«Правительство борется с некоей идеологией, а страдают обычные люди»

Как на ЛГБТ-сообщество повлияло признание движения «экстремистским»

Количество обращений в организации, которые помогают квир-персонам, выросло в разы после того, как Верховный суд признал несуществующее «международное общественное движение ЛГБТ» экстремистским. Например, раньше ЛГБТK+ группа «Выход» в среднем получала пять обращений в день, а с 30 ноября по 5 декабря — сотню. Фонд «Сфера» сообщил, что количество заявок выросло в пять раз. А в организации «Центр Т», помогающей трансгендерным и небинарным людям, рассказали о шестикратном росте. «Холод» поговорил с представителями этих организаций о том, как последние действия российских властей повлияли на ЛГБТК+.

Чтобы не пропускать главные материалы «Холода», подпишитесь на наш инстаграм и телеграм.

Прямой риск

Чаще всего обращения касаются эмиграции, говорит руководитель «Центра Т» Ян Дворкин. По его словам, в первые дни после решения Верховного суда им поступало по 12 таких запросов в час. ЛГБТ-активистам и правозащитникам, которые уже сталкивались с репрессивной машиной, пришлось срочно уезжать из страны. Так поступил и сам Дворкин, который вместе с партнером улетел 24 ноября. 

«У “Центра Т” есть статус “иноагента” и огромное дело, в котором фигурируют разные сотрудники. Это дело, вероятно, будет просто передано в суд. Я и сотрудники, оказавшиеся в этом деле, уехали из России буквально за несколько дней, так как угроза получить срок за экстремизм теперь становится реальной», — говорит Дворкин. 

Раньше запросы были разношерстные. Они касались закона об «ЛГБТ-пропаганде», военных билетов, смены документов для трансгендерных людей. После 30 ноября все свелось к эмиграции и беженству, говорит специалист по коммуникациям помогающего ЛГБТ-сообществу фонда «Сфера», который попросил не называть его имя из соображений безопасности. 

«Теперь есть даже не потенциальный, а прямой риск. Как мы знаем, для получения убежища требуется физическое преследование, то есть должна быть прямая угроза жизни человека. Сейчас получается, что законодательство будет построено так, что гипотетически любой открытый ЛГБТ-человек может попасть под раздачу», — считает он. 

«Сфера» запустила петицию на международной платформе All Out. Она адресована министерствам иностранных дел стран-членов Евросоюза, Верховному комиссару ООН по правам человека Фолькеру Тюрку и другим европейским политикам. Цель петиции — упростить получение гуманитарных виз и документов для российских ЛГБТ-людей. На момент публикации ее подписали более 30 тысяч человек. 

«Правительство борется с некоей идеологией, а страдают обычные люди»
Заседание Верховного суда России, рассматривающего запрос Министерства юстиции о признании ЛГБТК-движения экстремистским, Москва, 30 ноября 2023 года. Фото: Юрий Кочетков / EPA / Scanpix

Уехать могут не все 

Оставаться в России небезопасно. Так говорят все опрошенные «Холодом» ЛГБТ-организации. «Правительство транслирует, что борется с некоей идеологией, а страдают обычные люди», — подчеркивает руководитель Ресурсного центра для ЛГБТ в Екатеринбурге Арсений Пастухов.  

Юристы центра помогают обратившимся просчитать все риски и, основываясь на этом, принять решение: эмигрировать или остаться в стране и не «отсвечивать». Если есть документы, то можно податься на гуманитарную визу или беженство, но на это уйдут в лучшем случае месяцы. 

«Иногда можно получить гуманитарную визу в Германию или во Францию. С другими странами гораздо сложнее, и эти страны тоже долго рассматривают запросы, иногда до нескольких месяцев — получение виз в принципе очень затруднено. Однако тем, у кого повышенные риски, пытаться стоит», — продолжает Пастухов.  

В Фонде «Сфера» и «Центре Т» также отметили, что гуманитарные визы D проще всего получить в Германии и Франции. Однако и там не были готовы к большому потоку просителей, поэтому процессы получения документов замедляются.  

«Те ЛГБТ-активисты, которые, допустим, подавали заявку на гуманитарную визу в марте, и у них были веские основания — были факты преследований за их деятельность, — получали ответ в октябре, в лучшем случае спустя полгода. А до этого находились в подвешенном состоянии», — пояснили в «Сфере». 

Для получения статуса беженца чаще всего выбирают Испанию, Нидерланды и Аргентину, говорит Дворкин. Однако это очень тяжелый путь, и в основном, по его словам, люди едут в Грузию, Казахстан, Армению — в безвизовые страны, куда есть наиболее дешевые прямые билеты. 

«Вот только эти страны нельзя назвать дружественными к ЛГБТ-персонам. Часто, уезжая из одной трансфобной и гомофобной реальности, люди оказываются в другой, где снова необходимо прятаться и всего бояться», — отмечает Дворкин. 

В безвизовых странах ЛГБТ-персоны сталкиваются с множеством трудностей, даже если там нет репрессивных законов. Особенно сложно трансгендерным людям.

«Законы, регулирующие трансгендерный переход, везде разные. Не все принимают справки и свидетельства из других стран, везде разные препараты для гормонотерапии и правила их отпуска: часто их не продают без рецепта, а рецепт получить непросто. Для этого приходится пройти путь в несколько месяцев в местной системе здравоохранения. Все это создает риски», — подчеркивает Пастухов из Ресурсного центра для ЛГБТ в Екатеринбурге. 

Ждать визу в России может быть слишком рискованным решением. Кризисная группа СК SOS занимается эвакуацией ЛГБТ-персон с Северного Кавказа. Большинство их подзащитных не могут оставаться в России. 

«Получение визы, беженства, любого документа — это время. И времени, как правило, у нас нет. Это связано не только с решением Верховного суда. Это больше связано именно со спецификой региона, где мы работаем. Когда мы вывозим человека из региона, у него очень мало времени, чтобы покинуть Россию до того, как его начнут преследовать. Мы можем это видеть на примере девушек, которых похищают и возвращают обратно», — говорит Александра из СК SOS. 

Так, еще до начала войны в Украине европейских документов не дождались братья из Чечни Салех Магамадов и Исмаил Исаев. Один из них собирался совершить трансгендерный переход, второй — гей. Юношам помогли бежать из республики, но задержали их раньше, чем визы были готовы. Силовики похитили братьев в феврале 2021 года из кризисной квартиры в Нижнем Новгороде и увезли в Чечню. Там их били и требовали подписать нужные показания. В феврале 2022 году суд признал на тот момент 20-летнего Магамадова и 18-летнего Исаева виновными в пособничестве боевикам. Магамадова приговорили к году в тюрьме и семи годам колонии строгого режима. Исаев — к шести годам колонии общего режима. 

Переезд в другую страну, даже в соседнюю, по карману далеко не всем. У некоторых ЛГБТ-персон нет денег не только на билет, но даже на пошлину для получения загранпаспорта, рассказали в «Центре Т». Если нет удаленной работы или пассивного дохода, то трудоустраиваться придется в новой стране, а для этого необходимы документы. 

Трансгендерному человеку непросто найти работу как в России, так и за ее пределами. «Если паспортные данные не соответствуют внешности или имени человека, работодатель часто отказывает. Точно такие же проблемы могут быть и с арендой жилья, и с оформлением банковского счета», — поясняет Дворкин.  

Финансовые возможности для отъезда у одинокого 20-летнего гея и 45-летней лесбиянки с двумя детьми существенно различаются, подчеркивают в «Выходе». Чем старше люди, тем больше у них причин для того, чтобы остаться. Это не только сложности, связанные с другой языковой средой или культурой, у многих в России есть обязательства: дети, пожилые родители, за которыми нужен уход. Но есть, конечно, и те, кто остается по идеологическим причинам. 

«ЛГБТК+-персоны не существуют в вакууме и их жизнь не вертится вокруг их сексуальности или гендерной идентичности, как, возможно, считают гомофобы. У нас здесь есть семьи, работа, важные дела, друзья и единомышленники — что-то, что важно, что невозможно бросить. Кроме того, среди ЛГБТК+-персон тоже есть люди с инвалидностью, которым сложнее планировать релокацию. Невозможно вывезти всех ЛГБТК+-персон. Мы — большая часть общества», — подчеркивает Пастухов. 

«Правительство борется с некоей идеологией, а страдают обычные люди»
Акция протеста в поддержку ЛГБТ у посольства России в Белграде, 13 декабря 2023 года. Фото: Andrej Cukic / EPA / Scanpix

Чек-лист для тех, кто остался

Онлайн:

  • Удалить весь контент с радужным флагом, аббревиатурой «ЛГБТ», упоминаниями идентичностей, относящихся к ЛГБТК+. Посты с символикой «экстремистских» организаций считаются длящимися нарушениями.
  • Удалить странички в российских соцсетях («ВКонтакте», «Одноклассники»), так как они долго хранят информацию и охотно делятся ею с силовиками.
  • В иностранных соцсетях лучше также позаботиться об анонимности — скрыть номер телефона, не использовать имя, которое указано в паспорте, и свои фотографии.
  • Просматривать весь контент через VPN-сервисы.

Оффлайн: 

  • Отказаться от посещения ЛГБТК+-клубов. В Москве и Петербурге рейды по таким заведениям прошли в первые же выходные после решения Верховного суда.
  • Не носить узнаваемую символику.
  • Не провоцировать гомофобов.
  • Просмотреть хранящуюся дома литературу, хотя само по себе хранение — это не нарушение: для признания той или иной книги «экстремистской» необходимо отдельное решение суда. Однако на обложках книг, фильмов или комиксов может быть символика, которую признают «экстремистской». 

ЛГБТ-активистам:

  • Иметь действующий загранпаспорт.
  • Написать доверенности.
  • Заключить договор с адвокатом, который будет готов выехать к вам в любое время.

Фото на обложке
Юрий Кочетков / EPA / Scanpix
Поддержите тех, кому доверяете
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке.
Смотрите эфиры «Холода»?
Станьте их спонсором!
Мы открыли сбор на запись двух июльских стрим-квизов. Ожидаются крутые гости, интересные вопросы и ламповые истории! Поддержите сбор донатом, а эфиры смотрите на нашем канале!
Смотрите эфиры «Холода»?
Станьте их спонсором!
Мы открыли сбор на запись двух июльских стрим-квизов. Ожидаются крутые гости, интересные вопросы и ламповые истории! Поддержите сбор донатом, а эфиры смотрите на нашем канале!
€241 / €1500 На запись двух выпусков
  • 0%
  • 50%
  • 100%
Поддержать  →
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке.