«Если я поменяла свою позицию, значит, меня взяли в заложники»

Депутат горсовета Новосибирска Хельга Пирогова — о том, зачем она пришла на заседание в вышиванке и с венком из подсолнухов на голове

Депутат городского Совета Новосибирска от независимой коалиции «Новосибирск 2020» Хельга Пирогова 16 марта пришла на заседание депутатов в венке из подсолнухов и голубой вышиванке. Депутат от «Единой России», глава муниципального предприятия «Похоронный дом ИМИ» Сергей Бондаренко призвал не делать из горсовета клоунаду и назвал венок Пироговой «кладбищенским». Зампред Совета Евгений Лебедев и вовсе в перерыве предложил ей сдать мандат и идти на площадь, поскольку, по его мнению, Совет депутатов — «это не место для дискуссий». «Холод» поговорил с Хельгой Пироговой о том, зачем она так оделась и почему выступает против войны.

Почему вы решили прийти на заседание в таком наряде? Что вы этим хотели сказать? 

Я решила так одеться, потому что это один из способов обозначить свою позицию, не проговаривая ее вслух. Все депутаты коалиции понимали, что на этой сессии нам будут затыкать рты. А вчера это было не просто заметно, это намеренно выпячивалось — всех независимых депутатов лишали возможности сказать хоть что-то. Я знаю, что многие люди смотрят наши стримы, а депутатская сессия — значимое событие, она раз в месяц проходит. Другие способы [заявить свою позицию] у нас отобрали, поэтому нашла такой способ. 

А в чем заключается ваша позиция, вы можете ее озвучить?

С одной стороны, не хотелось бы попасть под какую-то очередную цензуру, с другой стороны, самоцензура — это вещь пострашнее. Наверное, если я рискнула так одеться, стоит рискнуть и проговорить. Я за то, чтобы прекратились любые разрушительные действия в соседней стране, прекратить смерти гражданских, обычных жителей соседней страны. [То, как я оделась] — это способ выразить им поддержку и солидарность. Это же вроде пока не запрещено законом, верно?

Пока что нет, но никто не может точно сказать, как будет работать новый закон о фейках (4 марта Владимир Путин подписал закон об уголовном наказании за фейки о Вооруженных силах РФ и призывы к антироссийским санкциям. — Прим. «Холода»).

Судя по последней речи Путина, до этого осталось недолго. И, естественно, любые законы будут иметь обратную силу. Так что посмотрим.

Какая была повестка заседания, что вы обсуждали?

Всего было порядка 16 вопросов. Часть из них была техническая — внесение корректировки в городские программы. И, если бы коллеги, назовем их так, заместители председателей, не начали так бурно реагировать, то ничего бы критичного, страшного на этой сессии не произошло бы. На мой взгляд, их экспрессивность и несдержанность, их кликушество сыграли против них. Они уже не в первый раз наступают на эти грабли, но ничему их жизнь не учит.

Можете рассказать в хронологическом порядке, как все происходило? Вы вошли в зал заседаний, что было дальше?

Естественно, вся эта перепалка началась не сразу. Пока дошла до своего места, несколько чиновников мне сделали комплименты, несколько депутатов похлопали по плечу. Я думала, что депутаты уже привыкли к тому, что внешний вид для меня — это способ выразить что-либо. Я ходила с цветными дредами, носила кокошник, теперь пришла в венке. Мне казалось, что за полтора года можно было бы привыкнуть, но нет.

В начале сессии мы всегда утверждаем повестку, и у нас есть возможность внести вопросы в раздел «разное». И вот я попросила туда внести вопрос о том, что на весь общественный транспорт наклеивают по распоряжению мэра наклейки с буквой Z. Я попросила отчет [мэра Новосибирска Анатолия] Локтя: на какие это делается деньги, что это значит вообще, какой смысл в это вкладывает мэрия — зачем размещает на общественном транспорте. Я зачитала обращения горожан, которые мне пишут и просят приложить усилия, чтобы убрать эту символику. Естественно, мой вопрос потребовали снять. 

Моя коллега Светлана Каверзина, тоже депутат из коалиции, пыталась внести вопрос об использовании муниципальных автобусов, которые стоят каждый день практически, изображая роль автозаков, в местах, где теоретически могут проходить митинги. Это при том, что у нас не хватает автобусов на маршрутах и ходят они не по расписанию. Ее вопрос тоже завернули. И тут заместитель председателя Совета Евгений Яковенко («Единая Россия») — кстати, с такой фамилией говорить такое про Украину очень нелепо, — и зампред Евгений Лебедев (ЛДПР) начали говорить экспрессивные, не очень связные речи. Это была такая компиляция из всего того, что они слышали по телевизору, какие-то совершенно рандомные слова. Если честно, складывалось ощущение, что у них просто синдром Туретта, не знаю, может быть, они «Мстителей» пересмотрели. 

Председателя Совета Дмитрия Асанцева («Единая Россия»), в обязанности которого входит следить за регламентом, за тем, чтобы происходящее соответствовало повестке, эти две речи никак не смущали, хотя они никакого отношения к повестке не имели. Когда независимые депутаты что-то говорят, он перебивает нас, призывает к соблюдению регламента, даже если мы старательно его соблюдаем. Наверное, вчера нас попытались втянуть в какой-то конфликт, но у них не получилось. 

А вы с ними не вступали в дискуссию? 

Не было особенно возможности — нам не включали микрофоны, просто не дали слово. Мой коллега Антон Картавин нажал кнопку на микрофоне, чтобы выступить, а один из депутатов от «Единой России» ему сказал: «А ты вообще рот закрой». И это на деловом мероприятии. Я понимаю, что, видимо, [глава МИД РФ Сергей] Лавров для них — образец для подражания, но они все далеко не Лавровы. На мой взгляд, на официальном мероприятии такое поведение — вообще неприемлемая штука. 

Чем в итоге все закончилось?

Наши вопросы отклонили. Это было абсолютно ожидаемо. За все время существования нашего созыва буквально пару вопросов, которые мы вносили, депутаты поддержали. Это обычный тренд. После этого приняли повестку без наших вопросов — и продолжилось заседание.

А что писали вам люди, которым не нравится символика с буквой Z?

Люди писали, что их это тревожит, что им страшно ездить в муниципальном транспорте с этой символикой, что она вызывает агрессию, что на гражданском транспорте военные символы — это плохо и город должен от этого избавляться. Водители говорили, что их будут штрафовать, если они уберут наклейки. У всех эти наклейки вызывают тревогу, беспокойство, прочие подавленные ощущения. 

А много было писем?

Сейчас семь. Еще человек десять сказали, что написали мне подобные письма, потому что я в сториз писала, что планирую обращаться к мэру. 

Вы думаете, это как-то повлияет на то, что наклейки могут убрать? 

Надеюсь, что мэру станет хотя бы дискомфортно. Нет, я не думаю что он их снимет. Если реалистично подходить к вопросу, думаю, он точно их не снимет. Но хотя бы так я донесу до мэра точку зрения избирателей, которые избирали и его тоже, ну или, как минимум, жителей города, где он является руководителем.

После заседания было какое-то обсуждение между депутатами? Кто-то вам что-то говорил, может быть?

О да, ко мне в перерыве подошел депутат Лебедев, который имел неосторожность и наглость сказать мне, что мы все обязаны сдать мандаты и, если хотим что-то сказать, идти на площадь, что Совет депутатов — «это не место для дискуссий». Также он у меня спросил: как я думаю, когда лишусь своего мандата — до летних каникул или после? Вероятно, ему хотелось поддеть меня, но выглядело это немного по-детски. Знаете, как будто к тебе пятиклассник подходит и пытается тебя поддеть. Комично. Ну а так, в целом, нет. Мы не общались больше ни с кем из депутатов.

Он как-то аргументировал, почему вы должны лишиться мандата?

Я спросила, с чего он так решил, он ответил: «Это просто мое предположение». Он может предполагать все что угодно, но это мой мандат, меня выбрали жители, за мной стоит огромное количество людей, которые доверились мне. И не ему уж точно лишать меня мандата.

Вы планируете дальше высказываться по украинской теме?

Если останусь на свободе (смеется). Вообще да, но нельзя загадывать, что будет дальше. Но определенно — я не поменяю свою позицию. [Знайте], если я поменяла свою позицию, значит, меня взяли в заложники.

А вы чувствуете потребность говорить о происходящем в Украине? 

Да, чувствую потребность, говорить с людьми об этом. Они хотят говорить об этом. Им требуется поддержка, им требуется видеть, что они не одиноки. Что есть люди, которые так же, как и они, придерживаются этой точки зрения. Любовь должна победить.

Уезжать, как я понимаю, вы не планируете из России? Не опасаетесь за себя?

Я не хотела бы уезжать. Ну, страшно, конечно. Но что делать? Ну, страшно, ну, подумаешь. По крайней мере я понимаю, что я осталась честна перед собой. Я честна перед теми людьми, кто мне доверяет. Правда на нашей стороне. А остальное — мелочи.

Ваша семья, друзья вас поддержали? 

Меня поддерживает все мое окружение. Это просто невероятно сил придает. Огромное количество людей мне пишет в социальных сетях, в мессенджерах — везде-везде — слова поддержки, слова благодарности. И это, конечно, очень круто. Я вижу, как много людей на самом деле придерживаются такой же точки зрения.

Фото: личный архив
Действительно ли символики с буквой Z очень много по городу?

Огромное количество. На всем муниципальном транспорте. На всех рекламных площадках, на цифровых экранах, а их по городу в последнее время стало очень много. За три минуты прогулки очень сложно не встретить ни разу этот символ.

А у вас какие чувства этот символ вызывает?

Тревожные. Мне не нравится этот символ, это не символ поддержки, а символ агрессии.

24 февраля, когда Россия вторглась в Украину, какие чувства у вас это вызвало?

Мне кажется, как и у всех людей, у которых есть хоть немного эмпатии. Во-первых, не очень понятно, как такое может быть. Это совершенный шок. Понятно, что были гарцевания и угрозы. Но гарцевания и угрозы были на протяжении очень долгого времени. И не верилось, что люди всерьез начнут «специальную операцию» в XXI веке. Это просто ужасно. Тогда я целый день ходила как стукнутая пыльным мешком, потому что никаких слов не находилось. 

А какие настроения у людей в Новосибирске? Много людей выходило протестовать?

Людей очень сильно запугали, безусловно, но выходы были массовыми. И задержания были для Новосибирска огромные. 6 марта несколько сотен человек задержали (6 марта в Новосибирске полиция составила административные протоколы на 304 человека. — Прим. «Холода»). А это при условии, что люди самоорганизовывались. Меня порадовало, конечно, количество людей, которые готовы были выйти на площадь. Даже при всех репрессивных этих штуках.

Фото на обложке: Коалиция «Новосибирск 2020»

Сюжет
Поддержите тех, кому доверяете
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке
Только для платежей с иностранных карт
Поддержите тех, кому доверяете
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке