«Было видно, что он меня опасается»

Как люди с ВИЧ ищут партнеров — и почему предпочитают людей с таким же статусом

В России более миллиона человек живет с ВИЧ-инфекцией. Сейчас, по статистике Роспотребнадзора, основной способ передачи заболевания — незащищенный секс между мужчиной и женщиной (только в 2020 году таким образом заразилось почти 65% людей с ВИЧ). И хотя уже давно известно, что ВИЧ-положительные люди не могут заразить кого-то в быту или при обычном дружеском общении, болезнь все еще окружена множеством страхов. Поэтому часто люди с ВИЧ выбирают строить отношения с людьми, у которых аналогичный статус. «Холод» поговорил с ними о выборе партнера и проблемах, связанных с этим.

«Кому я буду нужна с этим диагнозом?»

Марина (имя изменено по просьбе героини) узнала, что у нее ВИЧ, в 2006 году, когда пошла сдавать кровь в качестве донора. Сначала она подумала, что это ошибка, но ее направили в местный Центр СПИДа, где повторный анализ подтвердил наличие вируса. «Я была в шоке, какое-то время не жила, а просто существовала. На этой почве даже несколько раз пыталась покончить с собой, обращалась за помощью к психиатру. Сейчас страшно вспоминать то состояние», — говорит Марина. 

Когда она пыталась понять, где могла заразиться, решила, что единственный вариант — незащищенный секс. В 2005 году, когда ей было 22, Марина начала встречаться с молодым человеком. Когда дело дошло до секса, Марина попросила его надеть презерватив, на что он сказал: «Ты чем-то болеешь? Вот и я — нет». Сейчас Марина очень жалеет о том, что не настояла на защите. «Молодая дурочка была, сглупила. Я думала, что у нас будут серьезные отношения, а парень после секса просто исчез. Так что, когда я узнала свой статус, у меня даже не было возможности ему рассказать», — говорит она.

«Помню, еще когда мы общались, этот парень познакомил меня со своим другом. Друг все время пытался что-то мне рассказать, но мой ухажер затыкал ему рот. Думаю, он боялся, что друг расскажет мне про его диагноз», — говорит Марина. 

Из-за статуса ВИЧ-положительной у Марины начались проблемы на работе: она по секрету рассказала о диагнозе своей коллеге, а та проболталась мужу. «Как-то раз этот мужчина пришел пьяный к нам на работу, начал меня унижать при всех, оскорблял, говорил, что он меня убьет или посадит. Он был совершенно невменяемый. У меня до сих пор осадок на душе остался. Бывали случаи, когда я сталкивалась с агрессией в больнице. Однажды врач сказал, что я могу заразить его, и отказался меня обслуживать. Конечно, не все люди так ко мне относятся, но очень многие боятся, потому что мало знают про болезнь», — говорит Марина.  

Долгое время она считала, что не сможет построить отношения со здоровым мужчиной, потому что «не будет никому нужна с этим “плюсом”». Потом Марина все же начала встречаться с ВИЧ-отрицательным партнером, но отношения быстро завершились. «Я хотела ребенка, но тот мужчина боялся и думал, что ребенок родится больным. Да и в целом было видно, что он меня опасается, страшно заразиться ему было». 

Инфекционист Елена Орлова-Морозова, заведующая амбулаторно-поликлиническим отделением Московского областного центра по борьбе со СПИДом, объясняет: при регулярном и продолжительном приеме антиретровирусной терапии (метод терапии ВИЧ-инфекции, при котором заболевший ежедневно принимает противовирусные препараты. — Прим. «Холода») ВИЧ-положительный человек не опасен для окружающих даже при незащищенном половом контакте. «В 2019 году были опубликованы результаты второй фазы исследования “PARTNER”, в котором приняли участие 1670 дискордантных пар (таких, где у партнеров разный ВИЧ-статус) из 14 стран Европы. При этом ВИЧ-положительный стабильно принимал АРВ-терапию, и сексуальные контакты между партнерами происходили (как и до начала исследования) без использования презерватива. В ходе этого исследования ученые не зафиксировали ни одного случая передачи ВИЧ, — подчеркивает она. — Было 26 заболевших, но при исследовании вируса выяснилось, что человек получил инфекцию где-то вне пары: у него был другой штамм вируса, не такой, как у постоянного партнера».  

По словам Орловой-Морозовой, в том числе благодаря этому исследованию в международные клинические рекомендации были внесены изменения — из них убрали рекомендацию дискордантным парам практиковать только защищенный секс. До этих изменений партнеры с разным ВИЧ-статусом для зачатия ребенка использовали процедуру ЭКО.

«Результаты исследования “PARTNER” — ключевые для подтверждения принципа “Н = Н”, то есть “неопределяемый = не передающий”. Это значит, что человек, который находится на АРВ-терапии, не может кого-то заразить, поскольку вирусная нагрузка (количество копий вируса в одном миллилитре крови. — Прим. «Холода») у него в крови снижается до такого уровня, что ее невозможно определить существующими тест-системами, поэтому она называется “неопределяемая”», — объясняет Орлова-Морозова. Однако, сегодня, по данным Роспотребнадзора, лечение получают только 53,2% людей, живущих с ВИЧ. 

Здоровые дети у ВИЧ-положительных родителей рождаются также при условии регулярного, без пропусков, приема АРВ-терапии. Но ВИЧ-положительной матери кормить ребенка грудным молоком будет нельзя, так как в него может попасть незначительное количество вируса, например, если женщина в послеродовой суматохе один-два раза забыла принять терапию. «В Московской области у ВИЧ-положительных родителей в год рождается около 1% детей с ВИЧ-инфекцией. То есть на 500-600 детей, появившихся у ВИЧ-положительных матерей, инфекция передается только 3-5 малышам. Это происходит в том случае, если мать не знала о своем диагнозе и не получала лечение. Когда женщина узнает о беременности, она становится на учет в женской консультации и обязательно сдает анализ крови на ВИЧ. Если он оказывается положительным, ее отправляют в Центр СПИДа и назначают терапию. Но когда женщина не ходит к врачам — часто это социально не адаптированные люди, употребляющие наркотики, например, — то шанс родить ВИЧ-положительного ребенка довольно высок», — говорит инфекционист. 

Какое-то время из-за неудачных отношений Марина не встречалась ни с кем, а после 30 лет начала видеться только с ВИЧ-положительными мужчинами. В группах для знакомств ВИЧ-положительных людей Марина уже нашла несколько приятных собеседников. «На свидания я пока не ходила, но много общаюсь по переписке, с некоторыми мужчинами созваниваемся. Не хочется быть одной, хочется встретить своего человека. Чтобы это был хороший человек, хозяйственный, добрый, любил детей. Чтобы мы создали семью, родили ребенка, и нам было хорошо и уютно. Вот и все. Поэтому я и пишу в эти группы», — рассказывает Марина.

«Я боялась, что на меня начнут орать»

Елена Иванова, ВИЧ-положительная активистка и координатор проектов Ассоциации Е.В.А., говорит, что вокруг ВИЧ-инфекции до сих пор существует множество «страшилок»: например, что вирус передается через поцелуи, общие полотенца или укусы комаров. По этой причине здоровые люди могут считать, что даже дружить с ВИЧ-положительными опасно, не говоря уже о романтических отношениях. Из-за этой стигмы людям с ВИЧ бывает страшно и стыдно говорить о своем статусе. «Когда я узнала диагноз и решила сообщить его своим близким, у меня слова буквально застревали в горле, — вспоминает Елена. — Было стыдно за себя, я боялась, что на меня начнут орать, что люди перестанут общаться со мной, думая, что я опасна». 

Кроме социальной стигматизации, имеет место и самостигматизация. «Это явление очень распространено среди ВИЧ-положительных. Когда люди получают положительный тест, они бывают глубоко потрясены: как же так? Ведь это очень стыдно, это не про меня», — добавляет инфекционист Елена Орлова-Морозова. 

Убежденность ВИЧ-положительного человека в том, что он опасен для окружающих, могут невольно подкреплять и врачи. По словам активистки Елены Ивановой, иногда даже работники Центров СПИДа говорят пациентам, что использование презерватива в паре обязательно, а незащищенный секс приводит к заражению партнера. Елена Орлова-Морозова считает, что врачи поступают так из желания подстраховаться. «Принцип “неопределяемый = не передающий” неоспорим, статистические данные здесь обладают высокой степенью доказательности. Однако среди врачей есть такие, кто боится как бы чего не вышло. Поэтому они и рекомендуют пациентам всегда использовать презерватив, просто на всякий случай».

Стигматизация зачастую приводит к тому, что ВИЧ-положительный человек решает строить отношения только с другими ВИЧ-положительными — ведь в такой паре тебя не отвергнут из-за диагноза, а также нет опасности заразить другого человека.

Еще одна причина, по которой ВИЧ-положительные люди решают строить отношения только друг с другом, — страх попасть в тюрьму. В России, как и в большинстве других стран, предусмотрена уголовная ответственность за заражение ВИЧ-инфекцией (статья 122 Уголовного кодекса). Когда человек становится на учет в Центр СПИДа, его просят подписать документ о том, что он знает об этой ответственности. «Люди эту бумагу подписывают, как правило, особо не вникая, а просто бегло прочитав. Естественно, человек, который только узнал о диагнозе, находится в состоянии стресса и запоминает только одно — что теперь он реально может попасть в тюрьму. Это страшно. Так что некоторые выбирают заводить отношения только с ВИЧ-положительными партнерами, чтобы избежать риска попасть под эту статью», — говорит Елена Иванова.

«Ответственность, предусмотренная частью 1 (заведомое поставление другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией) или частью 2 (заражение другого лица ВИЧ-инфекцией лицом, знавшим о наличии у него этой болезни) статьи 122, не наступает, когда ВИЧ-положительный человек заранее предупредил партнера о своей болезни и о том, что тот тоже может заразиться, — говорит юрист Анна Крюкова. — Если такой разговор состоялся, и секс по добровольному обоюдному согласию произошел, наказывать никого не будут, даже если ВИЧ-отрицательный человек в результате полового контакта заболел. Хотя в отношении уголовной ответственности установлена презумпция невиновности, ВИЧ-положительный человек должен позаботиться о том, чтобы факт уведомления другого человека был доказан. Однако подчеркну: это описано в примечании к закону и распространяется только на части 1 и 2 данной статьи. К части 3 (когда деяние было совершено в отношении двух или более лиц, а также в отношении несовершеннолетнего) это не относится», — говорит юрист.

Согласно действующим в России санитарным правилам (например, постановлению главного государственного санитарного врача «Профилактика ВИЧ-инфекции» от 2011 года), АРВ-препараты играют значительную роль в профилактике заболевания, но не исключают риск заражения полностью. То же самое касается презервативов. Анна Крюкова советует ВИЧ-положительным людям принимать во внимание все эти факторы, когда они решают, предупреждать партнера о своем диагнозе или нет.

«В любом случае, просто за секс с ВИЧ-отрицательным человеком в тюрьму никого не сажают. Чтобы решить, понесет ВИЧ-положительный человек наказание или нет, суд должен исследовать все: состав преступления, был ли умысел, признает ли человек вину. Только после этого будет вынесен вердикт», — говорит Анна Крюкова.

Но даже если ВИЧ-положительный человек, состоящий в отношениях со здоровым партнером, соблюдает все меры предосторожности, чтобы не нарушить закон, он может столкнуться с активным осуждением со стороны окружающих. «У меня ВИЧ-отрицательный муж, и многие об этом знают. Далеко не все согласны с моим выбором. Даже на группе поддержки для ВИЧ-положительных людей можно столкнуться с осуждением, например, недавно один ВИЧ-положительный знакомый мне сказал, что я должна встречаться только с такими же, как я, а сейчас я ставлю под угрозу заражения здорового человека, и это неправильно», — вспоминает Елена Иванова.

«Я не буду брать на себя ответственность за чужую жизнь»

30-летняя Лариса Васильева из Московской области узнала о том, что у нее ВИЧ, три месяца назад. Выяснилось это случайно: когда она сдала кровь для госпитализации, анализ показал наличие вируса. «Шесть лет назад я сдавала анализ на ВИЧ, и тогда была совершенно здорова, так что подозреваю, что заразил меня мужчина, с которым мы начали встречаться пять лет назад», — рассказывает Лариса. 

Когда Лариса узнала о диагнозе, она написала СМС своему тогдашнему партнеру: «У меня подозревают ВИЧ, направили на повторный диагноз». Мужчина удивился и спросил, где Лариса заразилась. «Я сказала: “Думаю, что от тебя”. Кроме него, у меня за эти пять лет никого не было, так что заразить мог только он», — вспоминает она. После этого разговора Лариса сдала повторный анализ, который подтвердил диагноз. «Я написала об этом партнеру и спросила, сдавал ли анализ он сам, — говорит она. — Он сказал, что нет». После этого они расстались.

Лариса признается, что после того, как узнала свой ВИЧ-статус, какое-то время была в шоке. «Я три дня читала о болезни, искала информацию. В результате познакомилась с ВИЧ-положительным мужчиной, который мне рассказал о том, как жить с диагнозом. Тогда уже я смирилась со своим статусом и успокоилась», — рассказывает Лариса. 

Лариса встала на учет в Центр СПИДа и начала принимать терапию. Она знает о том, что ВИЧ-положительные люди могут встречаться со здоровыми, но для себя такую возможность не рассматривает. «Я считаю, что ВИЧ-положительному человеку гораздо комфортнее с партнером такого же статуса. Такие люди друг друга понимают, ведут одинаковый образ жизни, и нет страха заразить и заразиться», — говорит она. 

Лариса также думает, что ВИЧ-отрицательный человек не будет строить отношения с ВИЧ-положительным из-за инстинкта самосохранения, и в принципе сомневается в безопасности отношений в дискордантных парах. «Я категорически против отношений со здоровым мужчиной: ничто не гарантирует его безопасность, — считает она. — Вирусную нагрузку проверяют только в крови, но не проверяют в вагинальных выделениях и сперме, значит, заразиться можно через них. К тому же нагрузка может сегодня быть неопределенной, а завтра подскочить. Я не буду брать на себя ответственность за чужую жизнь».

Инфекционист Елена Орлова-Морозова не согласна с Ларисой. «Маловероятно, что в крови вирусная нагрузка будет неопределяемой, а в других жидкостях — высокой. Проводились исследования, которые показали, что чем меньше вируса в крови, тем его меньше и в других биологических жидкостях. И потом: когда происходит заражение во время полового контакта, обычно это случается из-за микротравм, то есть через кровь. Все зависит от того, насколько добросовестно человек принимает АРВ-терапию. Если он не пропускает таблетки, то вирусная нагрузка и в крови, и в других жидкостях будет сохраняться на неопределяемом уровне», — говорит она.

Чем дольше человек лечится и чем дольше у него неопределяемая вирусная нагрузка — тем лучше. «Если мы только вчера добились минимальной вирусной нагрузки, то есть риск, что еще какое-то время в крови и других жидкостях будут “всплески” вируса. Когда пациент пьет таблетки, например, полгода, то эта вероятность стремится к нулю», — добавляет Орлова-Морозова.

Она предупреждает, что пропускать приемы АРВ-терапии опасно еще и потому, что из-за этого может развиться резистентность к одному или нескольким препаратам, и лечение не будет эффективным. «Если человек регулярно пропускает пять-шесть доз терапии в месяц, то в крови возникает новый устойчивый штамм вируса, который назначенные препараты уже не подавляют. В этом случае вирусная нагрузка действительно вырастет, но это обязательно будет видно в анализах. Лечащий врач всегда знает, что делать в такой ситуации». 

Сейчас Лариса ищет мужчину скорее для регулярных встреч, чем для серьезных отношений. «Совместной жизни, общего быта я не хочу. Сходить куда-то вместе, пообщаться — этого будет достаточно», — говорит она. У Ларисы есть дети: сын и дочь, которые родились еще до того, как она заразилась ВИЧ, поэтому выходить замуж или заводить общих детей с новым партнером она не собирается. 

Группу для знакомств ВИЧ-положительных людей Лариса нашла случайно: набрала в поисковой строке «ВКонтакте» аббревиатуру «ВИЧ», и среди первых результатов выпало это сообщество. «Я оставила там сообщение на стене о том, что ищу партнера, и сразу уточнила: только ВИЧ-положительного. Но мне все равно часто пишут здоровые мужчины, иногда даже не здороваются, а сразу требуют прислать им фото. Однако для меня духовные качества важнее, чем внешность, поэтому сначала мне нужно пообщаться с человеком, понять, интересно нам друг с другом или нет, а потом уже смотреть на внешность. Зачем я буду всем подряд присылать свои фотографии, если мне с этими людьми даже поговорить не о чем?».

Лариса хочет, чтобы ее партнер был серьезным и готовым брать ответственность за свою жизнь: «Не люблю, когда свои неудачи сваливают на судьбу, Путина и так далее. Очень хочется, чтобы человек принимал мои взгляды и не учил меня жизни. И чтобы был добрым — без жестокости, которой так много в современных мужчинах».

«У меня ВИЧ, но мы все равно занимаемся сексом без презерватива» 

Есть и другие причины, по которым люди с ВИЧ ищут отношений с людьми с таким же статусом. В тематических сообществах некоторые мужчины признаются, что ищут партнершу с таким же статусом, потому что у них давно не было секса без презерватива.

«Я что, должен искать здорового партнера, чтобы его заразить? Отношения со здоровой женщиной — это бред. Если только с презиком, иначе это опасно, да еще и статья Уголовного кодекса за это (статья 122 УК РФ «Заражение ВИЧ-инфекцией». — Прим. «Холода»), — написал в ответ на просьбу об интервью один из участников группы во «ВКонтакте», посвященной знакомствам ВИЧ-положительных людей.

Другой участник сообщества, 47-летний Сергей Иванов из Тольятти, по его словам, пользовался презервативом только один раз в жизни — когда ему было 22 года. О том, что у него ВИЧ-инфекция, Сергей узнал в 2015 году. Он говорит, что заразился от девушки, с которой в то время жил. «Я знал, что у нее ВИЧ, но как-то об этом не волновался», — признается он. Поэтому сексом пара занималась без презерватива. «Это не принцип, просто презервативы — не для меня. Да и девушки многие их не любят. Вот вы любите нюхать цветы в противогазе?» — говорит он.

О своем статусе Сергей узнал случайно, когда лежал в больнице с лимфостазом (состояние, которое возникает при нарушение работы лимфатической системы. — Прим. «Холода»). Диагноз его не шокировал, Сергей сразу встал на учет в местный  Центр профилактики и борьбы со СПИДом и начал принимать антиретровирусную терапию. По его словам, вирусная нагрузка у него сейчас «очень маленькая», а за время приема лекарств количество лимфоцитов в крови поднялось с 430 до 620 единиц на миллилитр крови (у здоровых людей норма — 800-1200, у ВИЧ-положительных при благополучном течении болезни это число может превышать 500 единиц на 1 мл крови. — Прим. «Холода»).

Однако, как говорит Сергей, даже после обнаружения у него ВИЧ-инфекции он не стал предохраняться во время секса, хотя отношения у него были и со здоровыми девушками. «Конечно же, я всем им говорил о том, что у меня ВИЧ, предупреждал о последствиях. Одна мне на это ответила: ВИЧ — не приговор. Глупо… Хотя, конечно, не приговор. Мы с той девушкой до сих пор иногда переписываемся, она совершенно здорова», — рассказывает Сергей. Сейчас он продолжает встречаться со здоровыми девушками, хотя говорит, что чувствовал бы себя спокойнее с ВИЧ-положительной партнершей.

Семейный психолог и специалист по работе с сексуальными дисфункциями Марина Травкова объясняет, что люди, практикующие незащищенный секс, часто делают это из-за того, что не вполне представляют последствия рискованного поведения. «Про курение мы знаем, что оно вредно, но люди все же курят. Почему? А вдруг последствия наступят не сразу, а вдруг они будут несерьезными, а вдруг это случится не со мной», — говорит психолог. Так же на их поведение влияет низкий уровень сексуального просвещения. «Во многих ситуациях у людей просто нет необходимого поведенческого паттерна. Никто в школах не рассказывает, как отказать парню, если у него не оказалось презерватива. Никто не говорит, что нравственность и заболевания, передающиеся половым путем, между собой не связаны, ведь заразиться можно и в браке, и в самый первый раз», — объясняет Марина Травкова. 

Наконец, отдельным пунктом психолог выделяет пренебрежение здоровьем: «Это некая национальная героическая традиция: мы умеем преодолевать, но не умеем профилактировать».

По словам психолога, чаще всего пренебрегают средствами защиты во время секса мужчины. «Для многих презервативы — это в первую очередь про защиту от беременности, — объясняет она. — А в нашем обществе страх забеременеть, а также обязанность разбираться с последствиями этой беременности все еще считаются головной болью женщины. И женщины, понимая эти риски, чаще думают о контрацепции».

«Фиксироваться на заболевании не стоит»

ВИЧ-положительная активистка Елена Иванова считает, что «на одном только диагнозе отношений не построишь». «Я сама через такое проходила: у меня были отношения с ВИЧ-положительным мужчиной, с которым мы познакомились на группе поддержки. В какой-то момент я поняла, что не хочу строить с ним семью, но уговаривала себя: зато у вас обоих ВИЧ-инфекция, не надо будет рассказывать ему о диагнозе, унижаться. Однако затем я поняла, что мне ценности человека, его принципы и черты характера гораздо более важны, чем его ВИЧ-статус», — рассказывает она.

По мнению Ивановой, дискордантные пары нередко создают крепкие семьи, потому что в них у людей более прочная связь друг с другом, основанная на доверии и принятии. «Когда человек остается рядом с тобой даже после того, как узнал о таком неприятном с точки зрения общества диагнозе, это очень важно и вызывает большое уважение и доверие», — говорит она.

Предприниматель, совладелец digital-агентства «Herocode» Евгений Грезин рассказывает, что его команда изучила в интернете страницы для знакомств людей с ВИЧ и обнаружила, что они старые и неудобные, а многие попросту заброшены. «В основном это разрозненные сообщества в соцсетях. При этом подавляющее большинство экспертов, с которыми я общался, сказали мне, что запрос на подобные проекты есть», — рассказывает он.

Из-за этого бизнесмен решил создать сервис знакомств наподобие Tinder под названием Swipe.Plus — сейчас он находится в стадии разработки. Сам Грезин — ВИЧ-отрицательный, но говорит, что его беспокоит проблема дискриминации и одиночества ВИЧ-положительных людей. «В большинстве случаев ВИЧ-отрицательный человек, узнав о положительном статусе нового знакомого, просто прекратит общение из страха за свое здоровье. Когда люди с ВИЧ встречают подобную реакцию раз за разом, у многих из них в принципе пропадает желание знакомиться, — рассуждает Грезин. — Они могут замыкаться в себе, на своей проблеме. В результате некоторые ВИЧ-положительные начинают искать пару только среди “своих”».

Активистка Елена Иванова считает, что сайты знакомств только для людей с ВИЧ делают вклад в их стигматизацию, потому что эти сообщества как бы «запирают» людей в отдельном пространстве. Однако для тех, кто только узнал о диагнозе, важно чувствовать, что они остаются полноценными людьми с правом на личную жизнь и отношения. И для них такие сайты, а также группы поддержки для ВИЧ-положительных людей, где есть возможность пообщаться в том числе с равным консультантом (человек, живущий с ВИЧ и прошедший подготовку по консультированию. — Прим. «Холода»), — это безопасное пространство, которое дает возможность справиться со стрессом и одиночеством, отмечает она. 

Грезин согласен, что такие сервисы и приложения, как Swipe.Plus, в каком-то смысле сегрегируют общество. Однако прямо сейчас, по его мнению, у проекта в случае запуска будут плюсы, которые перевешивают этот недостаток. «С одной стороны, можно сидеть и ждать, пока общество станет более продвинутым. С другой — у людей жизнь проходит прямо сейчас, — говорит он. — Вот сидит какой-нибудь одинокий человек в Перми и не знает, что ему делать, как найти друзей, построить семью. Ему остается либо ждать, когда же общество изменит к нему свое отношение, либо воспользоваться сервисом, где он найдет поддержку и общение прямо сейчас. А через какое-то время общество наконец станет более спокойно относиться к ВИЧ-положительным. Но, честно говоря, я не думаю, что это случится на моем веку».

«Все способы знакомств, которые есть среди ВИЧ-положительных людей, имеют право на жизнь, — говорит инфекционист Елена Орлова-Морозова. — Кому-то действительно легче найти партнера на группе поддержки. Но я считаю, что фиксироваться на заболевании все же не стоит. Зачем сужать круг поиска? Любовь и так найти трудно, а если ограничиться только людьми с диагнозом, то будет еще сложнее. Но, конечно, это личное дело каждого человека — с кем ему строить отношения».

Люди с ВИЧ, которые испытывают трудности с принятием своего статуса, столкнулись с травмирующим отношением общества, испытывают тревогу или чувство вины из-за своего диагноза, могут получить бесплатную консультацию психолога Ассоциации Е.В.А. Кроме того, поддержку специалиста могут получить партнеры ВИЧ-положительных людей в дискордантных парах, а также специалисты, работающие с ВИЧ-положительными людьми: учителя, юристы профильных организаций, сотрудники медицинских и социальных учреждений.

Редактор
Поддержите журнал!
Нам нужна ваша помощь, чтобы выпускать новые тексты
Нам нужна ваша помощь, чтобы выпускать новые тексты