Восемь фактов о «десантном батюшке», который погиб в Украине

Михаил Васильев ездил и на другие войны — и уже был на волосок от смерти

О гибели протоиерея Михаила Васильева стало известно 6 ноября. На сайте Русской православной церкви написали, что он «погиб в зоне специальной военной операции на Украине при исполнении пастырских обязанностей». Позже репортер ВГТРК Александр Сладков добавил, что Васильев, по его информации, погиб в Херсонской области от ракетного удара ВСУ: «​​Погиб, как батюшка-воин, в рядах десантников». «Холод» разобрался, чем известен «десантный батюшка» Васильев.

Чтобы не пропускать главные материалы «Холода», подпишитесь на наш инстаграм и телеграм.

Родился в семье военного, но сам не служил

Согласно православному журналу «Фома», Михаил Васильев родился в семье военного. Он говорил, что жил в военном городке без асфальта в Ненецком автономном округе, где до 17 лет занимался «офицерским троеборьем: вода, дрова, помои». 

Свою жизнь со службой Васильев связал не сразу. Вопреки желанию отца, он получил философское образование в МГУ. Только после этого Васильев закончил Академию Генерального штаба ВС РФ и крестился уже будучи взрослым. «Офицерский сын? Вот с офицерами и работай!» — так благословил духовник Васильева на работу священником в вооруженных силах. 

Был увлечен армией

Журналистка Ксения Лученко познакомилась с Михаилом Васильевым около 20 лет назад. Она рассказала «Холоду», что в те годы отдел по связям церкви с вооруженными силами реформировали — тогда туда и пригласили служить Васильева. 

«В то время все обсуждали, чем будет заниматься этот отдел, зачем нужно освящать оружие, — говорит Лученко. — А Васильев был очень увлечен армией, ему все дико нравилось. Он дружил с военными, любил стрелять, рассказывал, как ему давали попробовать стрелять из крупнокалиберного оружия». 

По словам иеромонаха Димитрия Першина, ​​Васильев долгие годы «неформально и по факту» был капелланом ВДВ — это священник, который совмещает сан с дополнительной должностью. «Офицеры и бойцы — [его] уважали и ценили», — писал Першин.

В начале 2000-х Васильев, вспоминает Лученко, был очень симпатичным и искренним, «кроме этих милитаристских увлечений». «Была среда православных молодых мужиков, которые хотели подвигов, которые были вдохновлены идеей православного воинства, святых покровителей. Им хотелось такого мачизма, — рассказывает “Холоду” Лученко. — У меня это вызывало чувство отторжения — романтизация армии и каких-то мужских игрищ. Там присутствовал и сексизм».

Прыгал с парашютом (в том числе неудачно)

Лученко рассказала «Холоду», что Васильев старался быть наравне с военными. Как он рассказывал, священники в ВДВ проходят парашютно-десантную подготовку, учатся оказывать первую медицинскую помощь, а также могут завести боевую машину десанта, чтобы вывезти раненых с поля боя или выехать из опасной зоны. 

В том числе Васильев прыгал с парашютом во время учений, на его счету 11 прыжков. Один из них — в 2008 году — закончился неудачно: порвались парашютные стропы. «600 метров так, без парашюта, пришлось приземляться. Господь помог! Иначе не разговаривал бы сейчас с вами», — комментировал произошедшее Васильев. 

Из-за неудачного приземления он сломал позвоночник. Судя по всему, после травмы в 2008 году с парашютом он больше не прыгал. 

Ездил в «горячие точки»

Несмотря на то что свою должность Васильев занял уже в 2000-х, он рассказывал, что начинал карьеру военного священнослужителя еще в 1990-х годах. В этом качестве он ездил в командировки в Косово, Боснию, Абхазию, Кыргызстан, на Северный Кавказ, в Сирию и в Украину. 

В «горячих точках» Васильев, по его словам, бывал более 50 раз: «Куда моя десантная паства — туда и я. Как еще? Мне с моим опытом проще, чем остальным священникам, которые едут туда впервые. <...> Есть места, где воинами выполняются задания, они иногда в сотнях километров, и добраться туда можно только колонной или по воздуху — это целая военная операция. Но вот как раз там я нужнее всего. <...> Иногда в камуфляж переодеваюсь — все от ситуации зависит».

Однажды Васильев попал под обстрел реактивной системы залпового огня «Град». «Под обстрелом я оказался в компании двух человек. <...> Мы в ужасе жмемся друг к другу. Понимаем: все, это конец. Непонятно, когда наступит смерть, но мы чувствуем, что она близко. Я начинаю исповедовать свои грехи этим парням. И вдруг они подхватывают и тоже начинают каяться. Было очень страшно, поэтому исповедоваться было легко», — вспоминал Васильев. 

Был настоятелем храма ракетных войск стратегического назначения

До своей гибели Васильев был настоятелем храма, который построили по инициативе командования ракетных войск стратегического назначения (РВСН). 

Основное направление работы этого храма — духовно-нравственное воспитание военнослужащих. Согласно описанию на сайте, священнослужители принимают участие во многих моментах жизни солдата: от принятия присяги до заседаний военных советов и участия в проведении пусков ракет на разных полигонах страны. 

Советовал рожать больше детей, чтобы было «не так больно и страшно с ним расставаться»

За две недели до гибели, в интервью на телеканале «Спас», Васильев сказал, что женщинам надо рожать больше детей. И это, следуя его логике, поможет матерям спокойнее отправлять сыновей на войну. 

«Если дама, исполняя заповедь божью “плодитесь и размножайтесь”, отказалась от искусственных средств прерывания беременности в самом широком спектре, то, очевидно, ребеночек у нее будет не один в большинстве случаев. А значит, ей будет не так больно и страшно с ним расставаться, пусть даже на время», — говорил Васильев. 

Сравнивал мужчин, избегающих мобилизации, с женщинами, которые делают аборт

К мужчинам, которые избегают мобилизации, Васильев предложил относиться точно так же, как «к женщине, которая вместо того, чтобы родить, зачав ребеночка, его убила». Этот человек, по мнению Васильева, со временем откосит и от «супружеских обязанностей»: «У кого на первом месте “хочу”, а не слово “надо”, то ждать от такого эгоцентриста того, что он свою счастливую беззаботную жизнь прервет, чтобы посетить кого-то в больничке или за кого-то распластаться под танк, вряд ли приходится». 

Говорил о себе как о пацифисте

Васильев считал себя пацифистом. «Я против всех войн. Не в смысле участник общественного движения, а просто не хочу войны: я достаточно ее повидал», — говорил он. При этом Васильев считал, что задача военных — компенсировать те ошибки, которые допустили политики разных стран. «Кому-то приходится быть “санитарами леса”, гор и пустынь. Сейчас основная борьба с терроризмом вынесена за наши границы — мы это делаем на соседнем участке, хотя все равно это трагично и печально», — говорил Васильев. По его мнению, военные священники не воюют, а только «помогают тем, кто защищает родину».

Фото на обложке
группа «76 гв дшд ВДВ Псков ZOV» в ВК
Поддержите тех, кому доверяете
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке.