«Сейчас мы платим за то, что в 96-м посчитали, что подделка результатов выборов — это не всегда плохо». Навальный опубликовал «исповедь» после приговора по «экстремистскому» делу

Алексей Навальный опубликовал первое заявление после нового приговора по «экстремисткому» делу — его приговорили к 19 годам колонии особого режима. Политик назвал этот пост «исповедью» о страхе и ненависти, которые ему надо побороть.

Навальный сравнивает свой срок с тем, как в 80-е годы в СССР сидел диссидент, а позже израильский политик Натан Щаранский.

«Щаранский пишет, что именно в тюрьмах сохранился вирус свободомыслия и он надеется, что КГБ не найдет “противоядие против этого вируса”. Щаранский ошибся. Противоядие нашлось. <...> Сами пригласили их. Сами научили, как выборы подделывать. Как собственность целыми отраслями красть. Как врать в СМИ. Как менять законы под себя. Как силой подавлять оппозицию. И даже как устраивать идиотские бездарные войны», — отмечает Навальный. 

Он также пишет, что «бешено ненавидит» тех, кто «продал, пропил, растратил впустую» тот исторический шанс, что был у России в начале девяностых: «Ненавижу Ельцина с “Таней и Валей”, Чубайса и всю остальную продажную семейку, которые поставили Путина у власти. Ненавижу аферистов, которых мы почему-то называли реформаторами. Сейчас-то ясно как день, что ничем, кроме интриг и собственного благосостояния, они не занимались». 

Кроме того, Навальный «особенно ненавидит» власти за то, что в 90-х не было даже серьезной попытки убрать основы беззакония — провести судебную реформу, без которой все остальные реформы обречены на провал. Он отметил, что с 93-го года, напротив, начались контрреформы, которые были направлены на строительство судебной вертикали. Навальный считает, что судебная власть не была независимой задолго до прихода к власти Владимира Путина. 

«Ненавижу “независимые СМИ” и “демократическую общественность”, обеспечившие полную поддержку одному из самых драматичных поворотных событий нашей новой истории — подделке президентских выборов 96-го года. Повторюсь, я был тогда активным сторонником этого всего. Не фальсификации выборов, конечно, это бы мне и тогда не понравилось, — но я сделал все, чтобы этого не замечать, а общая несправедливость выборов меня ни капли не смущала. Сейчас мы платим за то, что в 96-м посчитали, что подделка результатов выборов — это не всегда плохо. Цель оправдывала средства», — поясняет Навальный.

«Обменяли наше европейское будущее на виллы “Тани и Вали” на “острове миллионеров” Сен-Барт. И когда пресловутые путинские КГБшники/ФСБшники получили свободный доступ к политическим постам, им и делать ничего не пришлось. Просто оглядеться и с удивлением воскликнуть: а что, так можно было? И если правила игры такие, что можно красть, врать, фальсифицировать, цензурировать, а все суды под нашим контролем, то мы тут, считай, неплохо развернемся, — рассуждает политик. — Мы пустили козла на капустный склад, а потом удивляемся, что он сожрал всю капусту. Он козел, его миссия и цель — сожрать капусту, ничего другого ему в голову не приходит в принципе».

Также Навальный вспомнил расследование про Алексея Венедиктова и Ксению Собчак, которые получали миллионы рублей из бюджетного фонда, «служившего единороссам общаком». Он пишет, что фальсификация электронного голосования и полученные Венедиктовым деньги — доказанный факт, но многие не считают его «порочащим или значимым».

«Я не предлагаю ни в коем случае расстрелять Алексея Венедиктова, или повесить, или аккуратно подстричь. Не надо никаких зверств. Но ведь можно же НЕ ОДОБРЯТЬ того, что он сделал (и делает, продолжая рассказывать, что ДЭГ не фальсифицировалось), и не считать его политическим союзником. Потому что, простите, если для нас политический союзник — тот, кто продает наши голоса «Единой России», то кто мы вообще, для чего мы нужны?» — отмечает Навальный, упоминая также Максима Каца и главреда «Новой газеты» Кирилла Мартынова как «бывшего “нашиста”». 

Навальный выразил опасение, что «битва за принципы снова может быть проиграна под лозунгами “реальной политики”», и российскому обществу придется иметь дело с теми, кто считает, что «кое-где выборы надо отменить или подделать», чтобы к власти не пришли «экстремисты».  

«Только когда подавляющее большинство в российской оппозиции будет состоять из тех, кто ни при каких условиях не принимает поддельные выборы, неправильный суд и коррупцию, тогда мы сможем правильно распорядиться шансом, который обязательно выпадет вновь», — подытожил он. 

Чтобы получать главные новости быстрее, подпишитесь на наш телеграм и твиттер.

Поддержите тех, кому доверяете
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке.
Смотрите эфиры «Холода»?
Станьте их спонсором!
Мы открыли сбор на запись двух июльских стрим-квизов. Ожидаются крутые гости, интересные вопросы и ламповые истории! Поддержите сбор донатом, а эфиры смотрите на нашем канале!
Смотрите эфиры «Холода»?
Станьте их спонсором!
Мы открыли сбор на запись двух июльских стрим-квизов. Ожидаются крутые гости, интересные вопросы и ламповые истории! Поддержите сбор донатом, а эфиры смотрите на нашем канале!
€180 / €1500 На запись двух выпусков
  • 0%
  • 50%
  • 100%
Поддержать  →
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке.