Из аптек и больниц могут пропасть многие лекарства

«Холод» изучил письмо Минздрава врачам госбольниц — в нем почти 200 препаратов: от жизненно важных лекарств до АЦЦ

В конце июля госбольницы получили документ от Минздрава, в котором были перечислены 196 наименований препаратов, которые исчезнут с российского рынка в ближайшее время. Часть из них уже пропала из аптек. Позднее Минздрав отозвал документ для «уточнения», однако его пока не последовало. «Холод» получил этот список и изучил его: в нем есть как препараты, уже вышедшие из производства, так и жизненно необходимые, до сих пор используемые в лечении самых разных заболеваний. Некоторым из них в России нет аналогов. 

Чтобы не пропускать главные материалы «Холода», подпишитесь на наш инстаграм и телеграм.

Письмо со списком лекарств, которые перестанут поставляться или производиться в России, пришел из Минздрава в подведомственные федеральные государственные бюджетные учреждения 27 июля. В преамбуле авторы рекомендовали врачам учитывать эту информацию «при назначении лекарственных препаратов пациентам, используя, в том числе, иные схемы лечения». «Холод» получил это письмо от двух источников и убедился, что оно действительно зарегистрировано в системе электронного документооборота Минздрава. 

Получив такой обширный список препаратов, многие врачи начали возмущаться и задаваться вопросами, почему речь идет о таком большом количестве лекарств, рассказывают собеседники «Холода». Минздрав вскоре после первой рассылки отправил дополнительное письмо, заявив, что позже направит «уточненную информацию». На момент публикации материала «уточнения» так и не были присланы — возможно, это связано с утечкой первого письма по профильным каналам, что могло напугать ведомство.

Многие из препаратов, которые перечислил Минздрав, уже давно потеряли регистрационное удостоверение и ушли с рынка. Например, в компании «Эвалар» рассказали «Холоду», что лекарство «Сеннаплант» (слабительное) перестало производиться больше полутора лет назад. Также в списке есть препараты, которые действительно «устарели» и для которых появились более современные и качественные аналоги.

Компания «ГлаксоСмитКляйн Трейдинг» ответила на запрос «Холода», что действительно больше не поставляет препарат «Клотримазол» (противогрибковое средство) и вакцину «Инфанрикс» (для профилактики дифтерии, столбняка, коклюша), но продолжает осуществлять поставки вакцины «Инфанрикс Гекса» (ее нет в списке Минздрава). Также представитель компании заметил, что, несмотря на то что в списке Минздрава они указаны как производитель жаропонижающего «Панадол», компания больше не является держателем его регистрационного удостоверения.

Компания «Биокад» сообщила «Холоду», что в отношении лекарственных препаратов с торговыми наименованиями Новотакс (МНН Доцетаксел) и Анастрозол (МНН Анастрозол) производство прекращено не было. 

«Производство остальных лекарственных препаратов (Ропивакаин, Флугарда, Эмтрицитабин, Телбивудин, Тенофовир, Дарунавир, Зилакомб) прекращается в силу целого ряда причин. Так, часть препаратов относится к устаревшим схемам терапии и не востребована системой здравоохранения. «Детально проанализировав складывающуюся ситуацию на фармацевтическом рынке Российской Федерации, компанией было принято решение об оптимизации имеющихся производственных мощностей и использовании их для производства лекарственных препаратов, наиболее востребованных системой здравоохранения», — говорит представитель компании «Биокад».   

Минздрав и крупнейшая фармацевтическая компания «Р-Фарм» на момент публикации не ответили на запросы «Холода».

Какие лекарства оказались в списке

Наибольшую тревогу вызывает потенциальное исчезновение антибиотиков. Так, в списке Минздрава оказался препарат «Сивекстро» — это антибиотик, который был создан семь лет назад. Помимо «Сивекстро», в списке оказались еще тринадцать антибиотиков, антибактериальных и противовирусных препаратов.

По словам врача-терапевта, специалиста по клинической фармакологии, ранее работавшего в московском медицинском центре GMS Clinic, Юрия Мещерякова, после пандемии коронавируса у людей ухудшилась резистентность, поэтому наличие новых антибиотиков очень важно: они могут помочь в ситуации, когда человеку не подходят старые препараты. Чтобы остановить сепсис, то есть отказ внутренних органов в результате инфекции, часто использовали как раз современный «Сивекстро». 

«Люди, которым требуются такие антибиотики, уже не могут поехать купить этот препарат или заказать — они чаще всего уже и не разговаривают, потому что находятся в критическом состоянии. Им нужно вколоть его здесь и сейчас, а препарата нет», — продолжает Мещеряков.

Помимо «Сивекстро», в списке оказались и другие современные антибиотики, применяющиеся в российских больницах: «Инванз» (Эртапенем) и «Кубицин» (Даптомицин). «Некоторые препараты не имеют альтернативы, потому что они недавно на рынке, и производители ни с кем своими разработками делиться не собираются: им нужно сначала отбить деньги за дорогостоящие исследования. Особенно дорого стоит исследовать именно антибиотики», — добавляет Юрий Мещеряков. По его словам, эффективного аналога для «Сивекстро» в ближайшее время тоже не появится.         

Среди 196 препаратов также оказалось много лекарств, использующихся для лечения онкологических заболеваний. Большинство из них производятся израильской компанией Teva. Несколько врачей, с которыми поговорил «Холод», обеспокоены пропажей этих препаратов, так как российские дженерики, то есть аналоги, по их мнению, уступают по качеству и имеют много побочных эффектов, а препараты Teva активно используются в больницах, где лечат пациентов с онкологией.

При этом еще в 2020 году Teva начала постепенно выводить свои препараты с российского рынка «из-за экономической нецелесообразности». «Из-за невозможности перерегистрировать предельную отпускную цену в связи с существенным повышением себестоимости производства поставки указанных лекарственных форм остаются экономически нецелесообразными для компании», — так тогда объяснила свою позицию компания. 

Онколог одной из российских частных клиник, который пожелал сохранить анонимность, рассказал «Холоду», что для всех препаратов, связанных с лечением рака, есть российские аналоги. «Мы в клинике используем многие из оригинальных препаратов, но в государственных давно заменили на отечественные дженерики. Нельзя говорить о том, что они хуже, потому что не было проведено никаких исследований, которые сравнивали бы эффективность дженериков с эффективностью оригинала», — замечает специалист.

Неврологи переживают из-за включения в список «Зептола» (противоэпилептическое лекарственное средство) и «Леводопы» (противопаркинсоническое средство, которое производитель Teva перестал поставлять еще в конце 2020 года). Проблема в том, что эффективность отечественных аналогов у этих препаратов фактически никакая, рассказывает Юрий Мещеряков, ссылаясь на своих коллег-неврологов. 

Еще один важный препарат, который использовался повсеместно — стероид «Медрол». Его вводят пациентам в случае возникновения тяжелых аллергических реакций. 

Снова пропадают препараты от муковисцидоза («Пульмозим») — врожденного заболевания, при котором в разных органах скапливается густая слизь, которая мешает дышать. Буквально месяц назад в России был зарегистрирован аналог — препарат «Тигераза». Однако один из врачей в беседе с «Холодом» заметил, что сообщество людей, столкнувшихся с этим заболеванием, уже давно заявило, что предпочитает лечение оригинальными препаратами. Он обратил внимание, что «Тигераза» — недостаточно исследованный препарат, который стоило бы изучить дополнительно, потому что пациенты жалуются на усилившееся кровохарканье при его применении.  

Лекарства
Фото: Донат Сорокин / ТАСС / Scanpix

Также в списке оказались препараты, использующиеся для комбинированной терапии ВИЧ-инфекции. Некоторые из них уже устарели и давно должны были исчезнуть с рынка — например, «Видекс». Для остальных препаратов из списка есть аналоги, которые производятся в России, говорит врач-инфекционист и координатор здоровья ЛГБТ-сообщества в Евразийской коалиции по здоровью, правам, гендерному и сексуальному многообразию Николай Лунченков. 

Но и с этими аналогами есть проблемы: разные регионы ждут поставки месяцами или просто не могут закупить препараты из-за отсутствия бюджета — в результате люди остаются без терапии. Об этом пациенты с ВИЧ активно рассказывают на сайте проекта «Перебои», где в последнее время участились сообщения о том, что лекарства выдают на более короткие сроки, чем раньше: например, на месяц, а не на три, как было до начала перебоев.

При этом в России продолжается эпидемия ВИЧ. «Ситуация просто ужасающая и будет становиться только хуже. Главная проблема эпидемии ВИЧ — это текущий режим. В нашей стране не существует профилактики ВИЧ. Более того, Россия официально не признает один из самых эффективных методов — доконтактную профилактику. А как у нас возможна профилактика ВИЧ, если ключевые группы (люди, входящие в группы риска: секс-работницы, мужчины, практикующие секс с другими мужчинами, наркопотребители. — Прим. «Холода»), работа с которыми должна проводиться, у нас криминализированы? Ни одно НКО не может открыто получать финансирование на профилактику», — рассказывает Лунченков. 

Исчезнет и множество препаратов, связанных с лечением болезни Альцгеймера, деменции. Например, «Нооджерон-Тева» (его сертификат уже отозван), который помогал пациентам с деменцией на некоторое время улучшить ослабленную концентрацию и память. 

Исчезнет и французский препарат от шизофрении «Солиан» — для него нет никаких полных аналогов в России. 

«Оземпик», АЦЦ и «Но-шпа»

В список попали и некоторые очень популярные препараты: например, «Оземпик», который предназначен для лечения диабета, но последнее время во всем мире его активно используют для похудения. «Есть врачи, которые даже моделей лечат “Оземпиком” — вот он и кончается везде», — рассказывает один из собеседников «Холода». Предельная отпускная цена «Оземпика» в России — 5800 рублей, а в Европе он стоит около 100 евро — с актуальным курсом его просто невыгодно закупать. 

«В России без “Оземпика” диабетикам будет не сложно, так как и раньше у них не было этого дорогого препарата», — говорит врач-терапевт Юрий Мещеряков.

Помимо «Оземпика», в списке есть множество препаратов, названия которых знакомы каждому россиянину. Это популярный препарат от кашля и мокроты АЦЦ, детское жаропонижающее «Панадол», обезболивающее «Но-шпа», ингалятор для астматиков «Сальбутамол», таблетки и пастилки от боли в горле «Лазолван». Пропадет и этиловый спирт — правда, лишь от одного производителя. Для всех этих препаратов есть аналоги, но менее узнаваемые.

Вакцины

В списке оказались не только лекарственные средства, но и вакцины: «Инфанрикс» (для профилактики дифтерии, столбняка, коклюша), «Варивакс» (для профилактики ветряной оспы), М-М-Р II (против кори, паротита и краснухи), «РотаТек» (для профилактики ротавирусной инфекции). М-М-Р II — одна из лучших вакцин, замечают собеседники «Холода». По их словам, вместе с «РотаТеком» они были самыми популярными в России.

«Потерять М-М-Р II — это очень плохо, потому что “Приорикса” (аналога. — Прим. “Холода”) давно нет. Остается только российская тройная вакцина “Вактривир”. Но она отсутствует в частной медицине, поэтому, когда М-М-Р II кончится, непонятно, как прививать. Видимо, двумя русскими вакцинами, одна из которых так себе. В системе госклиник есть “Вактривир”, который получился путем тупого сливания этих же двух вакцин в одну ампулу», — говорит врач-педиатр, популяризатор доказательной медицины Федор Катасонов.

С «РотаТеком» ситуация не такая страшная, но тоже печальная: российских аналогов нет, поэтому все зависит от доступности «Рота-V-Эйд», производящегося в Индии. «Хотя “РотаТек” лучше, на мой взгляд, поэтому все равно жаль», — замечает Катасонов. Отсутствие вакцины от ротавируса может увеличить детскую смертность, уточняет Мещеряков, так как при ротавирусе маленькие дети рискуют получить обезвоживание. 

Инфанрикс почти всегда заменяется на «Пентаксим», поэтому его потеря не очень критична, говорит Катасонов. С вакциной от ветрянки все сложнее — для Варивакса есть только один аналог, «Варилрикс». «Варилрикс» появляется с перебоями и большими задержками, партии разлетаются, добавляет он.

Почему уходят лекарства

Многие поставщики сами покидают российский рынок — из-за войны в Украине и обвалившегося курса рубля. Фактически им приходится продавать свои товары с дисконтом в 30–40%, потому что цены на жизненно важные лекарственные препараты регулируются государством — оно устанавливает предельные отпускные цены, которые не адаптируются под скачущий курс рубля. «Даже если у тебя компания в России и ты продаешь в рублях, акционерам тебе нужно платить в другой валюте. Им проще уйти с рынка», — добавляет Юрий Мещеряков. 

Есть и причины для прекращения производства некоторых препаратов, например, лекарства от гепатита С «Викейра Пак», который тоже оказался в списке. «Созданы схемы лечения, которые лечат все генотипы гепатита. И это прорыв. Поэтому компании стали отказываться от лекарств, которые лечат только какой-то отдельный генотип», — говорит руководитель аналитического отдела редакции издания «Фармацевтический вестник» Елена Калиновская. 

В письме Минздрав заявляет, что информация о прекращении поставок поступила от производителей. Но далеко не все препараты исчезают с рынка просто потому, что зарубежные поставщики не хотят работать в России, уверены собеседники «Холода». Опрошенные нами специалисты, знакомые с ситуацией в фармацевтическом бизнесе, говорят, что «Р-Фарм» вполне может быть в сговоре с Минздравом (ранее Минздрав уже подозревали в создании более выгодных условий для этой компании). 

«Несколько лет назад, когда пропал жизненно важный антибиотик для пациентов с муковисцидозом. В Минздраве тогда заявляли, что производитель просто ушел с рынка. Но выяснилось, что на самом деле производителям поставили такие условия в России, что они были просто вынуждены это сделать», — рассказал «Холоду» врач-пульмонолог на условиях анонимности. 

Юрий Мещеряков вспоминает другую историю, случившуюся несколько лет назад. Тогда из аптек пропал препарат от аритмии «Амиодарон». «Он стоит копейки, но проблема была в том, что его дорого производить в массе. Производители просто перестали его делать. Люди приезжали в Москву даже из Красноярского края, чтобы его найти. И доктора писали, что аритмии из-за нехватки препаратов стало больше», — рассказывает Мещеряков. Исчезновение этого препарата тогда действительно создало смертельный риск для части пациентов с аритмией, которым пришлось перейти на другие, менее подходящие лекарства.

Отсутствие стольких важных препаратов чревато нелегальным ввозом лекарств из-за границы и появлением большого количества контрафакта на рынке. Некоторые из этих препаратов, особенно вакцины, невозможно перевести просто «в кармане» — для их транспортировки нужно создать специальные условия, иначе они становятся опасными для применения.

Почему врачи анонимные? «Холод» заблокирован в России и не исполняет многие цензурные законы РФ, введенные после вторжения в Украину 24 февраля 2022 года. Несмотря на то, что законы РФ не предполагают какой-либо ответственности для спикеров заблокированного и «нарушающего законы» СМИ, многие специалисты все равно отказываются делать заявления под своими именами, опасаясь, что это может навредить их карьере. 

Фото на обложке
Russian Look Ltd. / Alamy / Vida Press
Поддержите тех, кому доверяете
«Холод» — свободное СМИ без цензуры.
Мы работаем благодаря вашей поддержке.
Для платежей с иностранных карт
Поддержать
Владельцы российских карт могут поддержать нас здесь.
Поддержите тех, кому доверяете
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке.
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке.