«Можно предложить ей хлеб, а не член»

Секс-работницы, их клиенты и эксперты — о том, почему мужчины продолжают покупать секс

По статистике, собранной французским фондом Scelles, абсолютное большинство людей в мире, продающих секс-услуги, — женщины. Покупатели — как правило, мужчины. При этом шансы столкнуться с насилием со стороны клиентов для секс-работниц составляют от 45 до 75%. В развивающихся странах больше 40% секс-работниц испытывают симптомы депрессии, а больше 19% страдают от посттравматического стрессового расстройства. В России оказание секс-услуг нелегально, и тем не менее многие мужчины продолжают их покупать. Спецкор Юлия Дудкина рассказывает о том, почему они это делают.

«Либидо требовало»

В 2015 году Алексей — 29-летний инженер из Москвы — поехал с друзьями в Казань. «Погода была не очень, — рассказывает он. — Вечером вместо того, чтобы гулять по улице, мы пошли в бар». Выпив, один из приятелей предложил Алексею воспользоваться услугами секс-работниц (слово «секс-работница» нормализует покупку секса за деньги, и по поводу его употребления ведется много споров. Однако здесь и далее редакция использует это слово, поскольку именно такой термин предпочитают сами женщины, с которыми мы говорили для этого текста. — Прим. «Холода»). «У меня такого опыта раньше не было, — говорит Алексей. — Я согласился, но думал, что в итоге до этого дело не дойдет. Потом мы еще выпили, и он спросил: “Ну что, ты готов?”. Я подумал: “Почему бы и нет?”». На тот момент у Алексея не было постоянных отношений и «сексуальные контакты были нерегулярные», по его словам, «хотелось чаще, либидо требовало».

Когда они вернулись из бара к дому, где снимали квартиру, друг «нашел какой-то номер и позвонил по нему». Вскоре к подъезду подъехала машина, из нее вышли две девушки — Алексею они показались привлекательными. Водитель уехал, а молодые люди вместе с этими девушками отправились по своим комнатам.

«Было хорошо, но в начале немного странно, — говорит Алексей. — Целоваться нельзя, до определенных интимных мест стараешься не дотрагиваться голыми руками, потому что негигиенично». Но, по его словам, через пару минут он привык и «начал получать удовольствие».

Когда оплаченное время закончилось, девушка ушла, а Алексей подумал о том, что подобный опыт можно будет повторить. «Считается, что, если ты платишь за секс, у тебя какие-то проблемы с личной жизнью, — говорит он. — Но бывает же, что проблем нет, просто хочется удовлетворить потребности, а ты прямо сейчас не состоишь в отношениях». В то время онлайн-приложения для поиска партнеров были еще не так распространены, как сейчас, и он пришел к выводу, что секс-услуги — самый очевидный способ заняться сексом без обязательств.

«В следующий раз я обратился к секс-работнице уже через неделю, когда вернулся в Москву, — говорит он. — Мне нравилась одна девушка, и я хотел, чтобы у нас завязались отношения. Но мы встретились, и выяснилось, что у нее не было ответных чувств ко мне». После разговора, по словам Алексея, он ощущал себя «неприятно», настроение у него было подавленным и хотелось «что-то сделать, развеяться и отвлечься». «Я зашел на сайт с интим-услугами, — вспоминает он. — Выбрал девушку, которая была похожа на ту, с которой у меня не сложилось, и отправился по адресу». 

Он пришел в двухкомнатную полупустую квартиру — из мебели в ней были только шкафы и кровати. На кухне сидели три девушки. «Та, к которой я изначально приехал, сказала: “У меня критические дни. Если тебя не смущает, то давай”, — вспоминает Алексей. — Но меня смущало, и она предложила выбрать другой вариант». Одна из девушек в квартире была чернокожей, и он решил заняться сексом с ней. По его словам, это был «приятный опыт: запомнилось, что кожа у нее была гладкая и бархатистая». Алексей рассказывает, что ушел домой с ощущением, как будто «сбросил груз».

С тех пор он пользовался платными секс-услугами еще два раза. Один раз — за границей, «из любопытства». В другой раз — в момент, когда «появилось ощущение, что очень не хватало физической близости, и ручная работа не помогла». Это было в 2017 году, и с тех пор за подобными услугами он не обращался — «не было потребности».

Константину (имя изменено) 27 лет, он живет в Москве и преподает иностранные языки. Он говорит, что за своим первым сексуальным опытом в подростковом возрасте пришел в бордель. «Мне было лет 14-15, — говорит он. — Секс меня интересовал, и я подумал, что, чтобы что-то делать, надо этому сначала научиться. У меня по жизни ко всему такой подход». Обсудить свою идею с родителями он не мог — в его семье не принято было затрагивать такие личные вопросы, и никакого полового воспитания тоже не было. По словам Константина, встречаться и вступать в близость с ровесницами он не хотел — у большинства из них еще ни разу не было секса, и он боялся «сделать кому-то больно или навредить».

«Я несколько месяцев все планировал. Составил бюджет, отложил денег, нашел девушку в интернете, — рассказывает Константин. — Приехал в квартиру где-то в районе Арбата, и оказалось, что там нет той девушки, что была на фото. Мне сейчас кажется, что я тогда попал в какую-то мутную контору, но тогда я не разбирался».

Он говорит, что сильно волновался. К нему вышли «несколько дам» заметно старше него самого — ему показалось, что им было не меньше 30. Он «запаниковал и выбрал кого-то наугад». «Я думал, что выгляжу старше своего возраста, — говорит Константин. — Надеялся, они не догадаются, сколько мне лет. Никто ничего не сказал, но, думаю, они все поняли».

По его словам, девушка, которая помогла ему «получить первый опыт», была «неплохая», но сам процесс ему не очень понравился. Он ожидал, что «будет как в порнофильмах», с «бурей эмоций», но вместо этого происходило «что-то непонятное». К тому же он так сильно нервничал, что не мог расслабиться.

«Потом я проанализировал произошедшее, — говорит он. — Подумал, что нельзя делать выводы после первого же опыта, надо попробовать снова». Он решил в следующий раз еще более тщательно подойти к поискам секс-работницы: стал читать отзывы клиентов и по ним пытаться понять, подойдет ли ему та или иная женщина. Следующие опыты оказались, по его словам, более удачными. Константин и сейчас продолжает несколько раз в год пользоваться платными услугами в те периоды, когда у него нет отношений.

«Я считаю, что знакомиться с кем-то ради секса на одну ночь — не очень правильно, — говорит он. — В таких случаях ведь часто оказывается, что второй человек рассчитывает на что-то большее, даже если не говорит об этом. Мне кажется, нанять профессионала — более честно».

«Настоящий мужчина»

В разных странах от 8 до 80% мужчин хотя бы раз покупали секс-услуги. В 2019 году агентство маркетинговых исследований ZOOM MARKET провело опрос мужчин из 25 российских городов, и 23% респондентов признались, что они или их друзья оплачивали интим-услуги. Похожую цифру в 2007 году получили исследователи из ФОМ: 22% опрошенных сказали, что знают людей, которые платили за секс. Но в этих исследованиях речь идет только об «очных» секс-услугах. Опросы не учитывают тех, кто платит, например, вебкам-моделям. Поэтому посчитать настоящее количество покупателей секс-услуг в России невозможно.

Как правило, российские исследования секс-индустрии посвящены ее работницам и работникам — исследователи пытаются выяснить, почему люди приходят в эту сферу и является ли их выбор добровольным. Намного меньше изучают поведение клиентов, оплачивающих секс-услуги. При этом, по словам менеджера проектов «Кризисного центра для женщин» Анастасии Чуваевой, в сфере секс-услуг правила диктуют именно клиенты, и сами услуги существуют благодаря клиентскому спросу. 

В 2012 году социолог Майя Русакова провела исследование, посвященное потребителям секс-услуг и их мотивации. Больше 80% участников опроса отметили, что платят за секс, чтобы «расслабиться и забыть о проблемах». Также больше 80% респондентов согласились, что заплатить за секс — дешевле и проще, чем вступать в отношения с девушкой, и что платные услуги делают их сексуальную жизнь «более разнообразной и яркой». 79% ответили, что с секс-работницей могут позволить себе в постели практики, которые «невозможны» с женой или любовницей. 

В исследовании говорится, что выявить какие-либо социально-демографические особенности клиентов секс-работниц не удалось — это люди самых разных профессий и разного возраста. Зато выяснилось, что по сравнению с мужчинами, никогда не платившими за секс, постоянные покупатели секс-услуг чаще употребляют алкоголь, сталкиваются с половыми инфекциями и меняют партнеров.

За рубежом есть и более современные исследования. В 2019 году доктор Моник Хьюзамен из Кейптаунского университета выпустила научную работу, для которой она опросила 43 мужчин из Южной Африки об их опыте получения секс-услуг. Примерно четверть респондентов признались, что заплатили секс-работницам, чтобы впервые в жизни заняться сексом. Некоторые мужчины, с которыми общалась исследовательница, также рассказали, что пользовались платными секс-услугами, потому что это позволяло им вступить в интимный контакт с женщиной и при этом чувствовать себя в безопасности — в случаях «бесплатного» секса они боялись разочаровать партнершу или столкнуться с отказом. 

Хьюзамен в своем исследовании отметила, что у многих мужчин, которые покупают секс, есть представление о том, что «настоящий мужчина» должен быть неутомим в постели, опытен в сексе, а его эрекция не должна давать сбоев. В частности для того, чтобы приблизиться к этому стереотипу о мужественности и «набраться опыта», респонденты обращались к секс-работницам.

«В обществах, где ярко выражено гендерное неравенство, к женщинам часто относятся как к инструменту, — говорит Вероника Антимоник, координатор программ фонда “Безопасный дом”, который занимается проблемами эксплуатации и торговли людьми. — Есть мнение, что они должны обслуживать мужчин — как в быту, так и в сексуальном плане. А те, кто вовлечен в секс-индустрию, — это такие “особенные” женщины. Их можно использовать за деньги, чтобы набраться опыта или воплотить свои фантазии, не испытывая к ним особой эмпатии».

К тому же, добавляет Антимоник, оплаченный секс позволяет человеку почувствовать власть. «Когда предлагаешь секс девушке из приложения для знакомств, у вас более равные отношения, — говорит Антимоник. — Она может тебе отказать, ей может что-то не понравиться. А если ты оплатил услугу, такого не произойдет».

«Я думаю, процентов 80 мужчин к нам приходят просто за сексом, — рассуждает Алена. Ей 50 лет, она живет в Новосибирске и уже больше десяти лет зарабатывает оказанием секс-услуг. — Остальные — за сексом и какими-то фантазиями. Некоторым нравится поиграть в отношения. Они могут лежать на кровати и говорить: “Мы с тобой поедем в отпуск, я куплю тебе машину”. Нам, конечно, смешно такие байки слушать. Мне кажется, мужикам иногда хочется почувствовать себя всемогущими мачо, представить себя кем-то и поверить в это. Я их не осуждаю за это. Им хочется секса, контакта, а усилий прикладывать к этому не хочется. Это как пельмени — можно их налепить, а можно купить готовые». 

«Потное сплетение тел»

29-летний Антон (имя изменено) из Москвы, работающий в медиа, получил свой первый сексуальный опыт за деньги, как и Константин. «Мне было 19 лет, и друзья мне решили сделать такой подарок, — вспоминает он. — У нас была какая-то бурная пьянка. Зашла тема про секс, и я признался, что у меня его никогда не было. Друзей это повергло в шок, и они сказали: “Давай мы тебя сводим”».

Антон говорит, что он был стеснительным, ему было трудно знакомиться с девушками. При этом он переживал из-за того, что у него не было опыта, — ему казалось, что большинство парней занимаются сексом со школьных лет и «быть девственником не престижно», — как он говорит, чувствовалось «какое-то давление».

«Мне, конечно, хотелось начать вести половую жизнь, но не таким способом, — говорит Антон. — Хотелось, чтобы это было по взаимной симпатии. Но все-таки я на предложение друзей согласился, я человек любопытный, к тому же был сильно нетрезв». Он говорит, что среди них был «опытный юноша, который знал, где какие бордели находятся». Под его руководством компания отправилась в район метро Киевская, в один из жилых домов неподалеку от Кутузовского проспекта. 

«Нам открыла дверь роскошная чернокожая женщина, — говорит Антон. — Друзья сказали: “У парня боевое крещение, сделайте все хорошо”. Она нас привела в комнату, там несколько девушек выстроились в ряд, и мне сказали выбирать. Меня как-то покоробило, что я не знал их имен и нужно было просто показать на одну из них». 

Дальше он вместе с выбранной девушкой прошел в «тесную каморку». По словам Антона, то, что произошло дальше, ему не понравилось. «Это было какое-то потное сплетение тел, — говорит он. — Я не очень понимал, что надо делать. Удовольствия никакого. Все было совсем не так по-гусарски, как мне представлялось». Он заплатил 3500 рублей за час, но, как он рассказывает, «справился быстрее» и поспешил поскорее выйти на улицу — «не хотелось там оставаться». На расспросы друзей он ответил, что это «какой-то отстой».

«Меня напрягло, что для нее это просто работа, — говорит Антон. — Мне после этого опыта никакого секса еще долго не хотелось — я думал, что он такой и есть, неприятный». Примерно через год он познакомился с девушкой, которая ему понравилась, и у него впервые в жизни завязались серьезные отношения. Через несколько месяцев он решился на физический контакт. «В этот раз все оказалось по-другому, — рассказывает Антон. — У меня осталось впечатление, что тот первый опыт с секс-работницей был как будто не по-настоящему, а теперь естественный порядок вещей восстановился».

В исследовании Кейптаунского университета респонденты, которые лишились девственности с секс-работницами, признавались, что делали это, потому что их тяготило отсутствие опыта. Им казалось, что они «слишком взрослые, чтобы быть девственниками», и было стыдно за это. При этом в общении с «обычными» девушками они испытывали неловкость, стеснялись знакомиться и заводить отношения.

Алена — секс-работница из Новосибирска — говорит, что в ее практике были случаи, когда мужчины без опыта просили, чтобы она «научила их всему». «Иногда это были такие задроты, — вспоминает она. — Совсем не умели общаться, подать себя. Я на них смотрела и думала: “Парень, да тебе всю жизнь придется к проституткам ходить”».

Петр — 31-летний журналист из Москвы — тоже впервые в жизни занялся сексом за деньги. «Это было в 2012 году, я учился на пятом курсе, — говорит он. — Два моих товарища проходили стажировку в Германии, и я прилетел к ним в гости на новогодние праздники». Друзья спросили Петра, не хочет ли он сходить в местный легальный бордель. «Мне хотелось, конечно, чтобы мой первый раз случился не за деньги, — вспоминает он. — Но я решил, раз такая возможность представилась, почему бы и нет?». 

Первого января друзья пришли в публичный дом: администратор посадила их на диван «в красивой комнате» и предложила выбрать из трех девушек. «Нам всем троим понравилась молодая девушка европейской внешности, — говорит Петр. — И мы решили пойти к ней по очереди». Он говорит, что не задумывался о том, будет ли ему комфортно заниматься сексом с той же девушкой, что и его друзья, его заботило другое — он сильно волновался, что у него «ничего не получится». Но в итоге от него «ничего не потребовалось — только лечь на кровать, остальное она сама сделала».

Петр говорит, что ему этот опыт очень понравился, и домой в Москву он улетал в отличном настроении. С тех пор, по словам Петра, он еще пять или шесть раз пользовался секс-услугами — «ради приятных ощущений». Однажды он разговорился с одной из секс-работниц — она показалась ему очень интересной и обаятельной, и он хотел позвать ее на свидание. Но потом начал встречаться с другой девушкой и от этой идеи отказался. «Сейчас я такими услугами не пользуюсь, — говорит он. — У меня есть отношения, а обманывать партнершу я считаю неприемлемым».

«Такая же работа»

Петр считает, что в проституции нет ничего плохого. «Консерватизм и ханжество мне чужды, — говорит он. — Другое дело, если девушка вынуждена этим заниматься, чтобы не умереть с голоду, — тогда это ужасно. Но по тем секс-работницам, которых я видел, у меня не создалось впечатления, что им неприятно этим заниматься и они это делают по нужде».

Антон говорит, что у него «какой-то позиции по поводу проституции нет» и его «этот вопрос не заботит». Константин признается, что задавался вопросами о том, этично ли платить за секс-услуги, и пришел к выводу, что да, потому что «это такая же работа, как любая другая». «Говорят, это эксплуатация, — рассуждает он. — Но вот я, например, работал на стройке. Это ведь тоже эксплуатация моего тела? И почему мы не спрашиваем дворника, нравится ли ему вставать в шесть утра и мести улицы? Ведь у него тоже работа, которая не считается престижной, и обычно в нее приходят ради пропитания».

По мнению Вероники Антимоник из фонда «Безопасный дом», сравнение работы в сфере секс-услуг с другими профессиями некорректно. «Сексуальность — это часть личности, — объясняет она. — Любой другой труд можно психологически отделить от себя. Днем ты работаешь в бухгалтерии, а вечером живешь другой жизнью. Но в случае с секс-услугами происходит вторжение в телесность и интимность человека, которая неотделима от него самого».

Антимоник считает, что покупка секс-услуг — это насилие. Формально секс происходит по согласию, но это согласие покупается за деньги. «Женщина (или мужчина) вступает в связь с человеком, которого она не выбирала, — говорит Антимоник. — Она его не хочет и не стала бы заниматься с ним сексом без оплаты». По ее мнению, это можно сравнить с так называемым «супружеским долгом»: когда женщина не хочет заниматься сексом, но соглашается, потому что «должна». Такое «исполнение долга» может наносить вред психике и приводить к посттравматическому стрессовому расстройству и другим проблемам. Но, по словам Антимоник, если формальное согласие получено, мужчин часто не беспокоит вопрос о том, хочет ли на самом деле партнерша секса с ними. Их не расстраивает, что, возможно, женщина делает то, что ей на самом деле неприятно.

Сексолог, специалист клиники Mental Health Center Амина Назаралиева говорит, что такой взгляд на вещи действительно часто встречается у мужчин. «Это может быть следствием проблем с эмпатией или гендерных стереотипов, — говорит она. — Наших мужчин учат, что они должны всегда хотеть, добиваться, выклянчивать, быть хитрыми с женщиной, чтобы добыть себе секс. При этом считается нормальным, что женщина не хочет секса и занимается им не из желания, а в обмен на ресурсы. Чтобы решить эту проблему, нам нужно воспитать новое поколение мужчин, для которых ненормально трахать тело, которое не испытывает от этого удовольствия».

Назаралиева добавляет, что «многие до сих пор уверены, что невозможно изнасиловать того, кому ты заплатил за секс, но это не так».

«Попробовать с азиаткой»

Сергею 44 года. Он вырос в Украине, но последние несколько лет живет в Германии и работает IT-инженером. «Впервые у меня был опыт с секс-работницей лет в 18-19, — говорит он. — Друзья пригласили ее на день рождения, просто ради веселья». Он в тот вечер выпил полторы бутылки вина и был сильно нетрезв, заниматься сексом ему не очень хотелось. Но ему показалось, что отказываться «как-то стыдно» — «кто же от такого добра отказывается?». «Мне сейчас это весело вспоминать, а тогда ощущения были странные, — говорит он. — Какое-то насилие над собой».

После этого он много лет не пользовался такими услугами, но в последние годы снова начал. «Обычно у людей, кому за 40, есть какие-то хобби, — говорит Сергей. — Кто-то подводной охотой занимается, кто-то мотоциклы любит. Когда нет хобби, от скуки проблемы начинаются, алкоголь». Сергей решил сделать своим хобби походы к секс-работницам. Он женат, и, по его утверждению, жена в курсе и не волнуется, потому что они обговорили правила, которые ее устраивают (какие именно, Сергей говорить не захотел).

«Это как поход в ресторан, — размышляет Сергей. — Можно и дома приготовить. Но приятно иногда выбраться в красивое место, получить впечатления». К тому же, по его словам, «когда тебе за 40, хочется драйва». «Некоторые женщины рассказывают, что мужья с ними спать не хотят, — говорит он. — Я думаю, им скучно, не хватает разнообразия, новизны. А новые впечатления в этом помогают». 

Кириллу 31 год, он живет в Москве и тоже работает в сфере IT. «Я начал ходить к девушкам, когда мне было 21-22 года, — говорит он. — Просто интересно было». Первый опыт, по его словам, вышел отвратительным, потому что он отправился к «женщине по низкой стоимости» неподалеку от дома. «Чем ниже стоимость, тем человек ленивее и старее, — считает Кирилл. — Ей было, наверное, под 40, про таких говорят “потаскана жизнью”. Было такое чувство, что на школьной вечеринке соблазнил учительницу». И тем не менее он решил, что ему хочется «попробовать еще, с более молодой и интересной», и стал «периодически ходить к девушкам». 

«Мне, наверное, просто было скучно, — рассказывает он. — А тут спортивный интерес есть. Можно попробовать с азиаткой, можно — с двумя девушками сразу. Правда, они все помешаны на гигиене. Когда надо сменить резинку, это накладывает отпечаток бюрократии на прекрасный процесс тройничка». 

Последние восемь лет Кирилл секс-услуги не покупает — как он говорит, «нет необходимости». Но иногда заходит на специализированные сайты посмотреть, «во сколько девушки себя оценивают».

Павел (имя изменено) — 56-летний портфельный инвестор из Москвы — говорит, что начал покупать секс-услуги еще в 1990-х, «из любопытства и для веселья». «Я в детстве жил рядом с гостиницей “Интурист”, — говорит он. — Видел там девушек, которые иностранцам услуги продавали. Может, у меня это как-то в голове отложилось». 

Он говорит, что в 1980-е и 1990-е годы «приноровился к уличным девушкам», которым «платишь копейки, и все быстро». При этом, по его словам, «на это накладывались какие-то фантазии — есть красиво упакованный товар, вы ждете, что за оберткой фантастический вкус, но там ничего особенного». Но он все равно продолжал платить. «Это было такое хобби, — говорит он. — Да и как люди они мне были интересны. Старался выбрать ту, с которой можно поговорить». 

По мнению Павла, в случае с секс-услугами «деньги платятся, чтобы уйти без последствий, а бесплатный секс выливается в куда большие деньги». Он уверен, что не бывает бесплатного секса без обязательств, который всех устраивает. «У мужчин и женщин мотивация сильно различается, — уверен он. — Мужчина на девушку смотрит и думает, трахнул бы он ее или нет. А женщина думает: “Родила бы я для него или нет?”. Профессионалки такие мысли привыкли вытеснять, у них профдеформация».

Павел говорит, что сейчас он женат третий раз, и, по его утверждению, ни от одной из жен своего «хобби» не скрывал. «С третьей легче всего,— говорит он. — Она и сама раньше в этой сфере работала, так мы с ней и познакомились». Сейчас, по его словам, он платит за секс несколько раз в месяц. «Но с некоторыми профессионалками мы стали приятелями, — утверждает он. — Я к ним просто поболтать заезжаю. Если с ними всерьез, по-человечески общаешься, они это ценят и с тобой тоже общаются всерьез, честно. Выскажут тебе правду, которую никто больше не скажет». 

42-летний менеджер по продажам из Москвы Анатолий (имя изменено) начал пользоваться в 1990-х. «Знаете, как бывает, — говорит он. — Соберутся пацаны, выпьют. Зайдет разговор о девушках, а где их взять? Начинают звонить подругам, а те слышат, что парни пьяные, говорят: “Да зачем мы к вам поедем?”. И кто-то говорит: “Давайте снимем”». По словам Анатолия, в таких случаях они с друзьями ехали в район Садового кольца. «Там точка с мамочкой, — говорит он. — Забираете девушку одну на троих и везете к себе».

По его словам, сначала у него «был опыт с дешевыми проститутками», и ему не очень понравилось: «Дешман дешманом, и запах у них специфический какой-то. Может, духи какие-то». Но потом он стал платить за секс девушкам, которые танцевали стриптиз в известном московском клубе, и они ему понравились больше — «нормальные, и поговорить с ними можно». 

Анатолий говорит, что для него главное преимущество секс-услуг — в том, что это «экономит время». «Можно пытаться познакомиться с девушкой и кучу денег потратить без толку, — считает он. — А можно просто в клубе подснять». В качестве иллюстрации Анатолий рассказывает шутку «про двух пацанов»: «Один познакомился с девушкой, выгулял в ресторанчик, в клуб, потратил пятнашку. Она его чмокнула в щечку и сказала, что позвонит. Другой заплатил 200 долларов проститутке и прекрасно провел время. Вопрос: кто из них двоих потом назвал свою спутницу ******?».

При этом Анатолий утверждает, что к секс-работницам относится «не как к мясу, а как к живым людям», и заверяет, что не смотрит на них свысока. «Хочет она так жить — имеет право», — считает он. Сейчас Анатолий женат, и супруге про свой опыт не рассказывал — только друзьям, чтобы вместе посмеяться.

«Должна быть улыбчива и гостеприимна»

31-летний Кирилл из Москвы говорит, что у него никогда не возникало сомнений, этично ли платить за секс. «Мы все в определенном смысле за него платим, — говорит он. — Например, если девушку в клубе коктейлем угощаем». И вообще, по его мнению, большинство отношений «устроены гораздо хуже, чем проституция».

Кирилл знает о том, что есть женщины, которые продают интим-услуги по принуждению, и те, кто делает это, чтобы спастись от нищеты. Но он считает, что такие работницы встречаются только «в низкой ценовой категории», а у тех «дорогих» девушек, которым платил он, жизненная ситуация намного лучше.

«Секс-индустрия — это часть рынка, и она должна функционировать так же, — уверен он. — Хороший профессионал получает деньги, и платят ему не за [его настоящие] эмоции. Поэтому хорошая секс-работница должна быть улыбчива и гостеприимна, и нормально, что никому нет дела, что у нее на самом деле на душе. А если это не так, если она говорит “отойди, мне больно”, то оценка на сайте сразу снижается и клиентов становится меньше». По мнению Кирилла, так же функционирует любой другой бизнес в сфере обслуживания.

29-летний Алексей из Москвы считает, что «есть четыре вида секса». «Первый — когда у вас взаимная любовь и близость, — перечисляет он. — Второй — когда ты человека любишь, а он тебя нет. Третий — когда наоборот. И четвертый — когда никто друг друга не любит. Мне кажется, четвертый случай — самый простой в эмоциональном плане. Никто никого ни к чему не обязывает, просто приятное времяпровождение». 

По словам 42-летнего Анатолия из Москвы, «в 90 процентах случаев проститутку не трахают, ей дрочат». Но он утверждает, что, в отличие от многих знакомых, к секс-работницам относится нормально. «Поэтому у меня не было переживаний, что я им не нравлюсь, а они со мной занимаются сексом, — говорит он. — Я беседу с ними строил так, чтобы вызвать симпатию. Были девушки, которые сами потом мне звонили, и у мы уже просто так бесплатно встречались, ради обоюдного удовольствия». При этом он уверен, что в целом «в эту сферу идут девицы с определенным складом характера и определенным подходом к личным границам», поэтому секс они воспринимают не так, как другие люди, и им проще заниматься им за деньги. «Вот мне бы такое даже в голову не пришло», — говорит он.

По словам Вероники Антимоник, стереотип о том, что у секс-работниц «особенное отношение к сексу» и они из-за этого выбирают такую работу, довольно распространен. На самом же деле большинство людей, задействованных в индустрии, принадлежит к уязвимым группам населения. Миф об «особенном отношении к сексу» может объясняться тем, что больше половины секс-работниц пережили в детстве сексуальное или физическое насилие. «Такой опыт повышает уязвимость человека, — говорит Антимоник. — Он меняет отношение человека к собственному телу, к своей сексуальности. Можем ли мы в такой ситуации говорить, что это выбор самой женщины? Может быть, этот выбор за нее сделал тот, кто впервые ее изнасиловал?».

По словам сексолога Амины Назаралиевой, у всех людей разные типы сексуальности, и все они нормальные. «Кому-то есть мороженое приятнее, чем заниматься сексом, — говорит Назаралиева. — А кто-то с помощью секса сбрасывает напряжение, испытывает высокое влечение, много занимается сексом и мастурбацией. Я в своей практике вижу, что у женщин, переживших травмы, у тех, у кого в анамнезе изнасилование, сексуальность поочередно попадает то на один край этого спектра, то на противоположный. Одна и та же женщина может переходить от гиперсексуальности и множества случайных партнеров к долгому воздержанию, когда ей страшно даже думать о сексе, у нее начинаются флешбеки. И такие женщины довольно часто оказываются в проституции. Они ужасно страдают, им нужна помощь». 

Назаралиева говорит, что человек может добровольно заниматься сексом по разным причинам: может чувствовать влечение, а может и рассчитывать на материальные выгоды. «Но мотивом не может быть страх или угроза лишения денег, еды, свободы передвижения и общения, — говорит сексолог. — В таком случае это уже насилие». 

56-летний Павел из Москвы, который регулярно покупает секс-услуги, знает о том, что с этим связано много этических вопросов. «У меня есть ощущение, что все-таки это изнасилование — когда тебя трахает мужик, который тебе не нравится, — признает он. — Даже если ты на словах была согласна. Я думаю, что у девушек есть травма из-за этого». Но он уверен, что у него самого «с женщинами хорошие отношения». Павел утверждает, что общение с ними он старается «перевести в другое русло» и для него «секс не на первом месте», так что иногда он может им даже не заниматься, а просто «попить чаю».

Несмотря на слова многих клиентов об «уважительном» отношении к секс-работницам, по словам Антимоник, дисбаланс власти в этой индустрии существует всегда. «Это модель, в которой мужчины платят деньги и получают то, что хотят, — говорит она. — И для этого не обязательно стараться, прикладывать усилия, чтобы понравиться девушке. Люди идут за опытом или за удовольствием с ощущением, что они купили товар и могут делать с ним, что захотят». Некоторые при этом уверены, что, платя за секс, они обеспечивают девушке работу, то есть помогают ей. «Но если девушка голодна, можно предложить ей хлеб, а не член, — говорит Антимоник. — Если человек так хочет помочь девушке, то почему ее для этого надо трахать?».

«Идут за праздником»

50-летняя секс-работница Алена не считает, что клиенты ее эксплуатируют. «Почему-то, когда бесплатно сексом занимаешься, говорят, что ты слаба на передок, — рассуждает она. — А как за деньги, то ты вдруг жертва». Она рассказывает, что раньше спала с мужчинами ради развлечения, а когда начали предлагать деньги, подумала: «Почему бы не взять?».

Алена говорит, что «большинство клиентов нормальные» — не совершают насилия, обращаются «за обычным сексом». Часто это люди, которым не хватает каких-либо практик в сексе с женами или партнершами. «Была у меня история, — вспоминает Алена. — Позвонил мужик, сказал: “Устал на работе, хочу разрядки. Жена спит, устала, двое маленьких детей, а я приеду, буду ее трахать, как скотина?”. Приехал, и все довольны. Для меня это нормально». Есть клиенты, которые стесняются собственных желаний и боятся обсудить их дома: «Например, ему нравится фистинг, а жене сказать сказать он об этом не может».

«Говорят, к нам ходят мужчины, которые не могут себе найти девушку по симпатии, — говорит Алена. — Но вообще, что значит “найти девушку по симпатии”? Для многих [мужчин] это значит навешать лапши на уши, пообещать любовь-морковь, трахнуть без презерватива, а потом испариться. Уж лучше пусть становятся клиентами в сфере услуг».

Ангелине Робигуд 21 год, она живет в Москве и работает в сфере интим-услуг примерно полгода — до этого она пробовала быть «содержанкой», но выяснилось, что секс-работа выгоднее. Она утверждает, что у нее «пока что весь опыт с клиентами был позитивным — негативного нет». Покупателей услуг она мысленно делит на несколько категорий. Первые — те, кто приходит за разнообразием. «Есть такие мужчины, даже если у них есть жена или девушка, им нужны разные, и они ничего поделать с этим не могут», — рассуждает она. Вторые — те, кто хочет «закрыть гештальт». Это люди, которые ни разу не покупали секс-услуги, и им интересно попробовать — «как детям сигареты». Третий тип — мужчины, которым хочется «разрядки и приключения»: «Может, он устал на работе или быт надоел, вот он и идет развеяться». И четвертый, по словам Робигуд, — это «занятые люди», которым не нужны отношения, но иногда хочется «весело провести время без обязательств».

«Вообще те, кому нужно просто заняться сексом, слить сперму, обычно идут к девушкам в более низкой ценовой категории, — считает Ангелина. — А к тем, кто берет 15-20 тысяч в час, приходят скорее отдохнуть душой и телом. Люди, с которыми я работаю, хотят хорошо провести время в красивой обстановке, с красивой интеллигентной девушкой, которая умеет и выслушать, и рассказать что-то, и не напрягать. Ко мне идут за праздником». 

Сексолог Амина Назаралиева говорит, что в своей практике помогает и тем, кто продает секс, и тем, кто его покупает. «Исследований на эту тему я не видела, могу говорить только о собственном опыте. Часто за секс платят мужчины, которым сложно устанавливать контакт с женщинами: не умеют спрашивать о согласии, не знают, как дарить удовольствие партнерше, — говорит она. — Есть отдельная когорта людей, которые обращаются к дорогим эскортницам. Это часто мужчины с так называемой “избегающей привязанностью”. Они очень заняты и организуют себе секс, когда им удобно, и такой, какой им удобно».

Есть исследования, которые показывают, что мужчины, которые платят деньги за секс, более склонны к некоторым моделям поведения, чем остальные. Например, в 2015 году группа американских ученых опубликовала исследование, в котором сравнивались две группы мужчин одинакового возраста и разного достатка. Первые — потребители секс-услуг, вторые — те, кто за них никогда не платил. Выяснилось, что в обеих группах мужчины были склонны оправдывать те или иные виды насилия. При этом те, кто платил за секс, оказались более склонны к сексуальной агрессии. Также выяснилось, что они проявляют меньше эмпатии по отношению к секс-работницам и склонны считать, что они «отличаются от других женщин». 

«Осталось немного, надо потерпеть»

Фем-блогеру из Москвы Катерине Ло 30 лет. Она проработала в секс-индустрии три года и говорит, что злится, когда секс за деньги называют «секс-работой». «Счастливая девочка с хорошей самооценкой, с достатком, без психологических проблем не выберет такое занятие добровольно, — говорит Катерина. — Хотя я раньше и сама себе говорила, что сама решила так жить».

Катерина рассказывает, что, когда ей было 20 лет, она долго не могла найти работу. «Я ушла с офисной должности, на которой зарабатывала 30 тысяч, — говорит она. — И на меньшие деньги была не согласна». Она просматривала вакансии, и ей постоянно попадались объявления о найме «секретарш с интим-услугами». В клубах, где на работу требовались хостесс, ей говорили, что, если гостю «захочется большего, это не возбраняется». «Я была в шоке, — говорит Катерина. — Не понимала, как они даже не стесняются такое предлагать. Но все-таки постепенно начала задавать себе вопросы: может, в какой-то форме я была бы на такое согласна? Как бы это было?».

Время шло, денег у нее оставалось все меньше. Катерина говорит, что сама содержала себя с 17 лет, а семья у нее была небогатая, поэтому она не могла попросить денег у родителей. «Это был бы для меня позор», — говорит она. В итоге она решила зарегистрироваться на сайте знакомств и попробовать назначить цену за ночь — «прощупать почву». Казалось, если она один раз займется сексом за деньги, это даст ей возможность дальше спокойно искать работу, не влезая в долги.

«Когда я впервые поехала к клиенту, у меня в кармане были последние сто рублей, — вспоминает она. — Даже белья нормального не было. Я надела одежду на голое тело и сделала вид, что это специально». По словам Катерины, ехать к незнакомому человеку было страшно, но в итоге они «поболтали, выпили пива» — «получилось почти как обычное свидание». Но теперь у нее были деньги — за ночь она заработала столько, сколько некоторые зарабатывали за месяц. «Я подумала, что можно и продолжить, — говорит она. — Казалось, что такого. Я тогда еще не знала, как потом будет плохо».

Катерина говорит, что чем дольше она работала, тем чаще шла с собой на компромиссы. Раньше она находила клиентов на сайтах знакомств, переписывалась с ними, могла их выбирать. Но со временем зарегистрировалась на сайте интим-услуг и перешла на почасовую работу — теперь к ней сами приходили люди, с которыми она ни разу не общалась. «Изначально я не хотела такого и не была к этому готова, — говорит она. — Но я уже влезла в это, и нужно было зарабатывать». 

Она всегда мечтала жить одна, и теперь наконец-то смогла позволить себе снять квартиру. «Я себе говорила, что все хорошо, — вспоминает Катерина. — Я же люблю секс, я сама это выбрала». Но по вечерам она включала музыку и выпивала в одиночестве — так, что потом с трудом могла вспомнить, как легла спать. 

«С некоторыми клиентами я представляла себя героиней сериала, — рассказывает Катерина. — Он меня целует, а я как будто смотрю в камеру и говорю: “Какая гадость”. Я отстранялась сама от себя. Думала: “Да, он вонючий, больно кусается. Осталось немного, надо потерпеть. Незаметно смотрела на часы». Но когда мужчины спрашивали ее, почему она занимается интим-услугами, она отвечала: «Мне это нравится, я так захотела». 

По словам Катерины, за несколько лет ее мировоззрение поменялось. «Я смотрела на мужчин, которые звонят жене по телефону и говорят: “Дорогая, еду домой”, — вспоминает она. — А потом шли в душ перед сексом. Были мужчины, которые снимали крестик и клали на тумбочку, а потом приступали. Большинство клиентов были с обручальными кольцами». Она говорит, что в то время перестала верить в любовь и отношения и не ходила на свидания. К тому же она стала воспринимать секс и общение как товар. «Зачем общаться с кем-то, идти пить кофе, а потом заниматься сексом бесплатно — так я думала, — вспоминает она. — Мне стало казаться, что я имею ценность, только если за меня платят деньги».

Проработав так три года, Катерина ушла из этой сферы и занялась копирайтингом. «Я по-прежнему себе говорила, что у меня все хорошо и мне все нравится, — объясняет она. — Но при этом, как только мне подвернулась другая работа, перестала встречаться с клиентами и больше к этому не возвращалась». Сейчас Катерина ходит к психологу — работает с самооценкой, учится выстраивать личные границы. Но тему работы в секс-индустрии она на сеансах еще не поднимала — говорит, что у нее осталась травма, которую ей только предстоит проработать.

Долгое время она не рассказывала публично о своем опыте в секс-индустрии. Катерина говорит, что сейчас решила поделиться своей историей, потому что люди в интернете стали угрожать ей, что «сольют подписчикам» информацию о ее прошлом. «Считается, что женщине должно быть стыдно за такое, — рассуждает она. — А тем, кто пользовался услугами — не стыдно».

«Мне кажется, мужчины приходили ко мне просто потому, что могли, — говорит она. — Потому что им удобно было думать, что бывают какие-то особенные женщины, которым нравится спать со всеми без права выбора. Но это не так, хотя я и сама раньше так говорила. Но как в это всерьез можно поверить? Они говорили, что не хотят отношений, чтобы им девушка названивала, мозг *****. А здесь можно платить и пользоваться. Такое потребительское отношение. У меня на многое глаза открылись. На то, как несправедливо устроено общество, и на то, что женщина для многих — кусок мяса».

Редактор
Иллюстрации
Поддержите журнал!
Нам нужна ваша помощь, чтобы выпускать новые тексты
Нам нужна ваша помощь, чтобы выпускать новые тексты