«Цель — перенести войну на территорию России»

Глава штаба «Русского добровольческого корпуса» — о рейде в Белгородскую область

В Белгородской области несколько дней боролись с «диверсионной группой ВСУ». Для этого в регионе даже ввели режим контртеррористической операции. Ответственность за акцию взял «Русский добровольческий корпус» — проукраинское подразделение россиян, которые воюют на стороне Украины. Представители РДК заявляют, что готовы перенести военные действия на территорию России и что подобных операций в будущем станет еще больше. «Холод» поговорил с Александром (позывной «Фортуна»; на фото слева), начальником штаба «диверсантов», о свержении путинского режима, связях с ВСУ, «фантомном» легионе «Свобода России» и перспективах украинского контрнаступления.

Чтобы не пропускать главные материалы «Холода», подпишитесь на наш инстаграм и телеграм.

«Холод» связался с Александром «Фортуной» через представителя «Русского добровольческого корпуса» Илью Богданова. Мы проверили и подтвердили личность собеседника, сопоставив его интервью и фотографии в СМИ с информацией в его социальных сетях и данными других открытых источников. В условиях войны «Холод» не может оперативно подтвердить или опровергнуть часть заявлений собеседника.

«Несколько сотен человек на бронетехнике дошли до большого райцентра в России и продержались там около суток»

Зачем РДК прорвался в Белгородскую область? 

— Когда люди представляют себе военную операцию, они думают о колонне техники и куче людей, которые переходят границу и идут до Москвы. У нас такой задачи, конечно, не было. В марте мы зашли в Брянскую область, потом попробовали еще раз, но уже большими силами. Сейчас дошли до Грайворона с использованием бронетехники. Между прочим, иностранная бронетехника не заезжала на территорию России со времен Второй мировой войны.

Одна из целей — стянуть часть российских военных с фронта на приграничные территории. Как мы видим, достаточно большое количество сил сняли с Донецкого направления и перебросили в район Купянска. Это несколько батальонов мотопехоты. Они сейчас стоят под Купянском, чтобы в случае чего иметь возможность быстро дойти до Белгородской или Курской областей.

Еще одна цель — перенести войну на территорию России. В ближайшем будущем мы планируем еще более масштабные операции. Подробнее рассказать про наши планы я не могу, но, возможно, в следующий раз мы возьмем под контроль большую территорию и будем удерживать ее длительное время: несколько дней, недель или месяцев.

Что вы делали, когда перешли границу с Россией?

— Подготовку к этой операции мы начали давно, шла разведка, а горячая фаза началась около девяти утра в понедельник. Сначала мы вели артиллерийский обстрел контрольно-пропускного пункта (КПП). Могу сказать, что он был оснащен достаточно хорошо, там установлены автоматические системы обнаружения, тепловизионные камеры. Но там нет никаких фортификационных сооружений, нет противотанковых железобетонных блоков, которые защищали бы от прохода техники. Таможенники и пограничники, которые находились на КПП, довольно быстро отступили.

В СМИ сообщалось об одном убитом пограничнике и одном человеке, которого вы взяли в плен.

— Я не буду называть точное количество пленных, но мы взяли не одного человека. Ранения и потери были на российской стороне из-за артобстрела, а когда мы приехали на КПП, пограничники и таможенники уже откатились ближе к Грайворону, спасая себя и какую-то технику.

То есть вы смогли совершенно спокойно прорваться на КПП и не встретили никакого сопротивления с российской стороны?

— Конечно, они оказывали сопротивление: подняли авиацию, тяжелую бронетехнику, танки, но это было не сразу, а значительно позже.

А сколько человек было с вашей стороны?

— Нас было несколько сотен человек, точнее я не буду говорить. Это весь состав РДК, включая непосредственно все командование, и несколько представителей легиона «Свобода России», они участвовали вместе с нами в этой операции. (Подтвердить участие легиона «Холоду» не удалось, специалисты Conflict Intelligence Team (CIT) по-прежнему сомневаются в существовании легиона. — Прим. «Холода»).

Российское Минобороны говорило о 70 погибших «диверсантах». Это действительно так?

— Несколько человек у нас получили ранения легкой и средней тяжести, погибших нет вообще (легион «Свобода России» сообщал о двух погибших. — Прим. «Холода»).

Государственные СМИ также сообщали о том, что вы потеряли несколько боевых машин. Это правда?

— Нет. Не знаю, где они взяли эти кадры. У нас после этой операции только пополнение техники (по оценке «Радио Свобода» и аналитического центра Oryx, РДК все-таки понес потери техники во время операции в Белгородской области. — Прим. «Холода»).

Публично мы показали только один БТР, но на самом деле приобретений побольше. Когда мы доехали до КПП после артобстрела, мы нашли несколько боксов с техникой, которая находилась в нормальном состоянии. Помимо техники мы нашли достаточно много вооружения, в том числе стрелкового, кучу боекомплектов. Все забрали.

Российские СМИ писали о 12 пострадавших и одном погибшем мирном жителе в результате этой операции. Можете прокомментировать? 

— Мы вообще не сталкивались с мирными жителями. Пока велся артобстрел, жители из Козинки уже эвакуировались или спрятались где-то у себя в подвалах. Когда мы вошли в населенный пункт, на улицах уже вообще никого не было. 

Разве они не могли пострадать во время обстрела?

— Нет. Мы ведем артобстрел только по военным объектам, в данном случае обстреливался только КПП. От него до жилых домов достаточно большое расстояние. Так что мы не могли нанести никакого вреда мирным жителям (по гугл-картам расстояние от границы до жилых домов села Козинка — около 150 метров. — Прим. «Холода»).

Но в ответ на наши действия российская сторона подняла авиацию, они в том числе обстреливали жилые дома, видимо, подразумевая, что там мог спрятаться кто-то из нас. Может быть, тогда кто-то и мог пострадать, я не знаю.  

Были сообщения о том, что во время вашей операции беспилотники атаковали здания ФСБ и МВД в Белгороде. РДК к этому причастен?

— Насколько я знаю, здание ФСБ в Белгороде полностью уничтожено, но это не РДК, поэтому мне сложно тут что-то комментировать. Я, как и остальные, видел это лишь в новостях. 

Правильно ли я понимаю, что вы зашли через КПП, проехали несколько населенных пунктов, добрались до Грайворона, пробыли там какое-то время и просто вернулись обратно? В чем цель такой операции?

— Часть людей остается там до сих пор. Это отдельные группы, которые занимаются разведкой. Они там находились и до горячей фазы операции.

Обо всех наших стратегических задачах я рассказывать не могу, но скажу, что у нас сейчас и не было цели закрепиться в Грайвороне. Мы и так провели там достаточно много времени. Несколько сотен человек на бронетехнике дошли до большого райцентра в России и продержались там около суток.

Мы держали под контролем территорию площадью 43 квадратных километра. Для примера — это чуть больше, чем площадь Бахмута. Только российские войска пытались взять Бахмут год и так до конца и не захватили, а мы справились за сутки. Прошедшая операция — только часть большого плана, скоро будут еще новости.

«Несколько россиян, которые хотели воевать на стороне Украины»

Откуда взялся «Русский добровольческий корпус»?

— Идея возникла летом 2022 года. Было несколько россиян, я в том числе, которые хотели воевать на стороне Украины. Но все мы столкнулись с одной и той же проблемой: граждан России не оформляли, мы никому не были нужны. И мы начали легализовываться. 

Существует такой 98-й батальон «Азов» Днепр, там служат наши старые товарищи. Мы приехали к ним, они выделили нам участок фронта, и мы начали воевать. Тогда мы придумали себе название «Русский добровольческий корпус», сделали соцсети. И чуть позже нас официально приняли в структуру Министерства обороны Украины.

Руководство Украины ни разу не подтверждало, что РДК входит в состав ВСУ.

— Мы не входим в состав ВСУ, мы подчиняемся напрямую Министерству обороны Украины.

А вы можете это как-то доказать?

— Я предлагаю мыслить логически: военизированное подразделение не может существовать в воюющей стране и никому не подчиняться. Да, в первые дни и недели войны были партизаны, небезразличные граждане с оружием, которые хотели защищать страну. Но сейчас это приведено в порядок. Все воюющие люди подчинены Министерству обороны Украины, в том числе и РДК. 

При этом все, что мы делаем за пределами Украины, мы делаем самостоятельно, от своего имени, с самостоятельным планированием и реализацией. 

Вы сказали: «Официально приняли». Покажете какие-то документы? 

— Нет. Это просто военные билеты.

Хочется увидеть печать Министерства обороны Украины. 

— Я думаю, мы чуть позже будем показывать.

Сколько человек входит в состав РДК?

— Мы не раскрываем эти данные. Это было бы очень глупо — рассказать, сколько нас и чем мы занимаемся, это бы стало прямой угрозой для нас. В РДК входят люди, которые жили в Украине до войны, а также те, кто приехал сюда уже после 24 февраля 2022 года.

«Цель — перенести войну на территорию России»
Пресс-конференция «Русского добровольческого корпуса», Украина, 24 мая 2023 года
Фото: Sergey Bobok / AFP / Scanpix
Вчера появилась новость о задержании 19-летнего парня, который якобы пересекал границу в Брянской области для вступления в РДК. По версии прокремлевских СМИ, для вступления в РДК юноша должен был либо самостоятельно пересечь границу, либо поджечь военкомат на территории России. Вы вербуете людей таким образом?

— После каждой операции нам пишет огромное количество новых людей, которые хотят к нам присоединиться. Во время белгородской операции нам писали из соседних регионов, мол, сейчас я достану ружье из шкафа и приеду к вам, встретьте меня. У этих людей романтическое представление о войне.

Мы объясняем, что просто так добраться до нас они не смогут. Много говорим о сложностях при пересечении границы. Объясняем, что на границе установлены системы распознавания движения, датчики, отряды быстрого реагирования. Но некоторые нас не слушают: чаще всего это молодые парни, которые, видимо, думают, что они смогут просто перелезть через забор и оказаться на территории Украины. Это заканчивается такими задержаниями.

На что существует ваше подразделение, откуда оружие, военная техника, снаряды, экипировка?

— Наше финансирование — это донаты. В это сложно поверить, но так и есть. Чем успешнее операции мы проводим и известнее становимся, тем больше людей готовы нас поддержать. 

Люди за пределами Украины не представляют себе масштаб волонтерского движения, которое помогает военным. Например, есть компании, которые бесплатно ремонтируют нашу технику. Или когда мы приезжаем на какую-то задачу в небольшое [украинское] село, сразу же прибегают местные жители, которые бесплатно кормят нас, стирают нам. Они знают, что мы являемся гарантами их безопасности, и очень помогают. 

Вы получаете какую-то зарплату?

— Да. Для рекрутов это одна сумма, для солдат — другая, для гражданских специалистов — третья. Скажем так: люди не бедствуют.

РДК использует какую-то технику или вооружение, которое западные страны поставляют Украине?

— Мы получаем только медикаменты и продукты от волонтеров (военный аналитик Руслан Левиев сомневается, что западная военная техника, которой пользуется РДК, могла попасть к ним каким-то иным способом, кроме как от украинского командования. — Прим. «Холода»).

Расскажите, пожалуйста, про взаимодействие РДК и легиона «Свобода России». Есть много сомнений в том, что легион на самом деле существует.

— До белгородской операции мы не встречались с кем-то из легиона — ни на фронте, ни где-то еще. Я не хочу сказать, что их раньше не было, но, насколько мне известно, раньше их никто не видел. 

Сейчас несколько представителей легиона совершенно точно участвовали в операции вместе с нами, это я могу подтвердить. Их было немного, но они выполняли военные задачи вместе с нами. Будем ли мы сотрудничать дальше, пока не знаю. Может быть, они начнут делать что-то свое, а может, вновь присоединятся к нам.

А как вы взаимодействуете с «Гражданским советом»

— Они выступали в качестве мобилизационного центра на территории Евросоюза, в который обращались люди, желающие вступить в РДК. «Гражданский совет» помогал добровольцам въезжать в Украину. Но прямо сейчас этот процесс приостановлен из-за небольших проблем с министерствами иностранных дел разных стран. Прямо сейчас мы набираем рекрутов своими силами.

Помимо операций на территории России, РДК занимается чем-то еще?

— Конечно. Мы выполняем очень много задач на территории Украины, непосредственно на фронте. Обычные фронтовые задачи, которые мало освещаются. 

В данный момент РДК присутствует на Запорожском направлении, на линии фронта — постепенно вытесняем противника с территории Украины. Люди занимаются разведкой, собираются, назначается дата наступательных действий, идет попытка штурма. Если она удачная, идет закрепление на занятой точке. Война — это такой постоянный процесс, рутина.

Какая задача стоит перед РДК в целом? Вы хотите захватить всю территорию России?

— Нет, мы не хотим захватывать Россию. Политическая цель РДК — полный демонтаж российской власти. Мы считаем, что текущую систему необходимо полностью демонтировать, с люстрацией чиновников и силовиков. Мы понимаем, что завершить войну дипломатическим путем уже не получится. Единственный вариант, который остается, — силовой, с применением пассионариев, которые живут на территории России и недовольны действующей властью. 

Предположим, вы этого добьетесь. А что РДК планирует делать дальше? 

— Так далеко мы не планируем. Лично я думаю, что в России неминуемо наступит гражданская война. Не знаю, какого она будет масштаба, но в любом случае только демонтаж существующей системы государственной власти поможет России встать на нормальные цивилизационные рельсы. 

«Думаю, что горячая фаза войны продлится еще месяцев девять»

Советник главы офиса президента Украины Михаил Подоляк заявил, что контрнаступление уже началось. Военный исследователь Кирилл Михайлов в интервью «Холоду» говорил, что маркерами контрнаступления можно считать массовое применение беспилотников вдоль линии фронта и активное применение западной техники. Разве все это уже происходит?

— Да, контрнаступление уже идет. Все думают, что это наступление кучи танков и самолетов вдоль линии фронта. Но это комплекс разных мероприятий. Украина уже массово использует беспилотники вдоль линии фронта, «Хаймарсы» и другая техника тоже применяются. 

Надо иметь в виду, что подход Украины очень отличается от российского. Наверное, если бы наступала Россия, она бы выстроила 500 «Хаймарсов» вдоль линии фронта и стреляла бы во все стороны. Но Украина ценит каждую единицу техники, поэтому тактически действует по-другому. Может быть, ее действия менее заметны.

Как вы можете оценить российскую армию? Насколько она профессиональна и готова к контрнаступлению?

— Российских военнослужащих в целом можно разделить на две большие группы: ЧВК «Вагнер» и все остальные. ЧВК «Вагнер», за исключением заключенных, которых они сейчас подтягивают, — это очень профессиональная армия с военной точки зрения: у них хорошая подготовка, они пытаются использовать новые методики боя, развиваться. 

Остальная часть российской армии разнородна: есть части, которые подготовлены получше, есть те, кто подготовлен похуже. Но с точки зрения военной науки армия России морально устарела. Они действуют по военной доктрине Второй мировой войны — так уже никто не воюет. 

Современная война — это высокотехнологичная операция с использованием большого количества техники, электроники, каких-то средств обнаружения, разведки, беспилотников. Упор сейчас делается на специальные средства, а люди выступают скорее операторами. Конечно, нельзя преуменьшать роль пехоты и в целом роль людей, но принципиально это очень разные подходы к ведению войны. 

Россия пытается победить количеством, в то время как Украина ценит человеческий ресурс, для них важен каждый человек, потому что каждый выполняет очень много задач. За счет массовости, которую применяет Россия, возможен какой-то положительный эффект, и мы его наблюдали в первые месяцы войны, но на сегодня российская армия потратила свой наступательный потенциал. Наступать она больше не может. 

Что касается обороны, на отдельном тактическом уровне российские военные умеют хорошо защищаться. Например, когда наступает какая-то бригада на конкретном участке фронта, российская эшелонированная оборона способна отразить атаку. Но Украина может решить эту проблему по-другому, отрезав логистические поставки. 

Все десятки и сотни километров окопов, которые нарыли россияне на юго-восточном направлении, не помогут, если ВСУ освободит Мелитополь, возьмет под свой контроль сухопутный коридор и в тот же момент разрушится Крымский мост. В таком случае российским частям, которые останутся на оккупированной территории, просто некуда будет деваться. У них не будет топлива, подвоза продовольствия, снарядов, ничего. 

Вы ожидаете именно такого сценария?

— Мне очень нравится то, что говорит Кирилл Буданов: помимо того что он возглавляет Главное управление разведки Украины, он еще и очень хороший военный аналитик. Его прогнозы обычно сбываются. Я думаю, что горячая фаза продлится еще месяцев девять. 

Буданов говорил, что Крым будет отвоеван Украиной уже летом. Вы думаете, это реально?

— Да, для этого есть все предпосылки. 

Но до конца лета осталось всего три месяца. 

— Неделю назад никто не знал о том, что будет успешная операция в Белгородской области. Кто знает, что будет еще через неделю. 

Фото
архив Ильи Богданова
Поддержите тех, кому доверяете
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке.
Смотрите эфиры «Холода»?
Станьте их спонсором!
Мы открыли сбор на запись двух июльских стрим-квизов. Ожидаются крутые гости, интересные вопросы и ламповые истории! Поддержите сбор донатом, а эфиры смотрите на нашем канале!
Смотрите эфиры «Холода»?
Станьте их спонсором!
Мы открыли сбор на запись двух июльских стрим-квизов. Ожидаются крутые гости, интересные вопросы и ламповые истории! Поддержите сбор донатом, а эфиры смотрите на нашем канале!
€145 / €1500 На запись двух выпусков
  • 0%
  • 50%
  • 100%
Поддержать  →
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке.