«Стройная и упругая»

Почему женщина из Красноярска продает фотографии несовершеннолетней дочери

В конце августа в сети разгорелся скандал вокруг Инны Ряжкиной — жительницы Красноярска, которая продает фотографии своей 13-летней дочери Анфисы. Часто на снимках девочка позирует на высоких каблуках и в откровенной одежде. На Ряжкину обратили внимание в Следственном комитете — Александр Бастрыкин лично поручил подчиненным разобраться в ситуации. Сама женщина утверждает, что не видит в образах дочери ничего сексуализированного и что девочке просто нравится фотографироваться. «Холод» рассказывает, что известно об этой ситуации и как отвечает на вопросы о происходящем сама Ряжкина.

Обновление от 16 сентября. После публикации текста два аккаунта в Instagram, где Инна Ряжкина выкладывала фото дочери, были удалены.

29 августа 29-летняя блогер из Москвы под ником Инса рассказала в своем телеграм-канале об Инне Ряжкиной — женщине из Красноярска, которая продает в интернете фотографии своей 13-летней дочери Анфисы. Ряжкина ведет аккаунт в Instagram, куда выкладывает снимки девочки. Анфиса занимается художественной гимнастикой и тренируется дома — на многих фотографиях она демонстрирует растяжку или сидит на шпагате.

Также Инна Ряжкина создала веб-сайт с фотосессиями дочери. На нем можно оформить подписку, чтобы получать доступ к новым публикациям, а можно покупать отдельные фотосеты. Некоторые из них стоят по 800 рублей, другие — по восемь тысяч. В июне, когда Анфиса с матерью отдыхала на Мальдивах, Ряжкина опубликовала пост с заголовком «Для спонсоров»: она написала, что ей очень жаль, что Анфису покусали комары — та расчесала укусы, и они распухли. Ряжкина добавила, что самостоятельно откорректировала каждую фотографию, чтобы этих укусов не было заметно.

По превью видно, что на многих фотографиях Анфиса позирует в купальнике или коротких шортах, часто — на высоких каблуках. Есть и фотографии в обуви, похожей на стрипы — туфли, в которых выступают профессиональные стриптизерши. 

В инстаграме Ряжкина пишет посты о жизни дочери. Например, рассказывает, как художественная гимнастика помогла ей исправить проблемы с осанкой: «Она стала сильная и выносливая, стройная и упругая. До сих пор она гибкая и пластичная хотя я никогда не заставляю её растягиваться. Все что нам необходимо это фитнес и тренировка выносливости. Теперь она похожа на маленькую длинную пантеру» (орфография и пунктуация автора сохранены).

По мнению блогера Инсы, фотографировать ребенка в таком виде, а тем более продавать эти снимки, — «вещь отвратительная и, к сожалению, очень распространенная». Такое явление — действительно не редкость: в Instagram есть много детей-моделей, и часто позы и наряды, в которых они фотографируются, выглядят неоднозначно. Например, аккаунт TeensModelsArt посвящен моделям-тинейджерам, и многие из них на снимках сидят с раздвинутыми ногами, в бикини или сетчатых чулках.

Еще до Инсы на Ряжкину обращали внимание другие интернет-пользователи. Например, участники форума baginya.org, на котором обсуждают медиаперсон и интернет-мошенников, провели собственное «расследование» и нашли много сайтов, где люди выкладывали фотографии Анфисы и оставляли комментарии эротического характера. В ответ Инна Ряжкина написала заявление в прокуратуру о том, что участники форума распространяют порнографию, и сайт был заблокирован. Сейчас его работа восстановлена, но зайти в ветку с обсуждением семьи Ряжкиных невозможно без платной регистрации. Блогер Инса для своего материала использовала многие материалы с форума baginya.org. «Изначально я взяла оттуда скриншоты, а потом уже начала сама искать информацию по сайтам и форумам для педофилов», — говорит она. 

После публикации Инсы на Инну Ряжкину обратили внимание в Следственном комитете: Александр Бастрыкин взял ситуацию под свой контроль и поручил красноярским следователям предоставить по ней доклад. Семьей Ряжкиных заинтересовалась и Ирина Мирошникова — уполномоченный по правам ребенка в Красноярском крае. В интервью для местного телевидения она сказала: «Родитель имеет право размещать фотографии своего ребенка. Бывают такие ситуации, когда ребенок, например, занимается спортом или каким-то искусством, и родитель обеспокоен продвижением ребенка в сетях, в инстаграме, в целях обеспечения карьеры в модельном бизнесе, к примеру. Но в данном случае то, что мы увидели, однозначно — фотографии носят недвусмысленный характер, и интерес к этой ситуации я считаю вполне обоснованным. Естественно, мы работаем». В ответ на запрос «Холода» омбудсмен написала: «Сообщаю, что работа по факту распространения фото А. Ряжкиной ведется мною во взаимодействии с органами системы профилактики, ГУ МВД и ГСУ СК РФ по Красноярскому краю». В Красноярском СК «Холоду» подтвердили, что в производстве находится уголовное дело, возбужденное «по факту размещения фотоматериалов с участием несовершеннолетней жительницы города Красноярска».

Чтобы продавать фотографии на собственном сайте, Инна Ряжкина оформила ИП, где в качестве деятельности указала «исполнительское искусство». «Потому что на своем сайте я показываю фанатам Анфисины фотосессии, а еще как она делает свои клипы, танцует и создает анимации, — сказала Ряжкина «Холоду». — А еще делаю репортажи о том, как Анфиса путешествует». По словам Ряжкиной, она исправно платит налоги. Кроме того, на сайте говорится, что все фотографии защищены авторским правом. Как объяснила «Холоду» сама Ряжкина, она зарегистрировала права на снимки после того, как некий человек из США «купил все фотосессии и стал их продавать на разных сайтах намного дешевле». Она говорит, что «в Америке российские законы не действуют». Поэтому она наняла адвоката из США, и тот посоветовал ей получить сертификат о регистрации авторских прав в Америке. В своем телеграм-канале она выкладывала фотографию сертификата, выданного в Бюро авторского права США. При этом, по мнению Ряжкиной, наличие у нее такого документа говорит о том, что ее снимки «несут достаточно художественный смысл, чтобы пройти такую регистрацию».

«Определяя степень достаточной оригинальности, Бюро авторского права США не оценивает эстетическую ценность, художественные заслуги или качество работ», — сказано при этом в методических рекомендациях. Специалисты бюро также не занимаются проверкой работ на непристойность, но могут сообщить в Минюст США, если увидят явные признаки детской порнографии. В публичном американском каталоге правообладателей есть только одна запись о том, что в июле 2021 года Инна Ряжкина зарегистрировала авторские права на 750 фотографий, сделанных в 2020 году. Информации о регистрации прав на более ранние или поздние снимки там нет.

Ряжкина утверждает, что фотографии дочери, которые она продает, — это «красота» и «искусство». Однако многие из них можно найти на сайтах с порнографическим контентом — по всей видимости, их туда загрузили люди, купившие фотосеты. А на сайте MyPornSnap.top есть те же самые снимки, которые Ряжкина выкладывала в Instagram, — где Анфиса сидит на мотоцикле и позирует в коротком платье и обуви, похожей на стрипы.

Есть информация и о фотографиях Анфисы в обнаженном виде. Блогер Инса выложила скриншоты с форума сайта freshmodels.net, посвященного детям-моделям (на сегодняшний день этого сайта уже не существует). На скриншоте один из пользователей показывает снимки из фотосета в ванной — на них девочка раздета и покрыта мыльной пеной. На скриншотах есть сообщения администратора форума: он написал, что покупал многие фотосеты с Анфисой и выкладывал на Freshmodels, но, когда произошла «утечка» фотографий из ванной, он сообщил об Инне Ряжкиной в американский National Center for Missing & Exploited Children (Центр по работе с пропавшими без вести и эксплуатируемыми детьми). Как именно произошла эта «утечка», купил ли он фотографии у самой Инны или у стороннего человека — он не уточнил.

Блогер Инса рассказала «Холоду», что ей не удалось связаться с людьми, которые покупали фотосессии с Анфисой. Но после публикации расследования ей анонимно присылали ссылки на материалы с подростком, и она передала их в СК. По ее словам, среди этих материалов — видео, где голая по пояс девушка, похожая на Анфису, переворачивается в постели.

На одном из скриншотов, которые приводит Инса, пользователь форума показывает свою переписку с якобы матерью Анфисы: он спрашивает у нее, какие снимки содержатся в фотосете за 200$, а она отвечает, что там, «как всегда, есть голые фотографии». Сама Ряжкина отрицает, что вела эту переписку. На скриншоте пользователь форума ведет диалог с пользователем Telegram под ником Anfisa_Model, но это имя не совпадает ни с одним нынешним ником Инны в Telegram, и доказательств, что это действительно пишет она, нет. 

Сама Инна Ряжкина в разговоре с «Холодом» не отрицает, что фотографировала дочь в джакузи. Но, по ее словам, она никогда не продавала эти снимки и не планировала выкладывать их в открытый доступ — это была «спонтанная фотосъемка».

«Я много фотографий делаю для себя, для родных, — говорит Инна Ряжкина. — У Анфисы никогда в жизни ванны не было, мы долгое время ходили только в душ. Я несколько лет строила дом, это было непросто. И вот, построили дом и впервые в жизни купили джакузи с подсветкой — специально для Анфисы. Дочка обрадовалась, и мы в этой джакузи фотографировались, хотелось посмотреть, как все переливается разными цветами, это был наш маленький праздник». При этом, по словам Инны, на этих снимках на Анфисе есть плавки. «Я ее голой много лет уже не видела, — объясняет Ряжкина. — У нас это не принято, даже когда мы в сауну ходим, она плавки надевает».

В материале Инсы, а также на некоторых других форумах есть фотографии, на которых Анфиса ест роллы, при этом ее ноги широко раздвинуты. Откуда именно взялась эта фотосессия и продавала ли ее Ряжкина, тоже нигде не уточняется.

По словам Ряжкиной, это не фотосессия, а скриншоты с видеозаписи. «Мы ездили в Германию, чтобы Анфисе провели обследование — у нее есть сложное заболевание, — говорит она. — В свободное время решили прокатиться в другой город на поезде. Анфиса ела, а я просто записала видео из поезда, чтобы отправить родным — показать, что, вот, у нас все в порядке, мы едем. Там на видео видно, что у меня камера трясется, я молоко наливаю. Я не снимала ее крупным планом в такой позе, на записи это выглядит совсем по-другому. Но потом один человек сделал скриншоты, приблизил интимные места, наложил фильтры и слил это в даркнет». В подтверждение своих слов Ряжкина прислала видеозапись — на ней действительно видно, что Анфиса едет в поезде и ест роллы, а съемка ведется не крупным планом.

На вопрос о том, как фото и видео из семейного архива попали к третьим лицам, Ряжкина отвечает, что это сделал человек, который получил к ним доступ, воспользовавшись ее доверием, но подробностей она раскрывать не может. Ряжкина утверждает, что никогда не фотографировала дочь обнаженной — все порнографические изображения, которые можно найти в интернете, были смонтированы.

По поводу фотографий девочки в инстаграме и на официальном сайте Ряжкина говорит, что никогда не видела в них сексуального подтекста и не ожидала, что «какие-то нездоровые люди могут это так воспринять». Она рассказывает, что стала выкладывать фотографии дочери в Instagram четыре года назад, после того как Анфиса победила на конкурсе красоты «Маленькая мисс Сибири». «Нам с Анфисой всегда нравилось фотографироваться, — говорит она. — Мы делали большие фотосессии, в один пост столько снимков не уместишь. Поэтому я решила сделать сайт, чтобы можно было выкладывать много фотографий. Я все снимаю для моего сайта: и как мы картошку копаем, и как в зоопарк ходим, я всегда с камерой».

Ряжкина говорит, что вести такой сайт — это огромный труд. Все фотографии нужно загрузить, отредактировать, разложить по папкам, придумать подписи. «Это полноценная работа, — говорит она. — Поэтому это не может быть бесплатно. Ведь на нашем сайте нет рекламы. Почему я это бесплатно должна делать? Тем более, нужно сайт содержать, платить за обслуживание, хостинги, плагины». Ряжкина также считает, что, если не ограничивать доступ к фотографиям подпиской, их увидит слишком много людей, и тогда ее «еще сильнее обсирать будут». Она утверждает, что высокая цена «отгораживает от педофилов», — и одновременно уверяет, что в фотографиях Анфисы нет «ничего, что могло бы заинтересовать педофилов»: им этот «контент не подходит ни по виду, ни по стоимости». «Зачем им наши фотографии в одежде, — говорит она. — Им же обнаженка нужна, и ее в другом месте можно купить. Зачем они столько денег платить мне будут?». Ряжкина называет людей, которые покупают фотосеты с ее дочерью, просто «искренними фанатами», которые относятся к Анфисе «без грязного подтекста».

Интернет-пользователи, которые «расследовали» историю Ряжкиной, утверждают, что, когда она начала продавать фотографии, ее доход заметно вырос — она стала часто ездить с дочерью за границу, а обстановка у нее дома на снимках выглядит дорогой. При этом, по словам Ряжкиной, все деньги, что она получает за фотосессии, — доход ее дочери, и на собственные нужды она их не тратит. Ей же, по ее словам, «хватает и пенсии». Сколько именно денег она получает, Ряжкина не говорит. «Какую бы сумму я ни назвала, все равно меня этим попрекать будут, обвинять в чем-то, — говорит она. — Могу сказать только, что это доход непостоянный. Вот кто-то купил фотосет и продал в даркнете в несколько раз дешевле, и у нас эти снимки больше не покупали — сразу доход упал».

По словам Ряжкиной, ее удивляет, когда люди видят в фотографиях ее дочери сексуальный подтекст. «Я не согласна, что у нее откровенные позы, — говорит она. — Просто девочка очень пластичная, это феномен этого ребенка. Я действительно люблю демонстрировать ее гибкость на фотографиях. Но Анфиса воспитана очень строго, у нее нет сексуальной распущенности. Мы и одежду пробовали менять, но и в платье вместо топика с шортами она выглядит грациозно и привлекательно. Вот я выложила фотку — она сидит боком, в розовой шапочке, с кремом от загара на лице. Мы на пляже были, и она только в плавках ходила, ей прикрывать еще нечего было. У меня даже мыслей не было, что кто-то это сексуально воспримет, это другой мир какой-то. Я когда поняла, что некоторые это в таком ключе видят, меня как кипятком ошпарило, для меня трагедия была, и я удалила это фото». Впрочем, это не единственное фото, которое вызвало неоднозначную реакцию интернет-пользователей, — но остальные фотографии Ряжкина не удаляла.

Ряжкина говорит, что правоохранительные органы не впервые интересуются фотографиями ее дочери — в 2020 году было возбуждено уголовное дело «по факту производства неустановленным лицом фотосъемки несовершеннолетней <…> в целях изготовления и распространения порнографических материалов». «Два года назад в даркнете появились фотографии, на которых моя дочь якобы голая, — рассказывает она. — Только это фотошоп был. И какие-то ужасные обсуждения. Я в шоке была». Ряжкина утверждает, что в ходе расследования уголовного дела Анфиса проходила и медицинскую, и психологическую экспертизу, и специалисты установили, что девочка никогда не подвергалась сексуальной эксплуатации. «Дело закрыли через восемь месяцев, — говорит Ряжкина. — Выявили, что это был фотомонтаж и делала его не я. У всей семьи изъяли компьютеры и технику, проверяли несколько месяцев, но ничего не нашли. След увел на зарубежные сайты, и мне сказали, что российская полиция тут ничего поделать не может и дело передадут в Интерпол». В качестве подтверждения своих слов Инна Ряжкина прислала фотографию постановления о возбуждении уголовного дела. Также она предъявила фотографию постановления о прекращении уголовного дела. В нем говорится, что фотографии подверглись монтажу, в порноматериалах нет обнаженных тел несовершеннолетних, а судмедэксперт не нашла у Анфисы признаков совершенного насилия. Сейчас, по словам Ряжкиной, постановление о закрытии дела отменено, и полиция продолжает искать того, кто распространял фотомонтаж..

Ряжкина добавляет, что она «не может измерить», кто и что чувствует, глядя на детские фотографии, и не может проконтролировать, вызывают ли они влечение у «каких-то больных людей». «Есть закон, и я его не нарушала, — заявляет она. — Ребенок одет. А если у нее какая-то излишняя гибкость — то это природный дар». 

Блогер Инса говорит, что, даже если фото с обнаженной девушкой смонтированы, соцсети и сайт Анфисы все равно вызывают вопросы. «У меня в распоряжении есть фото и видеоматериалы, где девочка голая по пояс, — говорит она. — Я передала их в СК. Их достаточно легко проверить на подлинность, и это уже дело специалистов. Но не нужно забывать, что у Инны Ряжкиной сильно растянутое понятие о том, что такое снимки в одежде. Сотни публично выставленных фотографий несовершеннолетней девушки в купальниках, трико или нижнем белье — не норма, и это не то же самое, что снимки в обычной повседневной одежде». 

По мнению детского клинического психолога Ирины Катин-Ярцевой, детский моделинг может быть разным, и если какие-то практики могут помочь ребенку и быть ему интересны, то другие, скорее всего, только навредят. Катин-Ярцева объясняет: одно дело, когда ребенок в свое удовольствие занимается в студии или кружке, общается с ровесниками, чему-то учится, а фотографии становятся просто побочным продуктом, а не целью. В такой ситуации ребенка не используют. Другое дело — когда все крутится вокруг продукта, продажа которого поставлена на поток и который взрослые люди могут покупать с сомнительными целями. «Даже если ребенок сам не понимает, что происходит и какие смыслы вкладываются в его изображения, на эмоциональном уровне у него будет чувство, что его используют, — говорит психолог. — А уж когда это делают родственники, тут уже возможна серьезная травма — она может возникнуть, когда близкие злоупотребляют доверием ребенка вместо того, чтобы, наоборот, защищать его». 

Катин-Ярцева подчеркивает: она не может комментировать конкретную ситуацию, связанную с Инной Ряжкиной и ее историей. «Но абстрактно могу сказать: если детские снимки у многих вызывают вопросы, если не один человек, а многие воспринимают их как сексуализированные, если нам кажется, что происходит эксплуатация ребенка, — скорее всего, нам не кажется, — считает психолог. — Люди чувствуют, когда что-то не так. Очень сложно перепутать живые детские фотографии в естественном контексте с сексуализированными, “взрослыми” фото».

Если же человек, который публикует такие фотографии, говорит, что не видит в них «ничего сексуального», к нему, естественно, появляются вопросы, считает Катин-Ярцева. «Если человек, выкладывая снимки, получает выгоду, — совершенно нормально в этой ситуации не верить ему на слово, — говорит психолог. — Особенно когда все, кроме него, видят сексуализированный подтекст».

При этом люди в окружении ребенка — друзья семьи, учителя — могут не обращать внимания на происходящее. «Нам бывает страшно думать о некоторых вещах, — объясняет Катин-Ярцева. — Мы говорим себе: “Этого не может быть, нам показалось”. Это нормальная защитная реакция — так работают психические механизмы отрицания и вытеснения». Отец и брат Анфисы Ряжкиной не ответили на сообщения «Холода».

По словам блогера Инсы, она намерена добиться того, чтобы Ряжкина понесла наказание. Блогер считает, что Ряжкину нужно привлечь к уголовной ответственности за изготовление порнографических материалов с участием ребенка. Она добавляет, что, по ее мнению, самой девочке потребуется психологическая помощь. Сама же Инна Ряжкина говорит, что в этой ситуации она уверена в своей правоте и хочет только одного — «чтобы люди узнали правду». 

Сама Анфиса пользуется соцсетями и знает о том, что в интернете обсуждают ее фотографии. По словам Инны Ряжкиной, в последнее время ее дочь стала «вести себя более скованно» во время фотосессий — «боится пошевелиться, не знает, как ей встать, чтобы про нее ничего дурного не сказали». Сама девочка не дает интервью, и о ее состоянии можно судить только со слов матери.

Поддержите журнал!
Нам нужна ваша помощь, чтобы выпускать новые тексты
Нам нужна ваша помощь, чтобы выпускать новые тексты