Силовики нашли новый метод борьбы с несогласными

Теперь случайного прохожего могут задержать несколько раз подряд, возбудить уголовку и отправить в тюрьму на 20 лет

Российские правоохранители ищут новые способы борьбы с противниками войны и путинского режима. С началом полномасштабного вторжения в Украину силовики стали чаще использовать карусельные аресты — то есть несколько административных задержаний одного человека, которые, как правило, заканчиваются суровой уголовной статьей. Необходимость в новой методике обусловлена тем, что от силовиков требуют бороться с «внутренними врагами» — планы растут, из-за чего подобных кейсов становится все больше. К тому же каждая «раскрытая госизмена» — это награда и повышение для силовика. Юристы предупреждают, что под новый механизм начинают попадать не только активисты, но и простые граждане. Карательные карусели — в материале «Холода».

Чтобы не пропускать главные материалы «Холода», подпишитесь на наш инстаграм и телеграм.

Обычно карусель начинается с административного ареста якобы за хулиганство или нецензурную брань. За это человеку грозит 10–15 суток, потом правоохранители вешают на него еще одну административку, например, за неповиновение полиции — еще 10–15 суток, и таких этапов может быть несколько — до тех пор, пока силовики не соберут материалы для более тяжелых статей. В конце карусели человек выходит после очередного административного ареста, но его снова задерживают — по свежему уголовному делу.

«Раньше следователи использовали административные задержания для облегчения своей работы. То есть пока еще не было оснований для возбуждения уголовного дела, человека “закрывали” по административке. Это использовалось, чтобы зафиксировать его в удобном для следствия месте», — рассказывает «Холоду» адвокат «Первого отдела» Евгений Смирнов.

Такие административные задержания нередко использовали при автомобильных авариях, в которых пострадали люди. «Когда приезжают сотрудники полиции, еще не всегда сразу понятно, что будет с пострадавшим. Бывает, врачи говорят, что человек в очень плохом состоянии и вот-вот умрет, — рассказывает Смирнов. — В таком случае сотрудникам полиции проще задержать виновника аварии сперва по административной статье — например, за управление транспортным средством в состоянии опьянения. А когда врачи уже сообщают информацию о здоровье пострадавшего, тогда оперативники выбирают подходящую статью уголовного кодекса, которую будут вменять человеку».

«Раньше такие аресты применялись по отношению к тем людям, которые действительно, по мнению оперативников, совершили преступление. Во время административного задержания следователи собирали доказательную базу. Метод использовали против обвиняемых в насильственных преступлениях, грабеже или по наркотическим статьям», — рассказывает «Холоду» адвокат по уголовным делам Калой Ахильгов. 

Однако теперь такие аресты стали применять против людей, которые выражают свою антивоенную или антиправительственную позицию.

В конце апреля 2023 года жителя Москвы Александра Крайчика сняли с рейса в Стамбул. Его обвинили в том, что он якобы ругался матом и размахивал руками, и арестовали на пять суток по статье о мелком хулиганстве. 2 мая, когда Крайчик должен был выйти из спецприемника, его задержали и арестовали второй раз, теперь на 15 суток. Силовики утверждали в суде, что Крайчик якобы мешал выявлению и пресечению преступления по статье о госизмене (имеется в виду, что Крайчик совершил государственную измену и сам же мешал ее выявлению). После того как Крайчик отбыл второй административный срок, его арестовывали еще трижды. 

11 июля Александра Крайчика обвинили в в государственной измене в виде финансирования ВСУ. По заявлению ФСБ, Крайчик якобы переводил деньги в пользу Вооруженных сил Украины для покупки беспилотников, тепловизоров или другой амуниции.

В то же время, пока Александра Крайчика обвиняли в уголовном деле, в московском аэропорту «Внуково» задержали 33-летнего петербуржца Вячеслава Лутора. По словам правоохранителей, он «выражался нецензурной бранью, громко кричал и размахивал руками» в аэропорту — за это 11 июля Лутора отправили под административный арест, суд признал его виновным в мелком хулиганстве. 14 июля Лутора арестовали второй раз, теперь на 15 суток, якобы из-за неповиновения сотруднику полиции.

29 июля, когда у Вячеслава Лутора должно было закончиться второе административное задержание, ему предъявили обвинение уже по уголовному делу. В тот же день Лефортовский суд Москвы арестовал Лутора по делу о госизмене и участии в террористической организации и отправил в СИЗО.

Для чего применяют карусельные аресты?

«Карусельные аресты — это скорее журналистский термин. С правовой точки зрения лучше называть такие аресты последовательными, идущими цепочкой один за другим», — поясняет Калой Ахильгов. Этот инструмент правоохранители используют для достижения разных целей. Во второй половине 2010-х годов карусельными арестами стали пользоваться не против людей, подозреваемых в совершении уголовного преступления, как раньше, а чтобы нейтрализовать политиков и активистов во время знаковых событий или протестов.

Силовики нашли новый метод борьбы с несогласными
Илья Яшин в суде по апелляции решения о неподчинении полиции, 29 июня 2022 года. Фото: Александр Земляниченко / AP Photo / Scanpix

Так, в 2018 году оппозиционного политика Алексея Навального арестовывали дважды, вынудив его отсидеть в спецприемнике 50 суток подряд. Тогда Навального «наказывали» административными арестами за призывы к протестам против повышения пенсионного возраста.
В 2019 году оппозиционного политика Илью Яшина арестовывали пять раз подряд, полтора месяца не выпуская из спецприемника. Тем летом в Москве разворачивалась предвыборная кампания кандидатов в Мосгордуму. В столице неоднократно устраивали шествия и митинги против незаконного снятия независимых кандидатов с выборов, и, чтобы обезглавить протест, карусельные аресты применялись против лидеров оппозиции. Таким же образом летом 2019-го несколько раз подряд задерживали незарегистрированных кандидатов в Мосгордуму Константина Янкаускаса, Дмитрия Гудкова, Юлию Галямину.

Летом 2021 года несколько раз подряд задерживали участниц Pussy Riot Марию Алехину, Риту Флорес и Веронику Никульшину. Власти якобы старались предотвратить акцию, которую готовили активистки.

Глава «Первого отдела» Дмитрий Заир-Бек в одном из видео объяснял, что карусельные аресты также используются российскими правоохранительными органами против мигрантов. «Полицейские проверяют документы у мигрантов из Центральной Азии, после чего их часто задерживают, якобы за курение в неположенном месте или за хулиганство — тогда человек получает административный арест. На выходе из спецприемника составляют новый протокол и дают новый арест. А после мигранта уже ждет депортация из России», — рассказывал Заир-Бек.

Сейчас, как отмечают правозащитники, карусельные аресты все чаще применяются в политических делах — теперь уже не только против кого-то известного, но и против рядовых граждан. «Карусельные административные аресты сейчас могут применяться перед любым уголовным делом, но чаще всего они используются по “антивоенным” статьям: “дискредитация” российской армии, распространение “фейков”, экстремистские статьи, госизмена», — рассказывает адвокат «Первого отдела» Евгений Смирнов. Согласен с мнением Смирнова и Калой Ахильгов, добавляя: «Все так называемые СВО-шные статьи очень интересны для правоохранителей, потому что закрытые дела очень хорошо потом ложатся в статистику и становятся поводом для наград и продвижения по службе». 

Ахильгов отмечает, что сейчас могут задерживать по пять-семь раз подряд, и называет это порочной практикой. «К административкам принято относиться не так серьезно, как к уголовному преследованию, хотя это такое же ограничение свободы, мало отличающееся от помещения в СИЗО», — говорит Ахильгов. Глава «Первого отдела» Дмитрий Заир-Бек подытоживает: «Применения у карусельных арестов много, но цель у них у всех одна — обойти закон».

Новый тренд — спонтанные уголовки

«Холод» нашел информацию как минимум о 10 случаях карусельного административного задержания в России за последнее время. Помимо Александра Крайчика, которого в итоге обвинили в переводе денег в пользу ВСУ, и Дмитрия Лутора, обвиняемого в госизмене и участии в террористической деятельности, несколько раз подряд задерживали еще восемь человек.

Первый громкий случай карусельных арестов перед заведением уголовки случился осенью 2022 года. На пограничном переходе «Верхний Ларс» между Россией и Грузией в конце октября задержали 21-летнего Савелия Фролова. Он пытался выехать из России из-за объявленной мобилизации. Ему трижды вменяли административные нарушения (дважды из-за «мелкого хулиганства» и один раз из-за «неповиновения требованиям пограничников»). А 2 декабря возбудили против него уголовное дело по государственной измене.

Силовики нашли новый метод борьбы с несогласными
Савелий Фролов перед задержанием около погранперехода Верхний Ларс. Фото: father_javeliy / Instagram

На том же погранпереходе в начале декабря задержали 24-летнюю гражданку Украины, уроженку Крыма Ление Умерову. Она ехала из Украины к своему больному отцу. С начала декабря до середины марта Умерову держали в Центре временного содержания иностранных граждан, несколько раз подряд продлевая ее пребывание там. А с середины марта четырежды предъявляли «неповиновение полиции» и задерживали каждый раз на 15 суток. После пятимесячного задержания 5 мая Ление Умерову перевезли из Владикавказа в Москву, а на следующий день отправили в СИЗО как подозреваемую по делу о «шпионаже».

Подобные карусельные задержания нужны правоохранителям, не только чтобы зафиксировать человека и в это время собирать фактуру для обвинения, но и для утверждения конкретного уголовного дела у начальства. «Нужно осмотреть телефон, составить протокол осмотра телефона, в некоторых случаях запросить лингвистическую экспертизу и дождаться ее результатов, провести опрос этого человека, составить протокол опроса, отправить материалы в Москву и дождаться ответа начальства. Это долгая бюрократическая работа», — рассказывает адвокат Евгений Смирнов.

Раньше в госизмене или шпионаже обвиняли тех людей, за которыми велась предварительная слежка. Как правило, материалы месяцами, а иногда и годами собирались перед тем, как человека задерживали и обвиняли в измене родине. Например, так было с журналистом Иваном Сафроновым или с ученым Валерием Голубкиным. Сейчас же, по словам Смирнова, возбуждение уголовных дел нередко происходит спонтанно.

«Очень многое изменилось за последние два года. Из страны стало уезжать большое количество людей. А когда человек, несогласный с российской властью, уехал, то правоохранители уже ничего не могут с ним сделать. Поэтому стали использовать такие превентивные карусельные аресты, чтобы не позволить человеку покинуть страну, — рассказывает адвокат Калой Ахильгов. — И плюс, когда человек отбывает административное наказание в спецприемнике, с ним, как говорят силовики, проще “работать”». Имеется в виду, что на человека, который уже находится в заключении, можно оказывать давление — физическое или психологическое, — заставляя его признаться в преступлении.

«По каждой категории дел руководство спускает так называемые целевые показатели — количество уголовных дел, которые нужно ”закрыть” до конца года, — рассказывает Евгений Смирнов. — Если в отдельных регионах случаются какие-то взрывы или диверсии, от силовиков требуют искать “диверсантов”. Если население не поддерживает власть, то силовики должны ловить “госизменников” и “экстремистов”. Раз идет война, значит, нужно показывать, что, помимо внешних врагов, у России есть и внутренние и она с ними успешно борется».

Перед каждым силовым ведомством, по словам Смирнова, стоят свои задачи. Какими-то уголовными делами занимается полиция, какими-то — Следственный комитет, какими-то — Федеральная служба безопасности. Каждое из ведомств выполняет целевые показатели как умеет. 

Силовики нашли новый метод борьбы с несогласными
Тимофей Руденко получивший восемь административок, к которому по его словам было применено насилие со стороны силовиков.

Угрожают и пытают

Летом 2023 года бывшего военного психолога Тимофея Руденко обвинили в призывах к терроризму и отправили в СИЗО. Руденко — рекордсмен по карусельным задержаниям: перед обвинением по уголовному делу он получил восемь административок, во время которых, как он рассказывал СМИ, силовики использовали электрошокер, неоднократно избивали его и заставляли признаться в преступлении, которого он не совершал.

Самым резонансным стал случай, когда карусельные административные аресты применяли по отношению к 40-летнему жителю Ростова-на-Дону Анатолию Березикову. В середине июня 2023 года, во время третьего подряд ареста за «неповиновение сотрудникам полиции» и «использование нецензурной брани», Березиков скончался прямо в спецприемнике. Силовики утверждают, что тот совершил самоубийство, однако адвокаты и родственники ростовчанина считают, что он умер в результате истязаний.

Перед тем как Березикова арестовали в третий раз, его адвокат Ирина Гак смогла поговорить со своим доверителем. «Он был бледен и крайне напуган. У него были абсолютно ватные руки, у него практически не шевелились пальцы, он даже не смог написать заявление [о пытках]», — заверяла Гак. Березиков успел рассказать ей, что силовики отвезли его за город и пытали там электрошокером. Ирина Гак сделала фотографию спины Березикова: на ней было отчетливо видно множество красных точек, похожих на следы от электрошокера. Березиков также высказал своей защитнице опасения, что “исчезнет и не доживет до выхода из спецприемника 15 июня”». К сожалению, так и произошло. За сутки до окончания административного ареста Березиков умер.

«Несмотря на отдельные случаи, силовики в некоторой степени ограничены в использовании физического давления, потому что его можно зафиксировать. И дальше это уже работа адвоката — сделать так, чтобы физические пытки стали проблемой для правоохранителей, — рассказывает Калой Ахильгов. — Поэтому чаще используется именно психологическое давление. Впервые оказавшись в уязвимой ситуации перед силовиками, люди не выдерживают нажима и идут на сделку со следствием, чего делать не стоит».

В качестве примера психологического давления Ахильгов описывает ситуации, когда задержанного уверяют, что в соседней комнате находится его знакомый, который якобы прямо сейчас дает против него показания. «Дальше силовики говорят: “Либо он даст показания первым против тебя, и тогда тебя посадят, либо ты против него — тогда мы тебя отпустим”», — рассказывает Ахильгов.

Силовики также могут угрожать тем, что навредят родителям, партнерам или детям задержанного, говорит Ахильгов: «Они изучают личность и пытаются понять слабые места человека. Когда человек плохо знает свои права и законы в принципе, на него очень легко надавить. В стрессовой ситуации ему может показаться, что для минимизации потерь и чтобы никому другому не навредили лучше взять всю вину на себя».

Однако признаваться в преступлениях, которые человек не совершал, адвокаты не рекомендуют.

Но иногда отпускают

И все же не все карусельные административные задержания заканчиваются уголовным преследованием. В конце июля в московском аэропорту задержали и арестовали на 15 суток уличного художника Philippenzo — Филиппа Козлова (автора работ «Изроссирование» и «Цинк наш»). После выхода из спецприемника художника сразу же отправили еще на 15 суток. Однако, вопреки общей тенденции, через месяц Philippenzo был освобожден и смог уехать из России.

В прошлом году под карусельные аресты попадал 72-летний политик Леонид Гозман. Отсидев два срока подряд по 15 суток по обвинению в «публичном отождествлении СССР и нацистской Германии», он также смог уехать из страны. Похожим образом силовики позволили уехать из России театральному режиссеру Всеволоду Лисовскому после двух подряд административных задержаний, по 15 суток каждое.

«Не редкость, когда людей после карусельных арестов все же отпускают, — говорит Евгений Смирнов. — Просто далеко не все такие дела становятся публичными. Универсального совета по тому, как адвокатам защищать людей, нет, так как каждое дело уникально. Но все же возможность помогать задержанным у адвокатов остается и сегодня». Чтобы обезопасить себя перед российскими правоохранителями, важно соблюдать правила гигиены и информационной безопасности, говорит Смирнов.

Рекомендации от адвокатов Евгения Смирнова и Калоя Ахильгова: 
– избегать случаев, в которых любой представитель российской власти получил бы в свои руки вашу технику;
– чистить переписку и подписки на информационные каналы (чтобы правоохранители не увидели у вас подписки на «нежелательные организации» или не увидели в ваших сообщениях каких-либо призывов); 
– лучше всего иметь два телефона: один для путешествий или внешнего контакта с миром, второй — для того, чтобы получать информацию и общаться с друзьями и родными, которые живут за границей;
– в некоторых случаях, когда риск преследования за позицию реален, лучше уехать из страны.

Фото на обложке
Кирилл Кудрявцев / AFP / Scanpix
Поддержите тех, кому доверяете
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке.
Поддержите «Холод» сегодня, чтобы завтра стало теплее
Нас не остановили ни репрессивные законы, ни блокировка сайта. Мы продолжаем говорить о том, что важно прямо сейчас. Команда «Холода» работает, чтобы у всех, кто не видит просвета, появилась надежда.
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке.
Поддержите тех, кому доверяете