Осужденный за жестокое убийство 30 лет доказывал свою невиновность

За него заступались журналисты и даже Ангела Меркель. Ему поверили и отпустили, но после вскрылись новые улики

Журналистка и создательница тру-крайм подкаста Аманда Нокс потратила четыре года, чтобы доказать, что невиновна. В 2007 году ее обвинили в убийстве соседки по квартире и осудили на 26 лет. Добившись пересмотра дела, Нокс вышла на свободу и стала помогать другим несправедливо осужденным. Несколько лет она поддерживала Йенса Сёринга, гражданина Германии, которого приговорили к пожизненному за жестокое убийство во время учебы в США. Когда он вышел на свободу, Аманда узнала, что он скрывал от нее детали своего дела. «Холод» рассказывает, как Йенсу удалось убедить всех в своей невиновности.

Чтобы не пропускать главные материалы «Холода», подпишитесь на наш инстаграм и телеграм.

30 марта 1985 года Дерек и Ненси Хейсом были дома и, вероятно, собирались ужинать (на столе остались расставленные тарелки), когда кто-то постучал в дверь. По всей видимости, гостя пригласили войти и провели в столовую. Затем по неизвестным причинам началась драка. Гость напал на хозяина дома, Дерека Хейсома, и преследовал его по всей комнате, нанося режущие удары, предположительно, ножом. Так следователи описали последние минуты жизни Дерека и Ненси Хейсом, тела которых нашли в их доме в Бедфорде, штат Вирджиния, только через несколько дней — 3 апреля. 

По всей комнате была кровь и следы от ботинок. Дереку Хейсому перерезали горло, на его теле было 36 колотых ран. Нэнси нанесли шесть ударов и тоже перерезали горло.

Под подозрения попали Элизабет Хейсом, дочка Дерека и Ненси, и ее парень Йенс Сёринг. Изначально у них было алиби — в день убийства семьи они были в Вашингтоне. В доказательство они предоставили чеки из отеля, договор на аренду автомобиля и билеты в кино. Однако расследующие дело детективы Чак Рид и Рики Гарднер обратили внимание, что пробег автомобиля, арендованного Йенс и Элизабет, был на 690 километров больше, чем расстояние от стоянки в Шарлоттсвилле, где арендовали машину, до Вашингтона и обратно. Примерно столько заняла бы поездка туда-обратно до дома родителей Элизабет.

Полиция потребовала Йенса и Элизабет предоставить образцы крови, отпечатки пальцев и стоп, чтобы исключить их из круга подозреваемых. Элизабет согласилась, а вот Йенс отказался, сославшись на то, что ему якобы нужно согласовать это с немецким посольством: он был сыном дипломата и студентом из Германии. Вскоре он и Элизабет перестали выходить на связь со следствием и покинули страну. 

Убийство по любви

Через семь месяцев в Лондоне задержали парня и девушку, которые занимались мелким мошенничеством. Они открыли такой счет в банке, который покрывал овердрафт в 50 фунтов, если клиенту не хватало средств при оплате. Затем один покупал куртку в Marks & Spencer за 49,50 фунтов (фактически за счет банка), а другой — сдавал эту куртку в другом Marks & Spencer уже за наличные. В итоге у магазина претензий не было, а банк не заявлял о мошенничестве из-за мелких сумм. Но на пару обратил внимание сотрудник магазина и доложил уличной полиции. 

Подозреваемые представлялись вымышленными именами, но при обыске у них нашли документы — мошенниками оказались Элизабет Хейсом и Йенс Сёринг. Полиция также изъяла фальшивые паспорта, письма и личный дневник, в котором раскрывались детали некоего убийства, а также упоминались детективы по фамилии Рид и Гарднер из города Бедфорд в США. 

Сперва Йенс утверждал, что это всего лишь зарисовки для его детективного романа, но полиция нашла город, в котором работали детективы с фамилиями Рид и Гарднер, и связалась с ними. Так они узнали, что Йенс и Элизабет в розыске в США по делу об убийстве Дерека и Ненси Хейсом. Гарднер вылетел в Лондон, чтобы допросить Йенса и Элизабет. На допросе Йенс признался ему, что убил Дерека и Ненси Хейсомов.

По его версии, по пути в Вашингтон Йенс и Элизабет обсуждали, что хотят быть вместе, но родители были резко против. Йенс поехал в Бедфорд, чтобы поговорить с ними, но разговор не задался. Они поссорились, и Дерек якобы первым напал на Йенса. Он защищался, но в итоге жестоко убил обоих. Во время драки Дерек порезал Йенсу руку — он возвращался на место преступления и пытался отмыть свою кровь и замести следы. В качестве доказательства случившегося Йенс показал полицейским шрамы на пальцах.

Перед разговором с детективом, Йенс подписал отказ от адвоката. Позже он говорил, что сделал это потому, что один из полицейских угрожал ему, что покалечит его девушку — Элизабет. Сам полицейский назвал это выдумкой, а официальных жалоб от Йенса не поступало. 

Элизабет рассказала полицейским историю с очень похожими деталями и в итоге согласилась на чистосердечное признание. Вскоре ее экстрадировали в США. На суде она рассказывала, что никогда не планировала убийство, а лишь фантазировала, что будет, и не думала, что Йенс решится на это. По ее словам, Йенс убил ее родителей «из любви к ней». Суд все равно признал ее соучастницей и приговорил к двум срокам по 45 лет. 

Элизабет Хейсом в суде.
Элизабет Хейсом в суде. Фото: IFC Films / Courtesy Everett Collection / Vida Press

Йенс рассчитывал, что его, как сына немецкого дипломата, экстрадируют в Германию и будут судить по немецким законам, и он получит не больше 10 лет, с возможностью выйти условно-досрочно, тогда как в США ему могла грозить смертная казнь. Но США запросили и его отправку к себе. Выдаче американским властям Йенс сопротивлялся несколько лет: он писал жалобы, ссылаясь на Европейскую конвенцию о правах человека, запрещающую выдавать преступников в страны, где применяется смертная казнь. В итоге суд над ним состоялся только в 1990 году — после того, как Европейский союз разрешил его высылку, добившись гарантии, что американский суд не сможет приговорить Йенса к смертной казни.

Уже на суде в США Йенс начал отрицать, что это он убил родителей Элизабет, и настаивал на своей невиновности. А свое признание в прошлом он объяснял тем, что взял на себя вину, чтобы Элизабет не казнили. По его новой версии, Элизабет страдала от героиновой зависимости, и, когда они приехали из Вашингтона, он ждал ее в номере мотеля, пока она «доставляла наркотики» — работа, которую ей якобы нужно было выполнить, чтобы погасить долг перед дилерами. Когда она вернулась, он узнал, что на самом деле она якобы убивала своих родителей, потому что «наркотики приказали ей». 

Однако суд учел записи в дневнике, который нашли в Лондоне, письма, в которых Йенс писал о глубокой ненависти к Хейсомам и планировал убить их ради наследства, его первое признание и показания Элизабет, а также то, что кровь такой же группы, как и у Йенса, обнаружили на месте преступления. Его приговорили к двум пожизненным. 

Забытый за решеткой

Отбывая наказание в штате Вирджиния, Йенс несколько раз пытался обжаловать приговор, но безуспешно. В 1995-м он написал книгу — «Смертельные мысли», в которой он представил свою версию произошедшего. «Автобиография молодого человека, осужденного за двойное убийство, которое он не совершал» — было написано в аннотации.

В книге Йенс описывал себя как наивного юношу, который не устоял перед Элизабет. Ее же он представлял как наркозависимую, которая умело манипулировала мужчинами. После этого он писал еще книги и статьи — и постепенно все больше людей стали верить в его невиновность. 

В 2007 году немецкая журналистка Карин Штайнбергер написала про него статью «Забытый за решеткой». В ней Йенс был изображен как жертва «жестокой и поломанной» американской системы правосудия. Но решающим фактором его поддержки стала возможность анализа ДНК — широкое распространение в криминалистике метод получил уже после убийства Хейсомов. 

В 2009 образцы крови, собранные ватными палочками после убийства в доме Хейсомов отправили на анализ ДНК. Результаты не обнаружили совпадения с ДНК Йенса: в доме была только кровь той же группы. Получалось, что по результатам ДНК-анализа Йенса не было на месте преступления, но найденная на месте преступления кровь все еще служила доказательством, что он там был. 

Лисица Нокси

В 2016 году дело Йенса снова привлекло внимание. Йенс и его защита постоянно подавали просьбы пересмотреть приговор, но получали отказ. Однажды адвокату пришла идея сопоставить анализ ДНК 2009 года и анализ крови 1985 года. 

Анализ крови, проведенный в 1985 году, показал, что на месте преступления осталась кровь трех разных групп: убитого Дерека, его жены Нэнси и Йенса. В 2016-м, когда анализы наложили друг на друга, вышло так, что ДНК с образца крови Нэнси вообще принадлежала мужчине, а ДНК с образца крови Йенса не соответствовала ДНК Йенса. Тогда защита пришла к выводу, что следователи допустили ошибку: Йенса вообще не было на месте преступления, а на Хейсомов напали «двое неизвестных». 

После этого дело Йенса стали обсуждать на его родине в Германии — даже бывший канцлер Ангела Меркель просила у экс-президента США Барака Обамы отправить его на родину. Про Йенса стали снимать документальные фильмы — например, «Убийство во имя любви». А 160 членов Бундестага подписали петицию с призывом вернуть его на родину, однако этого не произошло.

Аманда Нокс
Аманда Нокс. Фото: Daniele Mascolo / Reuters

В 2019 году о деле Йенса Сёринга узнала Аманда Нокс — журналистка и создательница подкаста «Правда о тру-крайме». Изучив историю Йенса, Аманда сразу начала ему сочувствовать — она пережила похожий опыт. 

В ноябре 2007 году полиция итальянского города Перуджа приехала по вызову и обнаружила тело Мередит Керчер в квартире, которую она делила с тремя соседками. Сама Мередит приехала на учебу из Великобритании всего за три месяца до убийства. Под подозрением оказались соседка Мередит Аманда Нокс и ее парень Раффаэле Соллечито. Следователи провели допрос без адвокатов и с нарушениями, в ходе которого Аманда сказала, что слышала как Мередит убивал ее друг и их общий с Мередит знакомый — Патрик Лумумба. Тем не менее именно Нокс и ее парня обвинили в убийстве Мередит, потому что та отказалась участвовать в «пьяной оргии». 

Вскоре полиция нашла другого подозреваемого — уроженца Кот-д’Ивуара, проживавшего в Италии, 20-летнего Руди Херманна Гуэди: по всей квартире остались образцы его ДНК. Суд пришел к выводу, что именно он убил и изнасиловал Мередит, а потом сбежал с места преступления. Его приговорили к 16 годам тюрьмы. При этом обвинения с Аманды и Раффаэле не сняли: следствие посчитало, что Аманда участвовала в убийстве, и потому на допросе оговорила Лумумбу, чтобы отвести подозрения.

Защита Аманды настаивала, что те показания были даны под давлением. «Я хочу прояснить свое вчерашнее “признание”: я очень сомневаюсь в правдивости своих заявлений, так как они были сделаны в состоянии стресса, шока и крайнего истощения», — писала в записке полиции Аманда Нокс в 2007 году. 

Аманда провела в итальянской тюрьме четыре года, прежде чем смогла доказать, что невиновна. Несмотря на то, что с нее сняли обвинения, на ней все равно осталось клеймо убийцы. В СМИ ее прозвали Люциферина и Фокси Нокси, что переводится как лисица Нокс. Это ее детское прозвище, которыми СМИ намекали, что Аманда — лгунья.

Нокс тяжело переживала этот опыт и, чтобы справиться с травмой, стала журналисткой, завела собственный тру-крайм подкаст и начала помогать тем, кто, по ее мнению, пострадал от судебной системы так же, как она. 

Совсем другие убийцы

В 2016 году в Германии вышел фильм, который сняли по делу Йенса. Права на его показ в США выкупил SundanceTV, в качестве промо-кампании в 2019 году они заказали Аманде сезон подкаста о деле Йенса. Изучая его историю, Аманда все больше проникалась сочувствием к Йенсу. 

Криминалисты, с которыми она поговорила для подкаста, были убеждены, что если бы анализ ДНК применялся массово в 1985 году, то суд, вероятно, сразу признал бы Йенса невиновным. Погружаясь в детали дела для подкаста, Аманда все больше склонялась в сторону версии о невиновности Йенса. Один из экспертов обратил внимание, что, хотя Йенс в подробностях описывал убийство, в некоторых деталях он все же путался — что могло указывать на то, что Йенс мог знать о деталях убийства от Элизабет или других участников преступления.

Вдобавок выяснилась ранее неизвестная деталь: после убийства Хейсомов американская полиция задержала «двух местных бродяг» — Уильяма Шиффлета и Роберта Олбрайта. Тогда их отпустили, но вскоре после этого обвинили в другом убийстве. Анализ ДНК из образцов крови, собранных в доме Хейсомов, также указывал на «двух неизвестных» — так Аманда окончательно поверила, что убийство совершил не Йенс. Ее расследование приходило к выводу, что убийцами могли быть Шиффлет и Олбрайт.

В итоге Нокс выпустила восемь эпизодов подкаста про дело Йенса. За все то время, что она готовила их, они с Йенсом неоднократно созванивались — и «стали настоящими друзьями». 

Нужно дать себе время

В ноябре 2019 года Йенса Сёринга освободили из тюрьмы в США условно-досрочно. Йенс сам позвонил сообщить об этом Аманде: «Это последний раз, когда я звоню тебе из тюрьмы». Вскоре его депортировали в Германию. Узнав об этом, Аманда хотела встретиться с ним в Германии, но начался коронавирус — планы пришлось отложить. 

Аманда и Йенс стали часто созваниваться, Нокс стала для Сёринга кем-то вроде ментора и помогала ему заново адаптироваться в обществе. Аманда советовала ему, как давать интервью, помогала выбрать психотерапевта и напоминала, что нужно «дать себе время», чтобы снова встроиться в общество. 

Йенс Сёринг после освобождения в аэропорту Франкфурта, Германия, 17 декабря 2019 года.
Йенс Сёринг после освобождения в аэропорту Франкфурта, Германия, 17 декабря 2019 года. Фото: Imago Images / Brennweiteffm / Reuters

В разговорах Йенс часто жаловаться Аманде на «тролля» — Эндрю Хаммела: журналиста, который продолжал настаивать, что Йенс все-таки виновен в убийстве Дерека и Ненси Хейсом. «Он пытается уничтожить мою жизнь. Он пишет статью за статьей о том, что я виновен», — говорил Йенс. Так как Аманда тоже в прошлом сталкивалась с подобным, она посоветовала Йенсу не обращать на него внимания. 

В ноябре 2021 года, когда коронавирусные ограничения начали снимать, Аманде с семьей все-таки удалось приехать в Гамбург, чтобы взять интервью у Йенса для подкаста о том, как несправедливо осужденные адаптируются на свободе. Аманда вспоминала, как на той встрече Йенс плакал об утраченных возможностях, держа на руках ее четырехмесячную дочь. 

Однако через несколько месяцев Аманда начала сомневаться в том, что Йенс был с ней искренен. Знакомая журналистка посоветовала Аманде прочитать «Отчет Райта» — материал, в котором детектив, расследовавший дело Йенса Сёринга в Великобритании, нашел новые доказательства его вины. 

Райт пришел к выводу, что версия о «двух неизвестных», на которой настаивали адвокаты Сёринга, — несостоятельна. По его мнению, анализ ДНК в 2009 году и повторный анализ ДНК в 2016-м были интерпретированы неправильно: в образцы крови, которые собрали в 1985 году ватными палочками с поверхностей в доме Хейсомов, могли попасть пот, слюни и частички кожи, которые, вероятно, принадлежали убитому Дереку Хейсому (и это объясняет, почему ДНК с образца крови Нэнси стала мужской). По его мнению, Йенса нельзя было исключать из списка подозреваемых — оставался неизменным тот факт, что на месте преступления была кровь, группа которой совпадала с его группой крови.

Дом вверх дном

Аманда вспоминала, что эта версия потрясла ее. Даже если Райт был неправ, она не задумывалась, что результаты экспертизы могут быть поставлены под вопрос. После этого она стала замечать и другие нестыковки в версии Йенса и начала всерьез сомневаться в невиновности Сёринга. Она обратила внимание на то, что он отказался предоставить полиции отпечатки пальцев, стоп и образцы крови, а также по своей воле отказался от адвоката, хотя ему письменно и устно предлагали такую возможность. 

Аманду также удивило, что Йенс, будучи под следствием, сам шел на контакт с полицией и предлагал встречи, на которых подробно рассказывал о случившемся. 

Пытаясь заново расследовать дело Йенса, Аманда решила поговорить и с Эндрю Хаммелом — человеком, которого Сёринг пытался представить как «одержимого тролля и конспиролога». Она прочитала его книгу про дело Йенса, и доказательства в ней показались Аманде достаточно убедительными, чтобы позвать Хаммела в свой подкаст.

В разговоре Хаммел также указал Аманде на важную деталь — ДНК-экспертиза была проведена не по просьбе Йенса. Исследование ДНК по делу Йенса вместе с экспертизой по другим делам в 2009 году заказали власти штата Вирджиния, чтобы приобщить к материалам по архивным делам. Защита Йенса, наоборот, до последнего отказывалась проводить дополнительную экспертизу — вероятно, из-за страха, что подзащитного раскроют. 

В конце концов, Эндрю Хаммел направил Аманду к профессору Дэну Крейну, который участвовал в деле об убийстве Хейсомов в качестве эксперта по анализу ДНК, но о котором Йенс не рассказывал Аманде. Крейн, как и Хаммел, подтвердил теорию детектива Терри Райта. 

Аманда давно хотела поговорить с Элизабет Хейсом, которая тоже вышла на свободу условно-досрочно. Сначала та была не против дать комментарий, но перестала выходить на связь, когда узнала, что Аманда общается с Йенсом. После освобождения Элизабет сменила имя и не давала комментарии. Родственники простили ее. После того как Аманда посмотрела на дело с другой стороны, Элизабет стала вызывать у нее больше доверия, хотя Йенс пытался изобразить ее как манипулятивную соблазнительницу. 

«Какого черта?!»

Сильнее всего Аманду расстроили письма и записи из дневника Йенса, которые все это время были на виду. В них он открыто признавался в желании убивать и намерении убить Хейсомов. 

«Я уже испытывал это чувство — и теперь я испытываю его вновь: растоптать ногой чье-нибудь лицо и топтать, и топтать, — писал Йенс. — Мне еще не довелось исследовать эту сторону себя — мне еще только предстоит убить».

Аманда говорила, что не придала им должного значения, так как в невиновности ее убедил анализ ДНК.

Собрав достаточно информации, Аманда решила сообщить Йенсу о том, что сомневается в его невиновности.

«Какого черта?! — написал Йенс. — Аманда, именно ты [как человек, которого оболгали СМИ] должна с недоверием относиться к журналистам и всему тому, что они пишут, — особенно к тем из них, кто чрезмерно мотивирован доказать вину подсудимого. <...> Скажу откровенно: в твоем деле гораздо больше улик против тебя, чем в моем деле — против меня», — написал Йенс в ответном письме. Больше они не общались. 

Аманда Нокс не сомневается, что выпустить Йенса Сёринга через 33 года заключения было правильным решением, но игнорировать новые доказательства его вины невозможно. У нее остался лишь один вопрос, который ее мучает: неужели, общаясь с ней, Йенс все это время притворялся, вжившись в образ. В материале для The Atlantic Аманда пишет, что у нее есть ответ, но она не хочет в него верить. Сейчас Йенс живет в Германии, рассказывает о своем деле СМИ и даже заключил контракт на документальный сериал с Netflix. 

Фото на обложке
Imago Images / Future Image / Reuters
Сюжет
Поддержите тех, кому доверяете
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке.
Смотрите эфиры «Холода»?
Станьте их спонсором!
Мы открыли сбор на запись двух июльских стрим-квизов. Ожидаются крутые гости, интересные вопросы и ламповые истории! Поддержите сбор донатом, а эфиры смотрите на нашем канале!
Смотрите эфиры «Холода»?
Станьте их спонсором!
Мы открыли сбор на запись двух июльских стрим-квизов. Ожидаются крутые гости, интересные вопросы и ламповые истории! Поддержите сбор донатом, а эфиры смотрите на нашем канале!
€194 / €1500 На запись двух выпусков
  • 0%
  • 50%
  • 100%
Поддержать  →
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке.