Мобилизованные россияне уже умирают на войне. Туда их отправляют без подготовки

«Холод» рассказывает, что известно о погибших

Мобилизацию в России объявили всего месяц назад — но родственникам призванных уже приходят похоронки. Как минимум 14 мобилизованных погибли на войне за это время, по данным властей и СМИ, подсчитал «Холод». В зону боевых действий их отправляют фактически без подготовки.

Чтобы не пропускать главные материалы «Холода», подпишитесь на наш инстаграм и телеграм.

26 сентября около школы №9 города Минусинска Красноярского края собралась толпа: провожали мобилизованных на фронт. Перед мужчинами, одетыми в камуфляж, с рюкзаками и пенками за спиной, и женщинами с детьми на руках выступали городские политики.

«Помните, что вы защищаете не только жителей Донбасса, сегодня вы защищаете Минусинск, свои родные дома», — сказала мобилизованным глава местного Совета депутатов Лариса Чумаченко, прежде чем их посадили в автобус и увезли. Власти Минусинска говорили, что мобилизованных отправят на фронт не сразу: сперва они поедут в Омск на боевое слаживание — обучение солдат совместным действиям. Продлилось это боевое слаживание недолго. 

Уже спустя полторы недели четверо из них погибли на войне.

27-летний Игорь Пучков погиб 5 октября. По словам его снохи Светланы Пучковой, в зону боевых действий его отправили уже 2 октября — спустя неделю после мобилизации. По данным минусинского издания «Взгляд Инфо», у Пучкова осталось двое сыновей-дошкольников.

Самым младшим из погибших минусинцев был 23-летний Александр Помигалов. Он всего два года как вернулся со срочной службы, а перед этим успел закончить техникум. 

У 35-летнего строителя Александра Парилова, по данным «Взгляд Инфо», осталось двое детей. У 40-летнего пенсионера ФСИН Ивана Пухова из поселка Зеленый Бор под Минусинском — сын. Все они погибли 5–7 октября.

«По телевизору болтают одно, а у них же, по сути дела, никакой даже подготовки не было»

14 октября во время пресс-конференции журналист «Аргументов и фактов» спросил президента России Владимира Путина, как получается, что мобилизованные оказываются на войне спустя очень короткое время после того, как их призывают. 

Владимир Путин ответил: подготовка есть, но длится она несколько суток, и «по минимальным значениям» между мобилизацией и отправкой на фронт пройти может всего 10 дней. Сперва, по словам президента, мужчины проходят подготовку в «формировательных частях» — там они проводят от пяти до 10 дней, а затем их отправляют в боевую часть — на 5–15 дней. После этого мужчин отправляют «непосредственно в войска, принимающие участие в боевых действиях».

В день объявления мобилизации, 21 сентября, министр обороны РФ Сергей Шойгу заявил: все, кого призовут, будут проходить военную подготовку, боевое слаживание — и только после этого их отправят «выполнять те задачи, которые им предписаны». Сколько эта подготовка будет длиться, Шойгу тогда не уточнил. Как говорилось на правительством портале «Объясняем.рф», продолжительность подготовки мобилизованных «может составлять до одного месяца».

Однако у пятерых жителей Челябинской области, о гибели которых стало известно 13 октября, судя по сообщениям их родных, не было и 10 дней перед отправкой на фронт. Одного из них, 36-летнего водителя Антона Борисова, мобилизовали 29 сентября — а уже 2 октября он позвонил отцу и сказал: «Нас завтра закидывают [на фронт]». 

Русская служба Би-би-си установила личности троих из пяти погибших челябинцев: кроме Антона Борисова, на войне убили Игоря Евсеева и Тимура Ахметшина. Их всех мобилизовали с 26 по 29 сентября, а уже 3 октября отправили под Луганск, откуда перебросили в Херсонскую область. «Мы в первый день приехали, еще ни разу не стреляли, а нас как мясо — в штурмовую группу и послали с двумя гранатометами. Я на них [гранатометах] читал инструкцию, как ими пользоваться», — так один из выживших челябинских мобилизованных рассказывал по телефону своему знакомому обстоятельства гибели своих земляков (аудиозапись этого разговора есть у Русской службы Би-би-си). 

Еще один из погибших челябинцев, 34-летний Тимур Ахметшин, в прошлом служил по контракту в Уссурийске, а в последнее время работал на заводе. Похоронку получила его жена Мария — в документе говорится, что погиб Ахметшин 8 октября, на 10-й день после мобилизации. У Тимура Ахметшина остался сын-первоклассник. Чиновники обещают похоронить солдата за бюджетный счет, но его жена уже готовится оплачивать погребение сама. «Про выплаты от государства я пока ничего не знаю, но, если честно, они мне нафиг не нужны. Я что, дам ребенку эти деньги и скажу: “На, это тебе вместо папы”?» — сказала Мария Ахметшина изданию 74.ru.

Родные погибших челябинцев шокированы тем, что мужчин отправили на фронт спустя считанные дни после призыва. «По телевизору одно показывают, болтают одно, а у них же, по сути дела, никакой даже подготовки не было. <...> Это как? Какие у нас законы-то, елки-палки?» — говорит отец Антона Борисова Владимир Васильевич.

Среди тех, чьим родственникам пришли похоронки, есть еще двое мобилизованных жителей Урала. Это 40-летний Артем Небаев из Каменска-Уральского, работник автосервиса, и 28-летний работник алюминиевого завода Евгений Бизяев из Краснотурьинска. У последнего осталась трехлетняя дочь.

Спустя ровно 10 дней после мобилизации погиб и житель деревни Заледеево в Красноярском крае — 32-летний Артем Смирнов. Вместе с ним погибли еще двое красноярцев, которые уехали в Украину вместе с мобилизованными, — но в качестве добровольцев. Жены мобилизованных из города Кодинск (это рядом с ним находится Заледеево) сейчас потеряли связь со своими мужьями и не знают, где они находятся. По словам одной из них, Любови Гладышевой, мужчин уже 4 октября перебросили в Джанкой в Крыму — хотя, когда ее муж был «в Омске на сборном пункте», его пообещали отправить на подготовку в Псков. «Как слепых щенков, кинули не пойми куда», — сказала она изданию «Сибирь.Реалии».

«Где-то в полях, в палатке и на сухпайке»

40-летнему петербургскому адвокату Андрею Никифорову принесли повестку на следующий же день после того, как в России объявили мобилизацию. 24 сентября Никифорова увезли на полигон.

Как и остальные погибшие, петербуржец Андрей Никифоров проходил крайне недолгую подготовку. В воинской части в Каменке он пробыл, по словам его сестры, три дня. Уже 2 октября звонил родным с чужого телефона откуда-то из-под Белгорода, еще спустя двое суток сообщил, что находится «где-то в полях, в палатках и на сухпайке». Через две недели после мобилизации, 7 октября, Андрей Никифоров погиб под Лисичанском. Это город на территории Луганской области Украины, который в начале июля перешел под контроль российских войск, — но в октябре на лисичанском направлении по-прежнему шли бои.

А уже 14 октября домой к родным адвоката пришли с новой повесткой. Под мобилизацию попал 44-летний муж его сестры, Юлии Никифоровой-Кузнецовой (имя ее мужа не уточняется). Юлия не работает, и ее муж содержит их семью: они растят ребенка с ДЦП. Дверь открыла мать Юлии, только недавно получившая известие о смерти сына. Повестку, которую принесли зятю, она, как пишет «Фонтанка», брать отказалась.

Большинство погибших мобилизованных, о которых известно публично, — это мужчины из небольших городов и сел. Но среди тех, кто не вернулся с войны, есть и сотрудник московской мэрии — 28-летний Алексей Мартынов. По данным замглавреда телеканала RT, Мартынова мобилизовали 23 сентября, а 10 октября он погиб — как выяснил «Холод», вероятно, в Луганске.

Власти Москвы и Подмосковья 17 октября объявили, что мобилизация в этих регионах закончена (хотя президент указа об этом не издавал — а, как замечает правозащитник и юрист Павел Чиков, остановить мобилизацию может только тот, кто ее начал). В большинстве регионов России мобилизация продолжается. Например, 30 сентября глава Бурятии Алексей Цыденов заявил, что регион выполнил план по мобилизации, однако 12 октября заместитель военного комиссара Бурятии Игopь Kибaльник сообщил о «небольшом донаборе» — и жители республики продолжили получать повестки.

Фото на обложке
Кирилл Брага / Reuters / Scanpix
Поддержите тех, кому доверяете
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке.
Смотрите эфиры «Холода»?
Станьте их спонсором!
Мы открыли сбор на запись двух июльских стрим-квизов. Ожидаются крутые гости, интересные вопросы и ламповые истории! Поддержите сбор донатом, а эфиры смотрите на нашем канале!
Смотрите эфиры «Холода»?
Станьте их спонсором!
Мы открыли сбор на запись двух июльских стрим-квизов. Ожидаются крутые гости, интересные вопросы и ламповые истории! Поддержите сбор донатом, а эфиры смотрите на нашем канале!
€755 / €1500 На запись двух выпусков
  • 0%
  • 50%
  • 100%
Поддержать  →
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке.