Приказал раздеться и пригрозил расстрелом

История беременной 16-летней девушки из Херсонской области, которую изнасиловал российский военный

В середине марта российские военные оккупировали село Красновка Херсонской области. Спустя несколько дней после прибытия российских военных один из них изнасиловал 16-летнюю беременную Дашу. «Холод» рассказывает историю совершенного в Красновке преступления.

Не верил, что придется прятаться

Впервые российские военные появились в Красновке 9 марта. Они въехали в село на трех БТР. Местный житель Анатолий рассказывает, что несколько дней почти не видел новоприбывших — он вместе с женой и детьми жил в дальнем конце села. Красновка разделена полем на две части: на каждой примерно по 15 домов. Российские военные расположились в западной части. Анатолий с семьей жил в восточной.

13 марта Анатолию позвонили знакомые из соседнего села и сказали, что в сторону Красновки идет колонна военной техники. Вскоре он увидел несколько десятков БТР и «Уралов». Днем колонна проехала мимо села, но ночью военные вернулись. Наутро солдаты, вспоминает Анатолий, начали ходить «из хаты в хату», чтобы записать имена жителей. Часть военных решила обосноваться в местном «доме инвалидов», куда людей с ограниченными возможностями привозили с соседних сел на реабилитацию. Российские военные угрожали взорвать дверь, если им ее не откроют. Анатолий, у которого был ключ от здания, открыл военным дверь, чтобы ее не сломали. По его словам, в «дом инвалидов»» заселились 20 снайперов, а всего в Красновку приехало около 200 военных, 60 из которых были снайперами. 

С начала войны жена Анатолия подготавливала погреб для того, чтобы можно было там спрятаться от обстрелов. Таскала туда старые перины, одеяла, сено для теплоизоляции, чтобы не холодно было спать на полу. Анатолий говорит, что сперва смеялся над женой и не верил, что им придется прятаться в укрытии. Но после того, как по селу и вокруг него постоянно стреляли «грады» и минометы, семья Анатолия вместе с еще десятком людей отправились переждать бои в погреб, где прятались две недели, пока военные не покинули Красновку. Неподалеку от Анатолия, в подвале у своей знакомой, пряталась 45-летняя жительница Красновки Оксана с пятью детьми. Старшая, 16-летняя Даша, была к тому времени на пятом месяце беременности. 

На третий день оккупации домой к Анатолию зашел замкомандира снайперского взвода. До этого он уже несколько раз приходил и просил молока и питьевой воды. Но 16 марта мужчина пришел рассказать о том, что кто-то из военных изнасиловал Дашу. 

«А чего плачешь?»

В первый же день оккупации, говорит Оксана, российские военные прогнали жильцов домов из западной части села в восточную. Так Оксана и ее дети оказались в погребе рядом с тем, где укрывался Анатолий. Но они ютились в убежище только три дня: 16 марта всех находившихся в погребе выгнали на улицу двое военных. Автомат был только у одного из них. По воспоминаниям Оксаны, военный с автоматом был настолько пьян, что еле стоял на ногах. 

— Он всех нас, взрослых, построил и начал стрелять перед ногами. Я у трезвого спросила: «Можно я детей заведу, покормлю?». Можно, — и Оксана с детьми ушла в летнюю кухню, расположенную в десяти метрах от погреба. — Только мы зашли на кухню, он, пьяный, начал стрелять то ли по хате, то ли в хату. Мы с детьми в угол сбились, сидели на цементе.

Перестав стрелять, пьяный солдат зашел в кухню и потащил Оксану в соседнюю комнату. Она расплакалась.

— Он спросил: «А чего плачешь?». Ответила: «Потому что страшно». Он меня отпустил, сказал идти к детям. 

Вместо Оксаны пьяный российский солдат утащил в комнату ее старшую дочь Дашу. Ей 16 лет, но она выглядит даже младше своего возраста — невысокая, с мягкими, почти детскими чертами лица. Цветное платье-футболка обтягивает ее большой живот (14 июля Даша родила мальчика и назвала его Богданом). Об отце ребенка Даша и ее мама говорить отказываются, только упоминают, что он сейчас где-то далеко. 

О произошедшем в середине марта насилии Даша тоже рассказывает скупо, почти безэмоционально. Оксана вспоминает, что они вместе много плакали, а ее дочь постоянно пила успокоительные, чтобы прийти в себя. Сама Даша говорила, что в тот день пьяный солдат приказал ей раздеться и пригрозил расстрелом, если она этого не сделает. Он видел, что девушка беременна, и сказал ей, что «так многие делают, ребенку это не навредит». Она просила ее не трогать и пыталась отвернуться, но в ответ на сопротивление солдат начал ее душить. После этого он изнасиловал Дашу. 

Ее мама с братьями и сестрами находились за стенкой. Оксана боялась за остальных детей, а снаружи не было никого, кто мог бы прийти им на помощь. Как рассказала Даша журналистам Die Welt, примерно через полчаса солдат вывел ее из комнаты и увел в дом, где остановился вместе с сослуживцами. Другим военным, сидевшим в доме, солдат сказал, что Даша его местная подруга, которая захотела прийти к нему домой, и пытался угостить ее алкоголем. От страха девушка ничего не могла возразить, только несколько раз пнула ногой одного из мужчин, пытаясь показать, что ей нужна помощь. Но он просто ушел. 

Вскоре в дом к солдату пришли двое снайперов, которым Оксана рассказала, что ее дочь изнасиловали. Они привели Дашу обратно к матери. Оксана вспоминает, что, когда ее дочь вернулась, она была в невменяемом состоянии. Снайперы забрали ее с детьми в свое временное жилище в «доме инвалидов», чтобы другие военные больше не причинили им вреда. 

Сколько бы ни пришли, вали всех

Когда замкомандира рассказал Анатолию об изнасиловании, тот спросил: «Ты знаешь, кто это сделал?». Военный ответил утвердительно. Тогда Анатолий попросил расстрелять солдата на глазах сослуживцев, «чтобы все видели». Замкомандира ответил, что мужчину пока просто заперли в кладовке в «доме инвалидов». На следующий день после изнасилования к солдату привели Дашу, чтобы она его опознала. «Я ему сказала, что я его ненавижу», — вспоминает девушка. Он свою вину отрицал: говорил, что ничего не помнит и не мог никого изнасиловать. Больше Даша его не видела. Несколько дней вместе с семьей она провела в «доме инвалидов», а затем отправилась в Ингулец (бывший город, который сейчас входит в административный состав Кривого Рога). Там она прошла медицинское обследование. Врачи подтвердили факт изнасилования, но успокоили Дашу, сказав, что с ребенком все в порядке. 

Что произошло с изнасиловавшим Дашу солдатом, никто из местных жителей так и не знает. Двое жителей Красновки рассказали «Холоду», что его все же расстреляли по приказу начальства. Мать Даши Оксана говорит, что сперва тоже слышала о расстреле, а потом, что его увезли рыть окопы в Кочубеевку. Ни звания солдата, ни его имени никто в селе не знает. 

Анатолий говорит, что после произошедшего с Дашей предупредил замкомандира снайперского взвода, что «загрызет и разорвет» любого, кто тронет его семью. Военный на это, по словам Анатолия, ответил так: «Сколько бы ни пришли, вали всех. Если кто-то останется в живых, то потом скажут, что вы на них напали. А если вы их замочите и докажете факт, что было изнасилование, то вам ничего не будет».

Через несколько дней после разговора Анатолий узнал от этого же военного, что в селе снова произошло изнасилование. Второй пострадавшей, по словам Анатолия, оказалась 83-летняя пенсионерка. Что произошло с изнасиловавшим ее солдатом, тоже неизвестно. Анатолий рассказывает, что, по одним слухам, виновного нашли. По другим — пенсионерка не смогла опознать нападавшего, потому что не запомнила его. 

Спустя три недели, 7 апреля, начальник военной администрации Кривого Рога Александр Вилкула опубликовал обращение, в котором рассказал о двух случаях изнасилования «в селе на ингулецком направлении». Личные данные пострадавших он не раскрыл, но упомянул, что речь идет о 16-летней беременной девушке и 78-летней женщине.

Видеорепортаж из Красновки можно посмотреть по ссылке.

Сюжет
Поддержите тех, кому доверяете
«Холод» — свободное СМИ без цензуры.
Мы работаем благодаря вашей поддержке.
Для платежей с иностранных карт
Поддержать
Владельцы российских карт могут поддержать нас здесь.
Поддержите тех, кому доверяете
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке