«Я танцую этот номер не первый год»

Учительница Юлия Марченко — о последствиях выступления на школьной линейке в Хабаровске

Педагог дополнительного образования школы № 76 в Хабаровске Юлия Марченко 1 сентября станцевала на школьной линейке. Ролик с ее номером «Птица счастья» быстро распространился в интернете. Многие пользователи соцсетей писали, что наряд танцовщицы слишком откровенный, а в управлении образования Хабаровска танец сочли недопустимым. Марченко публично принесла извинения, однако управление образования все же начало служебную проверку в отношении директора школы и административного персонала, ответственного за проведение праздника. После этого директор школы № 76 Татьяна Строкова написала заявление об увольнении, которое в мэрии пока отказались принять. «Холод» поговорил с Юлией Марченко о ее выступлении и о том, как она переживает оскорбления в соцсетях.

Я начала заниматься танцами в 20 лет — просто пошла в кружок. На тот момент я училась на экономиста в Хабаровском государственном университете экономики и права. Сначала это были восточные танцы, потом я стала осваивать и другие направления. В общей сложности я занимаюсь танцами 11 лет. 

Сначала я работала экономистом, но потом попала под сокращение и решила сменить сферу деятельности — стала фитнес-тренером, поработала в фитнес-клубах, начала вести занятия танцами в разных образовательных центрах, а потом меня пригласили в школу. Там освободилось место педагога, который ведет дополнительные спортивно-оздоровительные танцевальные занятия — факультативы, то есть третий час физкультуры, — и я согласилась. 

В школе знали, как я танцую, и я понимала, что иду в государственное учреждение. На линейке я танцевала не восточный танец, а сценический танец категории «шоу», если говорить на хореографическом языке. Идея этого танца в том, чтобы мы, люди, никогда не теряли свои крылья.

Фото из личного архива Юлии Марченко

В школе даже предположить не могли, что будет такая реакция. Я танцую этот номер не первый год, выступала с ним на Дне города и на других официальных мероприятиях. У меня даже мысли не было, что что-то пойдет не так. 

Буквально через час после выступления по школе пошли слухи о том, что видео попало в СМИ. Понятия не имею, как оно попало на ютуб и в соцсети. Когда я выступаю, я же не знаю, кто именно снимает, я просто вижу, что люди фотографируют — к такому я привыкла. Я не понимаю, почему танец выставили в таком свете. Наверное, кому-то свежая новость нужна была на 1 сентября. Но мне это, если честно, неинтересно. 

Выступление Юлии Марченко на Дне города в 2019 году

В этой школе я только-только начала работать и толком еще не успела ни с кем познакомиться. Те учителя, которых я знаю, относятся ко мне с пониманием. Они так и говорят: «Вы ничего такого не сделали, нет оскорбления в этом действии». До этого публичных конфликтов у меня не было, этот случай первый. 

Мне не предлагали увольняться. Я как работала, так и работаю. Я слышала, что в отношении школы проводятся проверки, но не интересовалась этим глубже. Я не считаю, что мой танец вышел за какие-то рамки, но раз он кого-то обидел, я публично за это извинилась. Я себя чувствую абсолютно нормально. Я делаю то, что люблю. А извинилась я потому, что есть люди, чьи чувства я задела, их было много, я согласилась с ними, мол, по вашему мнению это аморально — мне не сложно извиниться. (На вопрос о том, почему Юлия принесла извинения, была ли это ее инициатива или действие по просьбе мэрии, Марченко отвечать отказалась. — Прим. «Холода»).

Директора я знаю совсем недавно, но могу сказать, что это адекватный человек. Мне бы хотелось, чтобы у директора школы все было хорошо. Мне жалко, что она написала заявление. Она почти 30 лет работает в школе. Это очень большая школа: огромное здание, столько народу, я, например, училась в школе раза в три меньшей, поэтому для директора работа здесь — колоссальный труд. Со мной она ведет себя корректно. 

Откуда идет то, что сотрудники школы должны соответствовать каким-то консервативным ожиданиям? Мне кажется, что это представление зависит от личных комплексов человека. Возможно, кому-то хочется делать так же, а он не может. Но я считаю так: если вы хотите что-то высказать о ситуации, сначала разберитесь в ней до конца. 

Мои родственники, друзья и коллеги своего отношения ко мне не поменяли. Комментарии про себя не читаю. Кто против, тот против, но я не считаю себя виноватой. 

Незнакомые люди, которые пишут в соцсетях мне в личные сообщения, больше меня поддерживают, чем критикуют. Какого-то особого неадеквата, угроз нет, разве что была парочка неприятных сообщений в духе «а хочешь денег подзаработать?». 

После этого танца у меня на следующий день были занятия. Дети пришли ко мне, мы поздоровались, познакомились. Я сразу пошутила: «Сегодня я в спортивной форме, а не с крыльями». Я сама иронизирую над этим. Они спросили: «Это вы выступали?». Я сказала: «Да». Больше никаких вопросов про это не было. 

Мне кажется, такую агрессию у пользователей соцсетей спровоцировал не столько танец, сколько подпись к ролику, намекающая на стриптиз и откровенный наряд. Если бы подпись была нейтральная, то такой реакции бы не было. Я думаю, что ее придумывал какой-то копирайтер, а не профессиональный журналист, и за такие новостные куски он, наверное, получил деньги.

Редактор
Сюжет
Поддержите журнал!
Нам нужна ваша помощь, чтобы выпускать новые тексты
Нам нужна ваша помощь, чтобы выпускать новые тексты