Женщины-заключенные рассказали о насилии и пытках

Заключенные двух женских колоний №11 и №40, расположенных на юге Иркутской области, массово пожаловались на пытки со стороны сотрудников ФСИН. Они рассказали правозащитникам об избиениях и беспричинных выдворениях в ШИЗО. Кроме того, заключенных заставляют писать доносы на себя и сокамерниц, а также сознаваться в преступлениях, которые они не совершали. Об этом пишет «Сибирь.Реалии». 

«Их заставляют оговаривать себя, писать на себя докладные за совершение нарушений, которых они не совершали. Как результат их помещают в ШИЗО. Перед этим бьют, а после, за время в штрафном изоляторе, побои "подживают" и уже не так опасно выводить пострадавших к медикам или адвокатам», — рассказал изданию правозащитник Алексей (имя изменено).

В случае отказа написать донос или выполнять «иные поручения» заключенных, по их же словам, избивают. Бывшая заключенная ИК-40 Анна, освободившаяся в декабре 2022 года, рассказала, что сотрудники ФСИН заставляют «выуживать у сокамерниц» признания в каком-либо нераскрытом преступлении.  

«Так повышают раскрываемость за счет угроз и запугивания. Не согласишься — двое здоровых лбов кинут в стену, как меня как-то раз. Потом подопнут пару раз в живот — для женщины в 60 килограмм это, сами представляете, разрыв внутренних органов и несколько недель в лежку, если не смерть вообще. Я несколько раз писала жалобы в прокуратуру и ФСИН области на то, что нам не дают свидания, заменяя их на звонки, потом звонки стали разрешать не всем. Делали все, чтобы скрыть пытки, и чтобы мы не смогли на них пожаловаться», — рассказала она. 

Некоторые заключенные, по словам Анны, «велись на угрозы» и выполняли все поручения: «"Сдавали" других девочек, а по сути, клеветали на них, соглашались сами себя оговорить, чтобы "повысить раскрываемость", оказывать сексуальные услуги и многое другое».

Анна также рассказала, что в 2022 году «отлеживалась» больше недели избиения замначальником ИК-40 и двумя его подчиненными. При этом ее держали в ШИЗО и не отвели в лазарет. 

Правозащитники говорят, что поймать руководство этих колоний очень сложно, так как заключенных, которые пишут жалобы на побои сразу сажают в ШИЗО. 

«Приезжаешь – жаловавшихся женщин уже по ШИЗО растолкали и на встречу с ними у адвоката права нет. Плюс в местном ФСИН очень много кланов работает», — говорит правозащитник Алексей. 

Он рассказал, что в начале июня 21-летняя осужденная ИК-40 Полина Пелепенко из-за систематических побоев нанесла себе увечья. 

«Девочка протестовала против того, что регулярно бьют и ее, и ее сокамерниц. Полину на следующий день закрыли в ШИЗО, прямо со вскрытыми венами. При этом сотрудники колонии продолжают оказывать на Полину давление, добиваясь, чтобы в случае проверки та молчала и не подтверждала избиения и пытки», — добавил Алексей.

По словам правозащитника, заключенным этих колоний незаконно запрещают переписку и не дают написать заявления на перевод в колонию-поселение или условно-досрочное освобождение. Кроме того, у них отбирают половину зарплаты. 

«Мы же для них скот, на котором можно заработать (они оформляли нам зарплату в 400 рублей/час, а выдавали 200 рублей за час, остальное – себе): чем больше "скота", тем им лучше», — рассказала освободившаяся весной 2024 года бывшая заключенная ИК-40 Ирина (имя изменено). 

По словам другой заключенной, с которой поговорило издание, многие женщины теряли сознание из-за жары в швейном цехе, а зимой — отмораживали ноги, так как администрации колонии экономит на отоплении. 

В пресс-службе ФСИН по Иркутской области отказались от комментариев. На письменный запрос «Сибирь.Реалии» там также не ответили. 

Чтобы получать главные новости быстрее, подпишитесь на наш телеграм и твиттер.

Поддержите тех, кому доверяете
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке.