«C одной стороны, можно вакцинироваться, а с другой — нельзя»

17-летняя студентка — о том, зачем она судится с Минздравом за право вакцинироваться

Джессика Ахтариева, 17-летняя жительница Москвы, подала иск в Верховный суд с требованием отменить правило, согласно которому несовершеннолетние могут вакцинироваться от коронавируса, только предоставив заявление от родителей. Сама Джессика записалась на вакцинацию, как только в московских поликлиниках появился «Спутник-М», однако врачи сказали, что с ней должен был прийти законный представитель, хотя родители Джессики живут в Уфе. Тогда Джессика рассказала о произошедшем юристу Петру Карманову и вместе с ним направила иск в суд. «Холод» поговорил с Джессикой о том, почему она поддерживает вакцинацию от коронавируса и считает, что поликлиники не должны требовать согласия родителей у подростков, а также о том, как в соцсетях отреагировали на ее иск.

В декабре 2021 года Минздрав опубликовал инструкцию о порядке вакцинации несовершеннолетних от коронавируса. В документе говорится, что дети и подростки прививаются добровольно, но для «дополнительной гарантии добровольности» они должны предоставить врачам письменное согласие одного из родителей или другого законного представителя. При этом существует федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» от 2011 года, согласно которому подростки от 15 до 17 лет дают добровольное информированное согласие самостоятельно. Таким образом, Минздрав фактически ужесточил правила вакцинации от коронавируса для подростков.

— Расскажите, пожалуйста, о ситуации, после которой вы приняли решение подать иск?

— Это было в понедельник: в воскресенье я записалась на вакцинацию на сайте Мос.ру. Очень обрадовалась, потому что раньше такой возможности не было. Раньше просто появлялась надпись, что до 18 лет это сделать невозможно. Наконец-то появилась, я сразу записалась, все было прекрасно, я пришла, но уже в пункте вакцинации мне говорят: «Мы вас не можем вакцинировать, должен быть родитель, который подпишет вам согласие». Я говорю: «У меня нет возможности привести сюда родителей, вот есть федеральный закон, по которому с 15 лет я могу вакцинироваться самостоятельно». Мне говорят: «Мы знаем об этом законе, но нам поступило четкое распоряжение, мы ничего с этим не можем сделать». Мне пришлось уйти. Я написала о ситуации своему другу, и он посоветовал мне сообщить об этом депутату Мосгордумы Дарье Бесединой. Я написала ее помощнику Петру Карманову, он сообщил, что это такая ситуация, когда можно подавать иск, и он готов представлять мои интересы. Ну вот мы с ним связались и оформили иск.

— Почему вы на это решились, ведь это разбирательство в перспективе может отнять много ресурсов? 

— Потому что у меня вызвала сильное раздражение эта ситуация, когда целый год не можешь вакцинироваться, хотя очень хочешь, потом ты вроде как можешь, приходишь, а оказывается, что нет, все равно не можешь. И это очень несправедливо, по моему мнению. И проблема же не только в том, что конкретно я не могу вакцинироваться. Это же вообще достаточно значительная группа людей, которым нет 18 лет и которые хотят вакцинироваться, но по каким-то причинам не могут получить согласие на прививку. Да, понятно, что не прямо большая статистически группа, но все-таки значительная. Если их родители в принципе к ним безразличны, или если они живут отдельно от родителей, или если их родители антиваксеры, ну что им делать в таком случае?

Фото из личного архива Джессики

— Расскажите про реакцию. Петр Карманов написал твит, у вас стали брать интервью…

— Петр еще написал пост в инстаграме, который разошелся еще больше. Он потом даже отключил комментарии, но, да, там были прекрасные совершенно комментарии в таком духе, что вот у Петра нет своих детей, поэтому он решил травить наших — руки прочь! А в телеграме RT, я туда не лезла, но мне скидывали комментарии, там вообще замечательно было: люди начали выяснять, существую ли я вообще, потому что меня сложно найти в социальных сетях. Они начали писать, что вот это какой-то несуществующий человек, да это наверняка проплаченная акция, да имя тут неславянское, что же она лезет в законы наши русские, скрепы наши подвергает сомнениям. Ничего, кроме умиления и смеха, у меня эти комментарии не вызвали, хотя там были и достаточно агрессивные высказывания. 

— Вы сказали, что вас тяжело найти в соцсетях, поэтому лично к вам такие комментарии не прилетали?

— Нет, лично ничего, только через Петра или еще как-то. 

— А вот что касается вашего окружения, ваших друзей, одногруппников, вы наверняка им рассказали об иске, какая была их реакция?

— Реакция была хорошая, даже несмотря на то, что публикация об иске вышла на RT, все равно они за меня порадовались, сказали, понятно, что ресурс странный, но ты делаешь правильное дело, так держать.

— Почему кстати согласились на интервью RT, если не секрет?

— Аппарат Бесединой разослал пресс-релизы, и откликнулась Екатерина Винокурова. Кто мне звонит, тому я и даю интервью. Ни одного слова моего они там не переврали.

 — А какой была реакция ваших родителей, поддерживают ли они вас, советовались ли вообще с ними относительно иска?

— Нет, я с ними не советовалась, но я им сообщила, когда иск уже был подан. Совершенно нормальная реакция, почитали тоже это интервью, сказали: «Ладно».

— Обсуждали ли вы с Петром, какие перспективы у этого иска, насколько сложно будет добиться того, чтобы эти ограничение сняли? 

— Я не знаю, насколько это сложно. Но аппарат Бесединой добивался и не такого, поэтому я верю, что у нас все получится. Я знаю, что планируется идти до победного, насколько это будет в наших силах. И я надеюсь, что эту дурацкую бумажку от Минздрава все-таки отменят, потому что это неправомерно и создает какую-то странную ситуацию, когда, с одной стороны, вроде как можно вакцинироваться, а с другой стороны — нельзя.

Вакцинация подростков в возрасте 12–17 лет началась только 31 января 2022 года — через год после старта вакцинации взрослых. Пока по всей России привились меньше 17 тысяч подростков, то есть 0,18%.

— Расскажите о себе и о том, как сформировалось ваше мнение, что вакцинироваться нужно обязательно? 

— Мне 17 лет, я учусь на первом курсе в РХТУ по специальности химическая технология неорганических веществ. Мое положительное отношение к вакцине сформировалось достаточно давно, потому что еще год назад мой отец вакцинировался и потом все мои родственники тоже поставили вакцину. А наблюдая за людьми, которые ставили вакцину, несложно заметить, что, во-первых, они реже заболевают коронавирусом, во-вторых, даже если заболевают, то впоследствии не умирают. Также у меня есть знакомые, даже моего возраста, которые переболели коронавирусом, и в последствии у них или ухудшилось здоровье, или снизились когнитивные способности. То есть им сложнее стало учиться, повысилась утомляемость. В общем было много времени, чтобы понять, что коронавирус — это такая очень неприятная штука, и болеть ею не хочется.

— Получается, вы еще ни разу не болели ковидом?

— Нет. Я как-то умудряюсь дистанцироваться, соблюдать меры предосторожности, носить маску, поэтому я еще ни разу не болела. Даже когда заболела вся моя семья, я сдала тест на антитела, и у меня их не было. 

— Слышали ли вы про побочные эффекты от вакцины, которые не регистрирует Минздрав? Не боитесь ли вы их?

— Да, я знаю, что есть побочные эффекты. У моих родственников они были, но длились не больше двух дней. В дальнейшем проблем не было. У меня есть знакомая, которая, к сожалению, из-за хронического заболевания тяжело перенесла вакцину, но со временем у нее тоже все осложнения прошли. Я знаю, что у меня могут возникнуть побочки, но я также знаю, что у меня могут возникнуть проблемы и от коронавируса. А последние ни в какое сравнение не идут с побочками от вакцины.

Сюжет
Поддержите тех, кому доверяете
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке
Только для платежей с иностранных карт
Поддержите тех, кому доверяете
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке