Зарубить достояние

Депутаты подготовили новую угрозу Байкалу. Массовые вырубки леса могут изменить озеро навсегда

Байкал рискует столкнуться с новой угрозой: власти намерены разрешить сплошные вырубки леса вокруг озера. Пока экологи бьют тревогу и предупреждают о непоправимых последствиях для местной экосистемы, лоббирующие законопроект депутаты защищают документ, утверждая, что он, наоборот, снизит экологические риски региона и повысит качество жизни. В последнем аргументе депутатов многие эксперты не сомневаются: семьи законодателей — в числе потенциальных бенефициаров спорного законопроекта. В интересантах может оказаться и олигарх Олег Дерипаска: рядом с его курортом как раз и будет разрешена вырубка. «Холод» рассказывает о перспективах Байкала.

Чтобы не пропускать главные материалы «Холода», подпишитесь на наш инстаграм и телеграм.

Судьба главного природного памятника России заставляет вспомнить о временах, когда дискуссии в Госдуме были привычным делом. Поправки в закон «Об охране озера Байкал», разрешающие сплошные рубки в центральной экологической зоне до 2030 года, пока приняли только в первом чтении, однако уже привычного для Госдумы единогласного голосования добиться не удалось: 296 депутатов — за, и 76 — против. Более того, часть из них и вовсе публично осудила закон.

Авторы документа продвигают его как «спасительный» для Байкала: сплошная вырубка лесов якобы поможет снизить риски стихийных бедствий, особенно селей. Однако закон изобилует поправками, которые касаются строительства туристических объектов и сопутствующей инфраструктуры. Центральная экологическая зона, где хотят разрешить рубки, включает в себя Байкал с островами, прилегающую водоохранную зону, а также особо охраняемые природные территории — всего 89 тысяч квадратных километров на территории Иркутской области и Бурятии.

Внутри этой зоны планируется разрешить рубить лес на 75 участках площадью свыше 762 гектаров (это 1067 футбольных полей). Авторы документа из Госдумы и Совфеда предлагают разрешить строить в этой экологической зоне дороги, очистные сооружения, коммунальные объекты, кафе, рестораны и туалеты — то есть все, что позволит привлечь туристов и извлечь прибыль.

Официально будет разрешено рубить лес для строительства, реконструкции и эксплуатации:
— объектов инженерной защиты территорий (селезащитных и иных гидротехнических сооружений);
— объектов систем коммунальной инфраструктуры;
— объектов систем коммунальной инфраструктуры, необходимых для обеспечения функционирования особой экономической зоны «Ворота Байкала»;
—  объектов временного размещения, общественного питания и бытового обслуживания для организации и осуществления передвижения посетителей, обеспечения личной гигиены посетителей, внеуличного транспорта особой экономической зоны «Ворота Байкала»;
— автомобильных дорог федерального, регионального, межмуниципального и местного значения;

Поправки объясняются необходимостью проведения реконструкции селезащитных сооружений на реках — Большая и Малая Осиновка, Солзан, Харлахта, Слюдянка, Похабиха, Утулик и Безымянная, — а также строительством некоторых дорог, в частности от Култука (южная оконечность Байкала) до Монголии и от Хужира до Харанцов (это территория особо охраняемого острова Ольхон в акватории Байкала).

Предварять массовую вырубку, согласно закону, должно комплексное экологическое обследование территории, за которое отвечает Росприроднадзор. По итогам вырубки должны проводиться компенсационные посадки деревьев и кустарников в объеме 5 к 1. Однако значительная часть депутатов не верит, что это будет сделано, а экологи, с которыми пообщался «Холод», отмечают, что восстановительные процедуры в документе прописаны слишком размыто, а заявленный норматив (5 к 1) на некоторых участках просто невыполним из-за горной местности и ландшафта.

Камбек демократии

Закон спровоцировал публичную дискуссию и даже критику со стороны многих депутатов. Некоторые из них обвиняли коллег в том, что у тех есть меркантильный интерес лоббировать документ. «Поправки к существующим законам инициировала группа сенаторов и депутатов, связанных с прибайкальскими регионами. Цель, по их словам, — улучшение жизни людей, живущих на берегах Байкала. Однако мы видим за эмоциональными выступлениями подмену истинных целей», — выступил против поправок первый заместитель председателя комитета ГД по экологии, природным ресурсам и охране окружающей среды, глава Всероссийского общества охраны природы Вячеслав Фетисов.

Риски природных бедствий Фетисов признает, однако задается вопросом, нужно ли вырубать для этого тысячи гектаров леса. Фетисов также указал, что в поправках говорится о возведении отелей и других туристических объектов вокруг Байкала и эту цель прячут за словами о «благополучии жителей прибрежных поселков».

Зарубить достояние

Зампред комитета по экологии утверждает, что никакого анализа последствий принятия документа не проводилось: ни Минприроды, ни Общественная палата, ни Совет по правам человека, ни другие общественные и научные организации своих заключений до первого чтения не успели представить. Еще один пункт закона, который не нравится Фетисову, — это возможность перевода статуса земли из одной категории в другую. «По сути, речь идет о возможности приватизации красивых мест на Байкале, но как это будет влиять на экосистему — никто не просчитывал», — сказал Фетисов.

Против законопроекта выступило и правовое управление Госдумы. Оно настаивает, что поправки «не согласуются с особым статусом озера Байкал и установленным режимом охраны Байкальской природной территории». Проведение сплошных рубок в центральной экологической зоне прямо запрещается статьей 11 закона РФ «Об охране озера Байкал», а строительство новых хозяйственных объектов — статьей 6 этого же закона.

С Фетисовым согласны член комитета Госдумы по экологии Олег Михайлов и лидер фракции «Справедливая Россия — За правду» Сергей Миронов. «Если проект принять в таком виде, мы будем последним поколением людей, которые смогут любоваться прелестями озера», — пугал Михайлов. Миронов же и вовсе требовал отозвать документ с рассмотрения нижней палатой парламента; он убежден, что законопроект — «это попытка бенефициаров хищнической эксплуатации Прибайкалья и их лоббистов нахрапом протащить закон, который способен похоронить священное озеро как достояние России и всего человечества». Называть имена «лоббистов и бенефициаров» Миронов не стал, а на запросы «Холода» пресс-служба депутата не ответила.

«Жизнь не стоит на месте»

Почти все продвигающие этот законопроект депутаты, противореча экологам, утверждают, что с помощью новых поправок заботятся о местных жителях и природе. Государственные СМИ публикуют целые материалы, оправдывающие действия Думы. Так, «Российская газета» опубликовала текст с заголовком «Нужны ли поправки в федеральный закон об охране Байкала». В тексте академик РАН, бывший член Совфеда Арнольд Тулохонов, указан как один из авторов поправок, хотя в списке авторов он не значится. «Никакого негативного влияния не будет», — кратко резюмирует всю свою позицию бывший сенатор. Он настаивает, что сплошные рубки «могут быть произведены только для обеспечения жизни людей и создания инфраструктуры».

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, комментируя поправки, переадресовал вопрос журналистов депутатам, напомнив о «непререкаемом приоритете экологической безопасности» Байкала. В Госдуме, к которой отослал Песков, в свою очередь сочли поправки полезными для местных жителей.

Представляющий в Госдуме Иркутскую область Сергей Тен утверждает, что поправки нужны для ужесточения требований к государственной экологической экспертизе по строительству, капремонту и реконструкции объектов на Байкале. Тен напомнил, что размер центральной экологической зоны Байкала (89 тысяч кв. км) вдвое превышает площадь Швейцарии, а природной территории озера — Германию или Великобританию. «Жизнь не стоит на месте», — объяснил он необходимость законопроекта.

Депутат от Бурятии Вячеслав Дамдинцурунов сказал, что жителям республики этот проект поможет решить вопросы экологической безопасности. Депутаты настаивают, что вырубки необходимы, чтобы предотвратить сход селей, которые могут смыть отходы из закрытого Байкальского целлюлозно-бумажного комбината в озеро, что будет настоящей экологической катастрофой. Глава Бурятии Алексей Цыденов оправдывает вырубки необходимостью развития экотуризма и предотвращения «тотального загрязнения» Байкала от антропогенного следа граждан, которые едут отдыхать в палатках «дикарями».

Земля для мертвых

Помимо строительства, депутаты хотят разрешить менять статус земель вокруг Байкала, чтобы использовать их для создания «военных и гражданских захоронений». Менять статус, согласно текущей версии документа, можно будет до 2025 года. Формально депутаты объясняют эту поправку проблемами местных жителей, которые из-за ограниченного пространства на кладбищах не всегда могут достойно похоронить своих родственников. Глава Бурятии Алексей Цыденов утверждает, что эта проблема не связана с войной и актуальна для местных жителей уже более 10 лет. При этом губернатор говорит о переводе земель из лесного фонда в промышленный — под гражданские кладбища, в то время как документ предполагает создание и «военных захоронений». 

Отозвать закон требовали и граждане, но депутаты отказались, пообещав «доработать» документ ко второму чтению осенью. Председатель комитета Госдумы по экологии Дмитрий Кобылкин пообещал, что законопроект не будут рассматривать далее (во втором и третьем чтениях), пока не обсудят с жителями регионов, сказав, что граждане могут присылать свои предложения на адрес eco@duma.gov.ru. Узнать о полученных письмах и реакции депутатов не удалось: на запросы «Холода» никто не ответил.

Зарубить достояние
БЦБК. Фото: Юрий Тимофеев / Flickr (CC BY-ND 2.0)

Экологи опасаются, что в «доработанной» версии документа депутаты вернутся к более ранней версии (№ 161119-8), которая была внесена в Госдуму больше года назад, но до первого чтения так и не дошла. В ней вообще не было никаких ограничений в отношении сплошных рубок леса. Член Экспертного совета по заповедному делу Михаил Крейндлин предполагает, что ко второму чтению депутаты скорее вернутся к первой версии документа, чем сократят разрешенный объем вырубок, но гораздо опаснее, по его мнению, разрешение приватизации земель вокруг Байкала, чего в текущей версии документа нет.

«В прошлом варианте законопроекта разрешалось включать любые участки в границы населенных пунктов, то есть любой участок можно было приватизировать, вырубить и застроить. В нынешнем варианте разрешения на приватизацию нет, как и санитарных рубок. Большое опасение, что как раз ко второму чтению они вернут все и расширят территорию для рубок», — сказал Крейндлин «Холоду», отметив, что, по его информации, часть депутатов хочет вернуться к предыдущей версии документа.

Кандидат биологических наук Алексей Ярошенко согласен с Крейндлиным, что правильнее рассматривать существующий законопроект в паре с предыдущей версией. Официально прошлая версия пока не отозвана — ее оставили как «запасную» на случай отсутствия возмущения и дискуссий, полагает Ярошенко. Первая версия предусматривала возможность сплошных санитарных рубок, но без перечня конкретных участков, везде, где это прямо не запрещено, например, режимами особо охраняемых природных территорий. В этом случае речь бы шла о десятках тысяч гектаров сплошной вырубки.

«Такие масштабы сплошных рубок стали бы еще большей проблемой и угрозой для Байкала. В частности, из-за резкого роста эрозии: крупномасштабные рубки — это всегда работа тяжелой техники, нарушение почвенного покрова, строительство лесозаготовительной инфраструктуры, а это неизбежно привело бы к смыву огромного количества грунта в ручьи, реки и в само озеро», — уверен Ярошенко.

Помимо роста рисков природных катаклизмов, Ярошенко прогнозирует и рост техногенных катастроф, в первую очередь пожаров. Большее количество лесозаготовительных работ привело бы к росту возгораний, которые бы привели к новым «санитарным вырубкам», что вело бы к новому росту возгораний — и это нарастало бы, как снежный ком. Ярошенко призывает также не забывать о рисках вспышек различных вредителей и болезней, загрязнения экосистемы, а также браконьерстве в отношении животных и лесов.

Небольшая территория и большие проблемы

Опрошенные «Холодом» экологи признают, что в процентном соотношении площади, на которых разрешена массовая вырубка, невелики, однако это не значит, что вырубки не затронут уникальную экосистему Байкала — скорее наоборот. «Надо учитывать, что эти 760 гектаров — горные условия. Сплошные рубки однозначно приведут к эрозии, велика вероятность размыва почвенного покрова, схода тех же селей. А вот это уже может угрожать уничтожением леса на гораздо больших площадях, даже Байкальску», — говорит Михаил Крейндлин.

Вдобавок новые поправки увеличивают возможности для застройки, которые в последние годы и так расширяются. Например, в 2020 году Госдума уже разрешала рубку леса на Байкале: тогда это было сделано для расширения Байкало-Амурской и Транссибирской магистралей. Власти отменили государственную экологическую экспертизу, хотя эксперты были против, опасаясь эрозии почв и последующего стекания в озеро глины и песка. Но закон был принят.

Ранее по закону строительство туристических объектов в центральной экологической зоне Байкала вне населенных пунктов было разрешено только в особой экономической зоне (ОЭЗ). Эту зону общей площадью 763 гектара начали активнее застраивать туристическими комплексами после того, как президент России Владимир Путин поручил разработать меры по развитию внутреннего туризма после пандемии коронавируса. Всего там планируется строительство 189 новых гостиниц, в которых смогут одновременно отдыхать до 2500 туристов.

Зарубить достояние
Фото: Sergey Dolgikh / Alamy / Vida Press

Эколог Алексей Ярошенко вспоминает пример из 2019 года, когда в Иркутской области произошло катастрофическое наводнение на реках Уда, Ия, Ока и Бирюса отчасти из-за вырубок леса и деградации лесов Восточного Саяна. Это место находится не так далеко от Байкала, и там похожие условия, поясняет эколог. Тогда даже лояльные Кремлю СМИ связывали наводнение именно с вырубками леса.

Сплошные рубки снижают водорегулирующую роль лесов, а инфраструктура рубок (волока, лесовозные дороги, лесозаготовочные базы, техника) формирует новую сеть линий стока, резко ускоряющую попадание воды в реки после сильных дождей или таяния снега. Ярошенко подчеркивает, что леса, конечно, не спасли бы от наводнения в 2019 году полностью, но они могли бы сгладить и снизить подъем воды, когда буквально каждый метр этого подъема был критически важен. В основном в районе наводнения были разрешены именно сплошные санитарные рубки — такие же предлагалось разрешить вокруг Байкала в первой версии законопроекта. Однако даже в отредактированной версии законопроекта рубки вызовут все те же проблемы, просто на меньших площадях, отмечает Ярошенко.

Эколог приводит и зарубежный опыт: он напоминает, как Китай «долго и тщательно» искал причины серии катастрофических наводнений на своих реках и возможные варианты решения проблемы. В итоге власти запретили интенсивные рубки лесов, наиболее важных с водоохранной точки зрения. В Китае меньше своего леса и больше внутренних потребностей в древесине — но, опасаясь наводнений, даже там стараются беречь горные леса, подчеркивает Ярошенко.

Однако при принятии новой версии закона проблемой могут стать не столько сами рубки, сколько то, что будет строиться на вырубленных участках, так как это может быть что угодно, вплоть до крупных туристических комплексов или жилой застройки. А это в свою очередь еще более увеличит нагрузку на экосистему озера и его окрестностей. Такое мнение высказал эколог Крейдлин. По его словам, рубки будут означать очень серьезное ослабление действующего режима центральной экологической зоны. Дополнительные линейные объекты и автодороги, железные дороги, линии электропередачи — все это можно будет разместить фактически где угодно.

Новый закон может привести к:
Резкому увеличению эрозии почвы;
Катастрофическим наводнениям;
Ослаблению центральной экологической зоны;
Смыву большого количества грунта в ручьи, реки и в Байкал;
Повышению пожарной опасности в лесах;
Новым санитарным рубкам из-за пожаров (в случае возвращения к первой версии поправок с разрешенными сплошными санитарными рубками);
Уничтожению среды обитания редких и исчезающих животных;
Вспышкам вредителей и болезней;
Разным формам загрязнения;
Браконьерству.

Ярошенко уверен, что под прикрытием заботы о жителях Госдума и власти протаскивают нормы, открывающие широкие возможности для освоения и разрушения уникальных природных территорий. Как и зампред комитета ГД по экологии Вячеслав Фетисов, эксперты сетуют на то, что нет анализа ситуации, который проводился бы вместе с экспертным сообществом. Никаких публичных дискуссий депутаты не проводили, диалога не было даже с региональными властями.

«Когда речь идет о такой уникальной ценности, как Байкал, и ближайшей части его водосборного бассейна, проблемы нужно решать точечно и очень осторожно. В противном случае какие-то проблемы нынешнего поколения жителей Байкала будут решены — но следующим достанется множество гораздо более тяжелых проблем, решить которые будет во много раз труднее. Вообще, за то, что мы делаем с природой, наши потомки регулярно будут нас вспоминать самыми недобрыми словами», — подытожил Ярошенко.

Байкальское СПА

Война дала приток инвестиций в национальный туризм — заменить популярные у россиян европейские места отдыха теперь должны внутренние, и Байкал тут один из первых. Яркий пример — трехзвездочный СПА-отель с рестораном и оздоровительным центром общей стоимостью 187,2 миллиона рублей, который планируется построить в ОЭЗ «Ворота Байкала». Подобных проектов десятки, а совокупный объем инвестиций в экономическую зону — 13 миллиардов рублей. 

Вынужденная смена фокуса на внутренний туризм сделала Байкал крайне привлекательным для инвесторов, амбиции которых упираются именно в ограничительные законы, направленные на сохранение экосистемы озера. Тем не менее даже местные власти говорят о послаблениях и расширении ОЭЗ. Одним из главных бенефициаров возможного расширения ОЭЗ и принятия нового закона может стать компания En+, связанная с Олегом Дерипаской. Именно структурам En+ принадлежит курорт «Гора Соболиная», хотя в 2018 году сообщалось, что бизнесмен избавился от туристических активов.

«Гора Соболиная», якорный проект особой экономической зоны «Ворота Байкала», занимает 74 гектара. Курорт состоит из четырех гостиниц на 315 мест, 15 горнолыжных трасс, пунктов проката и подъемников. По заявлению дирекции, курорт принимает свыше 30 тысяч туристов в месяц. Выручка курорта в 2021 году составила чуть более 300 миллионов, а в 2022-м — 365 миллионов рублей. Проблема в том, что крупнейший участок, одобренный новым законом под сплошные вырубки (553 гектара), прилегает именно к этому курорту.

Представители «En+ Туристическая инфраструктура», которая владеет курортом, отрицают эту связь и утверждают, что не претендуют на земли, отведенные законом под вырубку. В компании заверили, что предстоящие работы на территории курорта будут выполнены в соответствии с законом, а за каждое вырубленное дерево компания посадит пять. «Холод» отправил запрос администрации курорта «Гора Соболиная», однако на момент публикации текста на письмо никто не ответил.

Случайные совпадения

Заинтересованным в законопроекте может быть не только владелец курорта. Среди авторов поправок в закон «Об охране озера Байкал» — 14 депутатов Госдумы и семь членов Совета Федерации:

Последний — депутат Александр Якубовский — ярый борец с «Гринпис». Именно он требовал признать экологов из международной организации «иностранными агентами». Якубовский утверждал, что «Гринпис» ведет деятельность, направленную «против интересов нашего государства», хотя именно благодаря «Гринпис» Байкал долгое время оставался нетронутым уголком природы России, а озеро попало в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Экологи же в 1999 году пролоббировали принятие закона «Об охране озера Байкал» — того самого, который депутаты теперь пытаются изменить.

Примечательно, что Якубовский родился и вырос Иркутске, занимал должность депутата регионального заксобрания, а его отец Владимир Якубовский был мэром города (1997–2009) и сенатором от Иркутской области. «Для меня Байкал — место силы, куда я приезжаю восстановить душевное равновесие», — говорил Якубовский-младший. Здесь же Якубовский получил образование и начал бизнес, до 2018 года ему принадлежала «Байкальская строительная и девелоперская группа». С 2018 года единственным владельцем и гендиректором компании стала жена Александра Якубовского Ольга. Опрошенные «Холодом» экологи называют Якубовского одним из возможных бенефициаров поправок.

Среди других возможных выгодоприобретателей от закона могут быть депутаты Антон Красноштанов, Сергей Тен и Андрей Луговой, а также сенатор Андрей Чернышев. Красноштанов — бывший вице-мэр Иркутска и сын экс-депутата Госдумы, его матери принадлежит иркутская финансово-строительная компания (ФСК) «Домстрой».

Сергей Тен — бывший депутат заксобрания Иркутской области, экс-гендиректор ЗАО «Труд» и бывший председатель правления ООО «Группа Компаний Труд» (2008–2011). Выручка акционерного общества «Труд» в 2022 году превысила 10 миллиардов рублей, на сегодняшний день компания — один из крупнейших подрядчиков «Росавтодора» и имеет интересы в строительстве и сельском хозяйстве в регионах Сибири и Дальнего Востока. Сумма государственных и муниципальных подрядов «Труда» превышает 120 миллиардов рублей. Контролирующим акционером группы является Людмила Борисовна Тен — мать депутата, ей принадлежит почти 75% в уставном капитале компании, сын же в прошлом занимал должность члена наблюдательного совета госкомпании «Автодор».

Еще один депутат среди авторов поправок в закон — Андрей Луговой. Его супруга Ксения Луговая является совладелицей (22,5% акций) энергосбытовой организации в Иркутской области «Братские электрические сети» (ООО «БЭС»). Сам Луговой не стал голосовать за поправки, хотя является одним из авторов проекта. Наконец, сенатор Андрей Чернышев — экс-член совета директоров ГК «МЕТТЭМ» и бывший владелец иркутского застройщика «Энергопромстрой» (ЭПС) (доли сенатора перешли в пользу бывших партнеров по бизнесу). Основной вид деятельности «ЭПС» — строительство жилых и нежилых зданий.

Профессиональный лоббист

Помимо депутатов, активную работу по продвижению опасного для Байкала законопроекта проводит юрист Юлия Саенко. Опрошенные «Холодом» экологи называют ее «многолетней лоббисткой подрыва юридической защиты озера, а также заинтересованным лицом». Михаил Крейндлин назвал ее «известным лоббистом» не только этого законопроекта, но и в целом «застройки Байкала». «Она совершенно четко уже много лет защищает тех, кто незаконно получает собственность в этом регионе, земельные участки в центральной экологической зоне», — заявил он. 

Зарубить достояние
Фото: Николай Винокуров / Alamy / Vida Press

Сама Саенко в разговоре с «Холодом» все обвинения экологов отвергла и назвала их некомпетентными. «Прекрасно вижу, что некоторые “экологи”, как мне видится, дают свои комментарии, не разобравшись с тем, какой именно проект закона они критикуют. Вероятно, именно от этого столько довольно сумбурных вопросов», — заявила она.

«Холод» попросил Саенко дать юридическую экспертизу продвигаемых поправок, в частности сказать, не противоречат ли они действующим законам и кодексам, включая Конституцию России. Однако на момент выхода материала юрист своего ответа не прислала. Зато дала ссылку на свой Telegram-канал, в котором кратко рассказывалось о выездном круглом столе комитета Госдумы по вопросам собственности, земельным и имущественным отношениям «Повышение эффективности управления публичной собственностью и совершенствование земельно-правовых отношений в Байкальском регионе». Юрист утверждает, что комитет Госдумы обсудил поправки в закон с представителями регионов, однако подробностей встречи она не представила. 

В заключении правового управления Госдумы при рассмотрении закона в первом чтении говорилось, что предложенные поправки «не согласуются с особым статусом озера Байкал и установленным режимом охраны Байкальской природной территории». Проведение сплошных рубок в центральной экологической зоне прямо запрещается статьей 11 Федерального закона от 01.05.1999 №94-ФЗ «Об охране озера Байкал», а строительство новых хозяйственных объектов — статьей 6 этого же закона. 

Эколог Евгений Симонов в разговоре с «Холодом» назвал Саенко «очень специфическим юристом», самоотверженно посвятившим жизнь «ослаблению охраны Байкала». Внятной оценки масштабов негативных воздействий в поправках не прилагается, заключений независимых ученых по результатам такой оценки тоже нет. Материалов, которые можно бы было выставить на общественное обсуждение, нет, то есть заявленные в августе «обсуждения» — политический маскарад, считает Симонов.

«Поправки обеспечивают возможность вырубки и застройки тысяч гектаров лесных земель вокруг Байкала. Лишь малая часть этого детально обоснована нуждами защиты озера и населения. Все остальное либо облегчает распил бюджета, либо обслуживает крупный бизнес интересантов», — подытожил эколог. 

Член Российского социально-экологического союза Кристиан Ринчинов отмечает, что у самих туристов нет запроса на «цивилизованный отдых на пляже». «По моему мнению и мнению ряда моих коллег, это будет уничтожением уникальной рекреационной среды. В этих местах очень короткий теплый сезон; развивать здесь туризм, подобный черноморскому, просто невозможно, да и не нужно. Люди едут сюда за уникальной и нетронутой природой, а не за бетонными набережными. Но именно нетронутую природу сейчас и собираются уничтожать», — говорит он.

Перспективы законопроекта, а вместе с ним и Байкала, пока остаются туманными. Второе чтение документа запланировано на осень, конкретной даты рассмотрения пока нет. Опрошенные «Холодом» экологи ожидают, что к основному чтению документ снова поменяют в худшую сторону, то есть упростят вырубки и даже вернут приватизацию земель. Привлечь широкое внимание общественности к документу также не удалось: петиция на портале Change.org не смогла набрать даже 100 тысяч подписей. В случае правоты экологов будущие поколения могут не узнать, что такое нетронутая природа Байкала, посмотреть на которую ежегодно отправляется множество туристов.

Поддержите тех, кому доверяете
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке.
Смотрите эфиры «Холода»?
Станьте их спонсором!
Мы открыли сбор на запись двух июльских стрим-квизов. Ожидаются крутые гости, интересные вопросы и ламповые истории! Поддержите сбор донатом, а эфиры смотрите на нашем канале!
Смотрите эфиры «Холода»?
Станьте их спонсором!
Мы открыли сбор на запись двух июльских стрим-квизов. Ожидаются крутые гости, интересные вопросы и ламповые истории! Поддержите сбор донатом, а эфиры смотрите на нашем канале!
€194 / €1500 На запись двух выпусков
  • 0%
  • 50%
  • 100%
Поддержать  →
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке.