В России завершилась мобилизация. Или нет?

Так говорят власти, но людям продолжают приходить повестки. Вот что нужно знать

Министр обороны Сергей Шойгу, официальный представитель Министерства обороны Игорь Конашенков, а вслед за ними и Владимир Путин заявили о том, что «частичная» мобилизация в России завершена. Тем не менее соответствующий указ президент не подписал (и, судя по заявлениям, не собирается). Правозащитники говорят, что возвращаться в Россию, сбежавшим от призыва, пока рано. «Холод» рассказывает, что нужно знать об «окончании мобилизации».

Чтобы не пропускать главные материалы «Холода», подпишитесь на наш инстаграм и телеграм.

Российские власти заявляют, что мобилизация завершена

Министр обороны Сергей Шойгу 28 октября на встрече с Владимиром Путиным заявил, что установленное задание — мобилизовать 300 тысяч человек — выполнено, а дополнительных не планируется. Через несколько дней после этого, 31 октября, выступил официальный представитель российского Министерства обороны Игорь Конашенков и сообщил, что командующим войсками до 1 ноября «направлены указания... доложить о завершении мероприятий частичной мобилизации». 
Конашенков также сообщил, что подготовка и вручение повесток прекращаются. «Всему личному составу военных комиссариатов, задействованному для обеспечения частичной мобилизации, предписано вернуться с 31 октября сего года к выполнению своих обязанностей в штатном режиме», — заявил он. В дальнейшем, как сказал Конашенков, российские войска будут пополняться только за счет добровольцев и контрактников.

В некоторых российских городах тем не менее продолжают рассылать повестки и мобилизовывать мужчин

Несмотря на заявления властей, 28 октября в Ивановской области повестку получил 24-летний мужчина — и его забрали в воинскую часть. При этом у него была бронь с работы и хронические заболевания. Повестки продолжили рассылать 28, 29 и 31 октября (уже после заявления Шойгу) в разных районах Санкт-Петербурга — об этом сообщила «Бумага». Русская служба Би-би-си также рассказала, что после заявления Шойгу повестки получили жители Санкт-Петербурга, Иркутска, Хабаровска. 

В отдельных регионах губернаторы или военкомы говорят, что рассылки повесток происходят не для мобилизации, а для «уточнения данных». Например, такое заявление сделал губернатор Курской области Роман Старовойт и военком Пензенской области Андрей Сурков

Тюменские журналисты позвонили на горячую линию Минобороны, где им ответили: «Пока еще указа президента не было о завершении частичной мобилизации. Поэтому до тех пор, пока документ не подписан, в Тюменской области и других регионах продолжается призыв. Если вам пришла повестка, нужно, как и ранее, явиться в военкомат». 

Путин не подписал указ о завершении мобилизации

В четвертом пункте указа о мобилизации говорится, что срок службы тех, кто уже призван, будет продолжаться «до окончания периода частичной мобилизации». Указ о завершении мобилизации подписан не был — то есть время службы продлевается автоматически.

Путин, отвечая на вопрос журналиста во время пресс-конференции 31 октября, сказал, что он не задумывался о необходимости отдельного указа и пообещал поговорить на этот счет с юристами. На следующий день пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявил, что никакого отдельного указа для завершения мобилизации не нужно: к такому выводу якобы пришли юристы, с которыми советовался Путин. О том, что никакие дополнительные документы не нужны, также заявил глава комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и госстроительству Андрей Клишас. 

Правозащитники уверены, что верить словам о завершении мобилизации нельзя

Юрист и глава правозащитного проекта «Агора» Павел Чиков пишет о том, что в отличие от военного положения, которое по закону вводит и отменяет президент, окончание мобилизации ничем не предусмотрено. Без указа о завершении мобилизации неизвестно, на какое время мобилизованные сотни тысяч военнослужащих отправлены в войска: на три, шесть, девять или 12 месяцев. 

Чиков делает акцент на том, что министр обороны приказ об окончании мобилизации издать не может: это компетенция президента. При этом министр обороны может приказать подчиненным ему военным комиссарам прекратить мобилизационные мероприятия, а потом возобновить, если потребуется. 

«Сроки мобилизации не прописаны, количество подлежащих мобилизации засекречено, окончание мобилизации юридически не закреплено, — комментирует ситуацию Евгений Смирнов, адвокат сообщества правозащитников “Первый отдел”. Все, чем предлагают руководствоваться нам власти, — их интервью и статьи в газетах. <...> К сожалению, никакие вырезки из газет и цитаты президента не спасут в военкомате или суде»

Сообщество адвокатов и правозащитников «Первый отдел» пишет: «Если вы или ваши близкие приняли решение уехать из страны после начала мобилизационных мероприятий и сейчас есть идея вернуться — пожалуйста, не принимайте поспешных решений. У вас есть время понаблюдать. Пока указ об окончании мобилизации не подписан и не опубликован (и даже после публикации!), верить на слово людям, которые никогда не называют вещи своими именами, точно нельзя. У них и война — спецоперация, и взрыв — хлопок».

Мобилизация правда завершена?

По заявлению министра обороны Сергея Шойгу, к 28 октября было мобилизовано 300 тысяч человек. «218 тысяч находятся на полигонах, где проходят подготовку и боевое слаживание. 82 тысячи человек находятся в районах проведения “специальной военной операции”. Из этих 82 тысяч 41 тысяча действует в составе подразделений», — доложил президенту Шойгу. 

Дать независимую оценку числу мобилизованных сложно, говорит «Холоду» Кирилл Михайлов, исследователь проекта Conflict Intelligence Team. «В Кремле есть информация от губернаторов, военкоматов о числе мобилизованных по стране, но нет никакого ресурса, чтобы проверить, насколько эта информация соответствует действительности, — объясняет Михайлов. — Численность российский армии всегда было трудно считать: реальная цифра никогда не соответствовала озвученной. А в таком бардаке оценить количество мобилизованных и вовсе невозможно».

«Медиазона» на основе анализа числа свадеб оценила количество мобилизованных в 492 тысячи человек. Многие мужчины, получившие повестку, решили узаконить свои отношения: показав повестку они могли расписаться не через месяц, а в день обращения. Посчитав число свадеб мобилизованных и количество живущих вне брака пар в регионе, «Медиазона» сделала вывод о количестве призванных мужчин по всей стране.

С 1 ноября начался осенний призыв на срочную службу. Все военкоматы, вся инфраструктура, которая была отдана под мобилизацию, сейчас переключилась на солдат-срочников. Михайлов считает, что по завершении осеннего призыва может начаться «вторая волна» мобилизации.

Итоги «первой волны»: тысячи уехавших из страны, мобилизованные с бронью и погибшие, которые не успели доехать до линии фронта

По оценкам собеседников издания Forbes из Администрации президента, за две недели с начала мобилизации из России уехало 600-700 тысяч человек. Сколько из пересекших границу россиян поехало в отпуск, а сколько спасалось от мобилизации — оценить невозможно. При этом на сухопутных границах после 21 сентября выстраивались многодневные пробки из машин и пешеходов, которые хотели срочно покинуть страну.

Путин обещал, что призывать в рамках мобилизации будут только граждан с боевым опытом или прошедших военную службу. Но на деле повестки в рамках мобилизации приходили всем подряд. Например, известны случаи, когда в Волгоградской области мобилизовали 63-летнего мужчину с диабетом и ишемией головного мозга; в Тюменской области на военный полигон отправили мужчину с серьезной травмой — во время учений у него отнялась нога. А в Москве мобилизовали 22-летнего мужчину с больной спиной, который не может долго стоять, сидеть и поднимать тяжести. 

Некоторым мобилизованным, чтобы побыстрее отправить их на фронт, меняли военно-учетную специальность: так «монтера путевых работ» в Тюмени перепрофилировали в «сапера», «оператор-разведчик» из Санкт-Петербурга стал «стрелком», а «механику», «кабельщику» и «музыканту» из Москвы заменили специальности на «стрелков». 

В Башкирии мобилизовали единственного на два города и полмиллиона жителей детского нейрохирурга. Медбрата из Москвы вместо военного госпиталя отправили на фронт, несмотря на то что у него пятеро детей. Зачастую от мобилизации не спасала и бронь с мест работы: военкоматы просто игнорировали эти документы и забирали мужчин для участия в военных действиях. 

Спустя чуть больше месяца после начала мобилизации погибли как минимум 100 человек, причем каждый пятый — не на фронте, а во время подготовки. Многие из них оказались в зоне боевых действий практически без подготовки. 

Поступало много жалоб на бытовые условия для мобилизованных. Например, мобилизованный из Химок рассказал, что их оставили ночевать на несколько суток под открытым небом в лесу и не кормили. От мобилизованных из Свердловской области поступили жалобы на вшей из-за нехватки мест для мытья. А жители Вологды жаловались на наличие клопов и тараканов в общежитии для мобилизованных. 

Родственникам пришлось покупать и отправлять посылками или отвозить самостоятельно своим родным практически все необходимое: от трусов и носков до спальных мешков и бронежилетов. Стало известно даже о том, что некоторые жены и матери мобилизованных были вынуждены брать кредиты для покупки амуниции своим мужьям и сыновьям. 

СМИ сообщили, что единороссы хотят ужесточить наказание за уклонение от мобилизации

Первого ноября в СМИ появилась новость о том, что «депутаты и сенаторы от “Единой России” внесут в нижнюю палату парламента поправки в УК, подразумевающие наказание для уклонистов от мобилизации в виде штрафа до 500 тысяч рублей или лишение свободы на срок до пяти лет». Таким образом депутаты якобы планировали устранить «дыру» в действующем законодательстве, по которому за неявку в военкомат грозит только административный штраф до трех тысяч рублей. Первой об этом, с ссылкой на анонимные источники и одного из депутатов, сообщила подконтрольная государству газета «Известия», но информация не подтвердилась.

Вечером того же дня Андрей Картаполов, глава думского комитета по обороне, и Василий Пискарев, председатель комитета по безопасности, сказали, что никакой новой ответственности за уклонение от военной службы в период мобилизации не будет. При этом они признали, что такая инициатива рассматривалась в конце сентября, а теперь инициатива «утратила актуальность» из-за завершения мобилизации.

Начался призыв срочников, и их, возможно, тоже планируют отправить на фронт

С 1 ноября начался осенний призыв на срочную службу. В этом году его впервые сдвинули на месяц — с 1 октября на 1 ноября. Согласно указу президента, до конца декабря призвать должны 120 тысяч человек в возрасте от 18 до 27 лет. 

Министерство обороны уверяет, что «призывная кампания никак не связана» с военными действиями в Украине. «Граждане, призванные на военную службу, не будут направляться для ее прохождения в воинские части на территории Донецкой и Луганской народных республик, Запорожской и Херсонской областей, а также не будут привлекаться к участию в “специальной военной операции” на Украине», — говорит начальник главного организационно-мобилизационного управления Генштаба Евгений Бурдинский. 

Тем не менее Американский Институт изучения войны (ISW) пишет, что, с его точки зрения, срочники будут отправлены войну в апреле или марте 2023 года, а может быть, и раньше, «если понадобится реагировать на перемены на полях сражений».

«Вторая волна», вероятно, начнется после осеннего призыва

«Вторая волна» мобилизации начнется зимой, считает исследователь проекта Conflict Intelligence Team Кирилл Михайлов. «[Она] будет нужна для того, чтобы компенсировать потери из числа мобилизованных в сентябре и октябре. Может быть, она пройдет в меньших масштабах, если власти захотят поддерживать армию в таком же численном составе», — говорил Михайлов. 

Мобилизация, по словам Михайлова, в первую очередь нужна, чтобы «заткнуть дыры на фронте», но не менее важный момент — обеспечение ротации. «Человек не может воевать бесконечно. Считается, что, находясь в зоне боевых действий три или четыре месяца, воинская часть становится не боеспособной. При этом многие россияне не выходили с фронта с 24 февраля, — говорит исследователь проекта Conflict Intelligence Team. — Когда на людей, которые воюют восемь месяцев подряд, наступают отдохнувшие украинские бригады, этот фактор играет достаточно важную роль». 
Правозащитник Павел Чиков пишет, что, пока нет указа президента о завершении мобилизации, Минобороны может спустить в регионы новые планы [о количестве граждан, которых необходимо мобилизовать], и активные действия по призыву могут возобновиться в любой момент.

Фото на обложке
Александр Коряков / Коммерсантъ
Поддержите тех, кому доверяете
«Холод» — свободное СМИ без цензуры.
Мы работаем благодаря вашей поддержке.
Для платежей с иностранных карт
Поддержать
Владельцы российских карт могут поддержать нас здесь.
Поддержите тех, кому доверяете
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке.
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке.