобы мы расписались, как только мне исполнится 18. Говорил, что я в универе познакомлюсь с молодыми парнями и он мне станет не нужен. Спрашивал, зачем мне учеба, если я могу стать мамой».

По словам Юлии, она не стремилась вступить в брак — прежде чем заводить детей, ей хотелось сделать карьеру и начать зарабатывать. Она все больше понимала, что ей и ее партнеру не по пути. «Еще меня начали смущать его националистические взгляды, — говорит она. — Он и раньше мог сказать что-то шовинистическое, но я думала, это какие-то шутки, ирония. И вдруг я поняла, что он всерьез». Она вспоминает, как они ехали в машине и она рассказывала о своей подруге, которая познакомилась с молодым человеком из Египта. «Мой парень назвал ее “чернильницей”, — говорит Юлия. — Сказал, что не понимает, как можно “спать не с белым”. Я думала, это прикол такой. Сказала: “Вот ты лошара, со мной встречаешься, а мой первый парень был цыган”». Тут ее партнер резко свернул во двор, затормозил и молча закурил. «Мы так сидели минут 15, — рассказывает она. — А потом он говорит: “Я тебя принимаю такой, какая ты есть. Но никогда не говори об этом моим друзьям или родителям”». Юлия говорит, что ей было смешно, но в то же время она осознала, что убеждения ее партнера — не шутка, и они совершенно не совпадают с ее взглядами на жизнь.

«Разошлись мы в итоге спокойно, — говорит она. — Он как-то раз встретил меня после учебы и хотел заняться сексом в машине. Я была уставшая, стала отказываться. Он заявил — мол, это потому, что он старый, а я в универе насмотрелась на молодых, и теперь его не хочу. Я поняла, что просто не готова в очередной раз тратить на все это эмоциональные ресурсы. Он довез меня до дома, я объяснила, что я пока не хочу семью и детей и нам лучше прекратить отношения. Так мы и разошлись».

Юлия говорит, что эта история не травмировала ее — старший партнер во многом пытался навязать ей свое мировоззрение и установить иерархию, но она просто не относилась к этому всерьез и не искала проблему в себе. «Сейчас бы, наверное, он мне даже не понравился, — говорит она. — Во многом наши отношения начались потому, что мне льстило, что со мной общается такой взрослый, умный человек. Что до него, то он говорил, что ему нравятся женщины младше, потому что у них меньше запросов».

«Вырастить под себя»

Специалист по гендерным исследованиям, психолог Анна Край говорит, что во многих странах в прошлые века были распространены отношения между взрослыми мужчинами и девушками-подростками. «Во-первых, считалось, что молодая девушка успеет родить больше детей и они будут здоровее, — объясняет Край. — Во-вторых, часто женщины были сродни товару — например, знатные семьи или цари могли использовать браки своих дочерей в дипломатических целях».

Сейчас, по словам Край, отношение к таким союзам меняется — в обществе все больше обсуждают и анализируют баланс власти в отношениях и различные системы угнетения. «В 17-18 лет человек сильно подвержен чужому влиянию, у него мало жизненного опыта, — говорит Край. — Исследования Американской психологической ассоциации показывают, что юный возраст — фактор риска для попадания в ситуацию домашнего насилия». 

Но, несмотря на изменения в обществе, в патриархатной культуре молодая жена или девушка по-прежнему часто становится поводом для хвастовства. «Встречаются и мужчины, которые говорят, что “хотят вырастить девочку под себя”, — говорит Край. — Конечно, ни о какой зрелости человека такие заявления не говорят. Скорее — о том, что ему удобнее и спокойнее, когда он может контролировать партнера и принимать за него решения».

Но это не значит, что любые отношения между юным и взрослым партнером обязательно приводят к насилию или к тому, что один человек контролирует другого. «Конечно, разница в возрасте оставляет пространство для манипуляций, — объясняет Край. — Но такие отношения могут быть здоровыми и равноправными, если оба партнера уважают друг друга, у них есть общие цели, они прямо и честно разговаривают о своих эмоциях и трудностях». Тем более, что физический возраст не всегда связан с психологической зрелостью. Кому-то в 30 лет комфортнее общаться с совсем молодыми людьми, потому что он и сам себя ощущает младше своего возраста, а кто-то в 16 лет уже хочет определенности и серьезных отношений и не может найти общий язык с ровесниками.

«Ничего, за что могли бы посадить»

Юрию (имя изменено) 25 лет, он работает в модельном бизнесе. По его словам, когда осенью 2021 года он начал встречаться с 15-летней девушкой, все друзья говорили ему, что это плохая идея. 

«Мы с ней познакомились на кинопоказе, — вспоминает он. — Я зашел в зал и увидел, что красивая девушка смотрит на меня, не мигая. Меня это заинтриговало». После фильма они разговорились: оказалось, что Мария (имя изменено) учится в девятом классе, а на следующий день ей нужно идти на школьную линейку.

«Я предложил привезти ее к школе на мотоцикле, — говорит Юрий. — Конечно, я в тот момент с ней флиртовал. Мне самому было странно подкатывать к девушке, которая еще учится в школе. Но в разговоре она не казалась мне младше, она очень умная, мне было с ней интересно. Внутри у меня что-то екнуло».

Мария рассказывает, что, когда она встретила Юрия, у нее не было «каких-то серьезных планов». «Я довольно легко знакомлюсь с молодыми людьми, — говорит она. — Увидела симпатичного парня, захотелось пофлиртовать. Когда он привез меня на линейку на мотоцикле, мы поцеловались. Было неожиданно и приятно». Вечером Мария написала Юрию сообщение и предложила пойти «целоваться по ночному Арбату». Так они начали встречаться.

«Меня и сестра, и друзья отговаривали, — вспоминает Юрий. — Один друг даже ударил, сказал: “Не смей”. Но те, кто знакомился с Машей, быстро меняли свое отношение. Они видели, что она действительно умная и взрослая и нам вместе интересно». Юрий говорит, что он хорошо знаком с УК РФ и «не сделал ничего такого», за что его «могли бы посадить». 

«Мне столько все говорили про разницу в возрасте, — говорит он. — Но она ведь мне понравилась не потому, что она школьница, а потому, что она классный человек. Да, я рядом с ней чувствовал себя мужественным и взрослым, мне нравилось заботиться о ней. Но это не из-за того, что я старше. Я и с девушками-ровесницами так себя чувствовал, если испытывал к ним симпатию и нежность».

Мария считает себя человеком рассудительным и наблюдательным. Она говорит, что с ней часто пытались флиртовать мужчины «со странными намерениями». «Но с Юрой другой случай, — говорит она. — У нас не было “главного” и “ведомого”, мы все обсуждали, принимали вместе решения».

Но их отношения продлились не больше месяца — не совпал ритм жизни. Мария днем ходила в школу, потом — на дополнительные занятия. У Юрия были мероприятия по вечерам, к тому же в будущем он собирался на несколько месяцев уехать в Китай по работе, а Мария планировала продолжить учебу в другой стране.

«У нас постоянно не получалось увидеться, — говорит Мария. — А когда отношения только начались, постоянный контакт очень важен. Я осознала, что мои чувства понемногу угасают, и решила об этом поговорить. Можно было поработать над отношениями, придумать, как оживить их. Но Юра сказал, что он не уверен, что готов этим заниматься. Было грустно, я плакала. Но все-таки это решение мы обсудили и приняли вместе. Мне кажется, так и должно быть».

«Хочется идти вперед»

По словам гендерной исследовательницы и психолога Анны Край, есть еще одна трудность, которая может появиться в отношениях взрослого партнера с совсем юным. «К 22-25 годам у человека могут сформироваться совершенно другие интересы — не те, что были в 18, — говорит она. — До этого времени личность еще формируется». Конечно, и у взрослых людей могут меняться приоритеты и мировоззрение — но все же не так радикально.

37-летняя Татьяна из Свердловской области рассказывает, что именно такая история произошла в ее семье. «Мы с супругом начали встречаться, когда мне было 16 лет, а ему 22, — говорит она. — Мы уже давно были знакомы, ходили в разные кружки в одном и том же здании, виделись на общих мероприятиях. Но, понятное дело, никакой особой дружбы у нас тогда не было».

Татьяна говорит, что она всегда была активным и ответственным человеком. В старшей школе она вступила в Городской совет старшеклассников — организацию, которая проводила мероприятия для школьников. «Там моими руководителями оказались друзья моего будущего мужа, — рассказывает она. — И постепенно мы стали с ним общаться, а летом оба поехали работать в один и тот же детский лагерь. Я — вожатой, он — воспитателем». Татьяна вспоминает, как они впервые поцеловались: в тот день была гроза, и они вдвоем стояли на балконе, глядя на вспышки молний.

«Он относился ко мне уважительно, не пытался контролировать, не настаивал на интимной связи, — рассказывает Татьяна. — Мне с ним было интереснее, чем с ровесниками. У нас были общие дела, мероприятия». Скоро они стали жить вместе и через пять лет после начала отношений поженились.

И все-таки разница в возрасте иногда давала о себе знать. По словам Татьяны, уже ближе к 20 годам она задумалась о том, что, возможно, что-то упустила в жизни. «Мне стало обидно, что у меня так рано началась семейная жизнь, — говорит она. — Не было свиданий с другими парнями, флирта. Я рассказала мужу о своих мыслях. Ему было неприятно это слышать, но ссориться мы не стали». Подумав, она поняла, что ей важны отношения с мужем и нет смысла разрушать их из-за того, что они рано начались.

Но спустя некоторое время наступил другой кризис. «Мне кажется, когда супруг влюбился в меня, я была такой маленькой, воздушной девочкой, — говорит Татьяна. — В чем-то подстраивалась под него, в чем-то восхищалась». Но с возрастом, как она говорит, у нее проявился более твердый, решительный характер. Она стала чаще спорить с мужем — «сообщать о претензиях», как она говорит. Также она заметила в нем качества, которых раньше в силу возраста не замечала. «Оказалось, у нас довольно разные темпераменты, — говорит она. — Он часто пытается уходить от проблем, бывает пассивным в принятии решений, застревает на месте. А мне хочется идти вперед, менять качество жизни и материальное состояние семьи». 

Татьяна говорит, что на сегодняшний день они с мужем взяли паузу в отношениях. «Мы оба изменились, и надо понять, найдем ли мы новые точки соприкосновения, — говорит она. — Но я думаю, так происходит со всеми людьми, которые долго живут вместе, и не обязательно, чтобы у них была разница в возрасте. В любом случае, наша история — про любовь и уважение, и мы желаем друг другу только добра».

«Я взрослее, чем мои ровесники»

Несмотря на стереотипы, далеко не всегда младший партнер в паре — девушка. Бывает и так, что молодые люди в подростковом возрасте встречаются со взрослыми женщинами. Журналисты американского ток-шоу Today поговорили с несколькими мужчинами, которые состоят в отношениях с женщинами старше: выяснилось, что они выбирают более взрослых партнерш, потому что считают, что те более уверены в себе, чем молодые девушки, и с ними интереснее разговаривать.

«Когда я учился в школе, у меня были отношения с женщиной намного старше меня, — говорит 29-летний Алексей Снегов. — Мы познакомились в онлайн-игре, когда мне было 15 лет, а ей — 32. Мне было неинтересно общаться с приятелями со двора, хотелось более интеллектуального общения. И я разговаривал с людьми в играх и на форумах — многие из них даже не знали, сколько мне лет».

Алексей рассказывает, что однажды он играл в ролевую многопользовательскую игру — «бегал в одиночестве, набирал опыт, убивал монстров». А потом предложил «бегающей рядом эльфийке» объединиться и дальше играть в команде. Они стали переписываться в игре, потом перешли в мессенджеры, стали общаться каждый вечер. «Я жил в Кургане, и оказалось, что она родом оттуда же, хотя жила в Москве, — говорит Алексей. — Летом она собиралась приехать навестить родных, и мы договорились встретиться».

Он рассказывает, что с самого начала был настроен на «серьезные отношения», и разница в возрасте его не пугала — ведь с новой знакомой ему было намного интереснее, чем с ровесницами. Но первая встреча прошла не совсем так, как он предполагал.

«Мы поцеловались — и это был мой первый поцелуй в жизни, — говорит он. — Но потом она стала спрашивать, на сколько лет, по моему мнению, она выглядит. Я ответил: “Ты же сама уже сказала, что тебе 32”. Выяснилось, что она забыла, что я знаю, сколько ей лет, и надеялась, что я не догадаюсь, какая у нас разница в возрасте». 

Через пару часов подруга написала Алексею, что им больше не стоит встречаться. «Я расстроился, — вспоминает он. — Полтора часа ездил на велосипеде и плакал. Потом успокоился и вернулся к нашей переписке. Стал убеждать ее, что возраст не важен, что внутренне я взрослее, чем мои ровесники. Через пару дней она пришла ко мне в гости, и мы переспали».

Алексей говорит, что дальше у них были «отношения на расстоянии»: они постоянно переписывались и были «одновременно и лучшими друзьями, и любовниками, разделенными двумя тысячами километров». При этом тема возраста часто поднималась в разговорах: девушка говорила Алексею, что не видит будущего в их отношениях, не знает, правильно ли это. «Я ее снова и снова разубеждал, — говорит он. — Объяснял, что я серьезно настроен. При этом я был уверен, что своим знакомым она обо мне не рассказывала и вообще стеснялась того, что общается со школьником».

В следующий раз они встретились почти через год, когда Алексей приехал в Москву поступать в институт. «Я приехал к ней домой, мы переспали, — говорит он. — А на следующий день мы поговорили и решили, что лучше расстаться». По словам Алексея, такое решение принял именно он. «Отношения могли бы и продолжиться, — говорит Алексей. — Но они получались странными. Все время чувствовалось, что она переживает из-за моего возраста, было напряжение. И, когда я понял, что в моей жизни начинается новый этап, я решил, что лучше нам перестать видеться. В тот момент вокруг происходило столько всего, что мне нетрудно было решиться. Она и сама восприняла расставание очень спокойно — считала, что так будет правильно».

По словам психолога Анны Край, не важно, кто младший в паре — мужчина или женщина. «Вопрос в том, может ли человек любого пола в 16-17 лет отдавать себе отчет в том, как на него влияют отношения со взрослым человеком, — говорит она. — Если люди с такой разницей в возрасте начинают встречаться, главное — чтобы оба партнера понимали все риски и стремились их не допустить».

29-летняя Анна (имя изменено) из Москвы говорит, что однажды начала встречаться с тинейджером — но это произошло «по ошибке». «Мне было где-то около 20 лет, — вспоминает она. — Но я уже работала, обеспечивала себя сама». Анна рассказывает, что она с друзьями часто проводила время в одном антикафе и познакомилась с молодым человеком, который там работал. Однажды после закрытия заведения, когда все посетители уже ушли, они поцеловались. «За полгода до этого я пережила большое расставание, — говорит она. — И вот, впервые с тех пор мне кто-то показался симпатичным, понравился. Это было такое приятное чувство».

Она рассказывает, что стала гулять со своим новым знакомым по вечерам после закрытия кафе — они вместе ужинали, разговаривали. Но постепенно ей стало казаться, что ее новый молодой человек — «как будто не очень умный» и разговаривать с ним неинтересно.

«Я понятия не имела, сколько ему лет, — говорит Анна. — Мы это не обсуждали, и я была уверена, что он мой ровесник. И вот однажды он случайно упомянул школу. Я подумала: может, он работает в школе или проходит практику? А потом оказалось, что ему 15 лет и он все еще учится. Я подумала: “Вот это жесть”».

Анна говорит, что тут же прекратила с ним общение. По ее словам, она поняла — ее друг не был «не очень умным», просто они находились на разных жизненных этапах, и общаться им, по сути, было просто не о чем.

Редактор
Иллюстрации
Фактчекер
Поддержите журнал!
Нам нужна ваша поддержка, чтобы выпускать новые тексты
Поддержите журнал!
Нам нужна ваша помощь, чтобы выпускать новые тексты
Нам нужна ваша помощь, чтобы выпускать новые тексты