«Я устал врать и сказал жене правду»

Истории мужчин, которые оказывают секс-услуги за деньги

В России, по разным оценкам, секс-работой занимаются от одного до трех миллионов человек. Анализ рынка показывает, что до одной пятой таких работников — мужчины. «Холод» поговорил с мужчинами из сферы секс-услуг о том, как и почему они пришли на эту работу, много ли зарабатывают и не тяжело ли им жить двойной жизнью.

«Он приставил пистолет к моей голове, велел забирать деньги и убираться»

Дмитрий (имя изменено), 27 лет

Когда мне было лет 20, я знакомился с девушками для секса без обязательств, а потом в какой-то момент понял, что могу на этом заработать. Я тогда жил в Петербурге, работал механиком-сборщиком: собирал автомобили на заводе за 40 тысяч рублей в месяц, но мне хотелось большего. 

Родители настаивали, чтобы я получил высшее медицинское образование. Я поступил на психолога, но так и не доучился. Зато получил специальность медбрата и окончил курсы медицинского массажа. Мне было 22 года. Я решил найти подработку по специальности. Увидел в интернете объявление о поиске массажиста в салон и откликнулся. Я сразу понял, что это непростой салон: там были VIP-комнаты со специфичными интерьерами. Первое время я делал обычный массаж, но через две недели работы у меня спросили, не хочу ли я зарабатывать больше, оказывая секс-услуги? Меня обучили эротическому массажу, и я стал работать. Поначалу я немного волновался: было чувство, что я делаю что-то неправильное. Все-таки мужчина — рыцарь, он должен платить, а тут получалось, что я менялся местами с девушкой. Но после пятой-шестой клиентки эти мысли ушли. 

Питер — открытый город, девушки не боятся заказывать себе мужчин. Обычно моими клиентками становились женщины от 28 лет, обеспеченные, у которых был свой бизнес. Как правило, замужние (но мужья ими не интересовались), поэтому серьезных отношений эти девушки не искали. Им было проще заплатить кому-то, а потом расстаться без взаимных претензий. Некоторых не интересовал секс со мной, им нужно было просто кому-то выговориться. Они платили мне за общение. Вообще, я думаю, для большинства женщин секс второстепенен, а приоритет — поговорить.

Моя минимальная ставка в Петербурге была 7000 рублей/час за классический секс. Половину я отдавал салону. Заработок зависел от количества клиентов и рода услуг — на классику и БДСМ, например, разные расценки. Но в среднем я получал 40–50 тысяч в неделю. Работать в салоне удобно: администрация решает вопрос с полицией (если бы полиция не была заинтересована в этом бизнесе, все салоны давно бы позакрывали). Полиция чаще интересуется теми, кто работает индивидуально, им без разницы, женщины это или мужчины — на одних сайтах объявления размещаются. Но женщины чаще мелькают в полицейских сводках, потому что их в этом бизнесе больше и они не так скрываются, как мужчины.

Мужчины идут в эту профессию не из-за кайфа, а из-за денег. Ты молодой, симпатичный, в хорошей форме, а тебя может вызвать женщина 45 лет, некрасивая и с лишним весом. Какое там удовольствие? Женщины, которым я сам был готов заплатить, лишь бы провести с ними лишний час, попадались мне очень редко. Я профессионал, поэтому не стимулирую эрекцию с помощью таблеток. Но почти никогда не кончаю. Я разделяю работу и кайф. Секс всегда в презервативе, плюс я предоставляю клиенткам справки, что здоров.

Все заработанное я тратил на себя и свою жену (женился я, когда только начал работать в эскорте), которой врал, что подрабатываю администратором в ночном клубе. Мы покупали дорогую одежду, аксессуары. Через два года я устал врать и сказал жене правду. Она решила, что я пошутил, но я показал ей свою анкету на сайте, переписки с клиентами, разблокировал телефон, чтобы она все могла посмотреть. Мы долго ругались. Она попросила меня бросить эту работу. Я бросил на четыре месяца. Но это не спасло наш брак: жена привыкла жить на широкую ногу, а мои доходы сильно упали. В итоге мы разошлись.

После развода я переехал в Ростов-на-Дону и вернулся к прежней работе. Салонов я тут не нашел, поэтому начал работать индивидуально. Конечно, расценки тут гораздо ниже, чем в Петербурге — от 2500 рублей в час за классику. Максимально я зарабатываю здесь 70 тысяч в месяц. Очень тяжело было привыкнуть к такому падению доходов, но ничего не поделаешь. Ростов более консервативный город, чем Петербург, поэтому девушки меня заказывают нечасто. Здесь большим спросом пользуются услуги женщин, чем мужчин. Выезжаю я в основном к супружеским парам (обслуживаю исключительно женщин). 

В салоне работать безопаснее. Но тут, как я уже сказал, ничего подобного я не нашел, поэтому несколько раз попадал в неприятные ситуации. Один мужчина вызвал меня для своей жены. Но в процессе сильно приревновал. Приставил пистолет к моей голове, сказал забирать деньги и убираться. После этого случая я оговариваю с клиентами все тонкости, на это, бывает, уходит минут 40, но за разговор я денег не беру. Только за секс или массаж. 

Однажды мне позвонила девушка. Я без задних мыслей выехал на адрес. В квартире меня ждали несколько кавказцев. Но я парень крупный, 190 см роста, спортивный, так что драться они со мной не стали. Только пытались давить психологически — мол, то, чем я занимаюсь, — не мужская работа. Каждый в итоге остался при своем. Они убеждены, что эта профессия губительна для мужского эго. Но это не так.

Сейчас у меня есть девушка. Я сразу сказал ей, чем зарабатываю на жизнь. Она отреагировала спокойно, думаю, в силу возраста — ей 22 года. Девушка постарше, которая уважает себя, никогда бы не приняла мой образ жизни. 

Когда я встречу женщину, в которую влюблюсь так же сильно, как когда-то влюбился в свою бывшую жену, я брошу эту работу. Пусть даже мне потом и придется работать на двух обычных. 

«Я давал девушкам то, что они недополучали от своих парней»

Алексей, 21 год

Я никогда не оказывал секс-услуги на профессиональной основе. Вообще-то я занимаюсь музыкой, беру уроки вокала, иногда читаю рэп — даже записал трек. У меня есть своя группа: на вокале я и еще девушка, плюс четыре танцовщицы. В прошлом году мы должны были поехать на заработки в Турцию — нам предложили петь каверы на известные песни в ночном клубе. Но началась пандемия, и границы закрыли.

Девушки у меня на тот момент не было, а секса очень хотелось. Я написал девушке, с которой мы познакомились на тусовке, но она сказала: 4000 рублей за час — а у меня было с деньгами туго. Я начал думать, что же делать. Пообщавшись с девушками в соцсетях, я понял, что мало кто из них получает удовольствие от классического секса. Оральный секс девушкам гораздо приятнее, но они его не получают из-за зоновских понятий местных мужчин — многие из них считают, что таким занимаются только «опущенные». Я так не считал, поэтому разместил в соцсетях объявления, в которых предлагал девушкам бесплатный массаж и оральный секс в обмен на классику — чтобы все остались довольны. 

Мне начали писать. Зрелым женщинам я сразу отказывал, меня интересовали девушки 17–23 лет. Многие из них состояли в отношениях, но я давал им то, чего они недополучали от своих парней. Девушки рассказывали обо мне своим подругам, а те — своим. Поднабравшись опыта, я научился чувствовать женщин, контролировать их в сексе. К декабрю желающих стало так много, что я решил брать за свои услуги деньги, чтобы как-то ограничить наплыв. Многие девушки обиделись и исчезли. Какого-то фиксированного тарифа у меня не было. Если девушка мне нравилась, я мог взять с нее 1600 рублей, если не нравилась — называл сумму в 9000. Не скажу, что я часто брал деньги за секс. Ну, может, раз 8-10 было — и все. Я хочу зарабатывать музыкой. 

Мне не всегда платили деньги именно за секс. Например, одна девушка наняла меня, чтобы похвастаться перед подругами. Мы пошли в клуб. Там она сильно напилась, потом я отвез ее домой и на руках донес до квартиры. Открыл дверь ее ключами и решил заночевать там: я же не мог оставить квартиру незапертой, а запирать девушку и уходить тоже было не очень удобно. Я уложил ее на кровать, а себе постелил рядом на полу. Секса у нас не было. Утром объяснил ей, что произошло. Еще были случаи, когда муж внезапно возвращался домой раньше обычного, и мне приходилось прятаться под кроватью или уходить через балкон.

Иногда мне в личку писали угрозы мужчины, у которых, видимо, давно не было секса. Обзывали альфонсом, но я честный человек и никогда не пытался обманывать девушек.

«Если речь идет о женщине, общение — обязательный пункт»

Аркадий (имя изменено), 36 лет

Я много лет веду различные мероприятия. Параллельно основной работе с 25 до 30 лет я подрабатывал в салоне эротического массажа. На тот момент я уже был женат. Супруга, естественно, ничего не знала. Хотя работал я строго без интима, мне стоило огромных усилий перестроиться и сконцентрироваться на том, что это не измена, а только способ заработка. Я очень любил и люблю свою жену и детей, но нашей семье нужны были деньги: наш небольшой бизнес прогорел, и мы увязли в кредитах. Салон забирал половину моего заработка, но оставшихся денег хватало на погашение долгов.

К 29 годам я потихоньку встал на ноги в финансовом плане, но в супружеской жизни начался кризис: бытовые проблемы убили всю страсть, секс исчез, мы часто ссорились. Я так обозлился, что решил найти себе мужчину. У меня всегда было влечение к мужскому телу, я засматривался на фото мужчин-моделей, но никогда ничего такого не пробовал. Я познакомился с одним парнем на гей-портале, у нас был секс. После этой встречи мне стало очень противно. Всю неделю казалось, что на мне его запах.

Через два года я с семьей переехал с периферии в крупный сибирский город. Мне исполнился 31 год, карьера массажиста была окончена, потому что в такие салоны берут мужчин до 30 лет. Честно говоря, я даже вздохнул с облегчением и постарался забыть об этом периоде своей жизни. Пару раз в год я все же встречался с мужчинами (к тому времени я уже принял свою бисексуальность), не за деньги — для души. Со временем у меня появился постоянный любовник, с которым мы познакомились на одном из гей-порталов. Он тоже женат. Так проще и безопаснее.

Работа ведущим не приносила стабильного заработка, а мне нужно было кормить жену и детей, выплачивать ипотеку. В 34 года я решил, что пока внешние данные позволяют, надо ими пользоваться, и начал оказывать секс-услуги за деньги в частном порядке. Я размещал объявления на различных порталах и в тематических группах «ВКонтакте». Вот уже два года я два-три раза в неделю, насколько позволяет график на основной работе, выезжаю к клиентам. Стоимость моих услуг — 2000 рублей в час. Более кассовые заказы, вроде эскорта с сопровождением, я не беру: светиться с другими женщинами в людных заведениях опасно. Заказы на всю ночь тоже не беру — трудно будет придумать отмазку для жены.

Я оказываю услуги женщинам, мужчинам и семейным парам. Некоторые мужья заказывают массаж женам в своем присутствии и таким образом вносят разнообразие в сексуальную жизнь. От женщин заказов меньше всего. Обычно это одинокие дамы от 50 лет на руководящей должности, они заказывают в основном эротический массаж без интима. Наверное, им не хватает ласки и внимания. Со мной можно пообщаться, но на практике общение, как правило, — прелюдия к делу. Если речь идет о женщине, общение — обязательный пункт: женщине так проще расслабиться. Говорим обычно про массаж, сексуальное здоровье и прочее. С мужчинами все проще: они четко знают, чего хотят, ты приезжаешь и просто даешь им это без реверансов.

Я люблю делать эротический массаж. На интим соглашаюсь, но без удовольствия, и все равно подхожу к сексу через массаж: не люблю тривиальный перепихон. Иногда приезжаешь к клиенту и видишь, что он вообще не в твоем вкусе. Я научился это не показывать, но в таких случаях обычно не обходится без принятия стимулирующих эрекцию препаратов — осечка непростительна. Разумеется, клиент об этом не знает. В этом плане мне легче быть нижним. После каждого заказа я выжат как лимон. В один сеанс массажа я вкладываю массу энергии и физических сил, а если еще и с интимом… Поэтому работаю с сохранением энергии и никогда не кончаю. Это главное правило. Если я кончу, то не смогу взять следующий заказ. Иногда клиент хочет, чтобы я кончил, но я предупреждаю, что за мой оргазм придется платить. Со всеми клиентами я использую презерватив — это даже не обсуждается. Плюс полоскаю рот хлоргексидином или мирамистином до и после и каждые три месяца проверяюсь у венеролога. В общем, слежу за здоровьем.

Однажды я сам обратился за секс-услугами к женщине, но никакого удовольствия не получил. Чувствовалось, что работу свою она выполняет машинально и испытывает к клиентам отвращение. У нее на лице было написано, как ей это все уже надоело. Она выгорела. Когда у меня появляются такие же чувства, я беру паузу. Но проходит месяц, появляется новая финансовая задача, которую нужно срочно решить, а единственный оперативный способ это сделать — вернуться на тайную работу.

Работа моя небезопасная, но только когда речь идет о клиентах-мужчинах: не знаешь, к кому едешь и на кого нарвешься, могут ведь подставить и избить. К агентствам у меня доверия нет, поскольку они просят предоплату за заказ. Это попахивает мошенничеством. Хотя работать через агентство, наверное, было бы спокойнее. Я стараюсь прислушиваться к своей интуиции и, если чувствую, что в переписке человек неадекватен, сразу отправляю его в бан. Иногда лучше перестраховаться.

Деньгами за секс-услуги я закрываю нужды, на которые не хватает средств с зарплаты. 

Мой основной доход, порядка 50 тысяч рублей, уходит на погашение ипотеки, оплату ЖКХ, еду и детские нужды. Еще у нас автомобиль, который тоже надо обслуживать. Жена работает, но ее заработок так же нестабилен, как и мой. Был период, когда у меня не было денег жену в кафе сводить или подарить ей что-нибудь. 

На секс-услугах я зарабатываю порядка 20-30 тысяч рублей в месяц и закрываю ими срочные нужды и всякую мелочевку. В период самоизоляции эти деньги меня очень выручили. Мне даже было проще выбираться из дома: жене сказал, что устроился на подработку в ночные смены. Рискованно, конечно. Мог заразиться коронавирусом, но как-то пронесло. Я прекрасно понимаю, что этот заработок не вечен. С возрастом я буду уже не так привлекателен внешне, но, думаю, еще пару лет продержусь. Заодно накоплю денег на развитие собственного дела.

Из знакомых о работе в секс-услугах знает только мой любовник. Я сразу ему все сказал. Он воспринял это адекватно: «Все мы не безгрешны». Мы больше не возвращались к этой теме. Если о моей работе узнает супруга, моя жизнь рухнет. Страшно даже подумать. Я очень люблю ее и детей, и все, чем я занимаюсь, делаю только ради них. Конечно, непросто жить двойной жизнью. Поначалу от постоянного психического напряжения болела голова, потом я как-то привык. Я мучился, потому что понимал, что веду не очень приемлемую с точки зрения общества жизнь. Потом принял тот факт, что это моя жизнь, мой выбор — и сразу полегчало.

Редактор
Иллюстрации
Поддержите журнал!
Нам нужна ваша помощь, чтобы выпускать новые тексты
Нам нужна ваша помощь, чтобы выпускать новые тексты