Семья мобилизованного продала корову, чтобы собрать сына на фронт

Он оказался в колонии за то, что напал на командира, и просит родных связаться с ЧВК Вагнера

В октябре в лагере для мобилизованных в Черемушках мобилизованный старшина Станислав Рыбин напал на начальника, который требовал от солдат дисциплины и «мучил их построениями на плацу». Через три месяца Омский гарнизонный военный суд приговорил его к шести годам колонии строгого режима. «Новая вкладка» поговорила с адвокатом, девушкой и родителями Рыбина — «Холод» рассказывает главное из этой истории.  

Чтобы не пропускать главные материалы «Холода», подпишитесь на наш инстаграм и телеграм.

«Сам, добровольно пошел»

35-летний Станислав Рыбин из поселка Большегривское, который находится в трех часах езды от Омска, пошел в армию сразу после окончания школы — в 2006 году. Четыре года Станислав служил на российском армейском судне и дослужился до звания старшины первой статьи. После службы сначала работал администратором в ресторане в Сочи, потом перебрался в Москву, где устроился на работу в диагностический центр администратором. 

В 2022 году Станислав вернулся в Омск, чтобы быть поближе к своей девушке Маргарите (ее фамилия не называется). По будням Станислав работал стропальщиком на заводе металлоконструкций, а на выходных ездил к родителям в родной поселок, помогал им по хозяйству. В сентябре он обещал отвезти Маргариту на свадьбу к своему брату в Краснодар, но поездка отменилась из-за мобилизации.

Когда ее объявили, Станислав сразу же пришел в городской военкомат и попросил выписать ему повестку. Уже через сутки он отбыл в лагерь для мобилизованных в Черемушках. О своем решении он сообщил Маргарите по телефону: «Я не могу остаться в стороне, когда там наши ребята. Не переживай и не вздумай плакать. Так нужно».  

67-летняя мать Станислава Эмма Белкова пыталась отговорить его идти воевать. Она говорила, что «долг», который ее сын собрался отдавать, ей не нужен: «У меня двоюродные сестры под Киевом и в Одессе. Столько пацанов полегло! Не хочу, чтобы мои и другие дети [на войне] погибали. У нас в поселке человек двадцать сразу забрали. И семейные, и закредитованные, всякие. А наш — сам, добровольно пошел», — рассказывала Эмма. 

Несмотря на это, она решила снарядить сына для фронта. В сентябре они с мужем продали свою последнюю корову и купили Станиславу вещмешок, спальник, термобелье, наколенники, рацию, зимние берцы и лекарства впрок. Рыбин писал своей девушке Маргарите, что в Черемушках они живут в казармах, что у них проходят тренировочные занятия, но он хотел бы готовиться еще лучше, заниматься больше. 

Делился с ней фотографиями из полей и сопровождал их подписями: «Сейчас нас подготовят — и в бой!» А потом внезапно перестал отвечать на ее сообщения.

«Мам, на меня уголовку вешают»

Утром 14 октября, через три недели после начала мобилизации, Эмма получила от сына сообщение: «Мам, на меня уголовку вешают, два дня назад забрали из части, сейчас адвоката ищут, приезжать не нужно, потом, как все решится, скажу». Вскоре Маргарите позвонил один из друзей Рыбина и сообщил, что Станислав находится в СИЗО: «Случился конфликт, Стас заступился за друга».

Друга, за которого заступился Станислав, зовут Антон. Они подружились, когда оба работали на заводе в Омске. В сентябре 2022 года Антону пришла повестка, и Станислав пообещал ему, что служить они поедут вместе. В лагере в Черемушках друзья оказались в одной дивизии, но в разных подразделениях. Станислава назначили командиром отделения взвода связи, а Антона определили в ремонтную роту. 

7 октября 2022 года к ним в лагерь прибыл майор Дмитрий Михайлов — пенсионер, офицер запаса из Тюменской области. Его назначили командиром ремонтной роты, где служил Антон. Со слов адвоката Рыбина Данияра Кушкеева, майор с первых дней установил новые порядки: заставлял военнослужащих переезжать из одной казармы в другую, мучил их построениями на плацу. Подчиненные его за это невзлюбили, а Антон не раз жаловался на начальника Станиславу. По словам адвоката, было видно, что это возмущало Станислава, но обычно тот молчал. А утром 12 октября не выдержал — после подъема пошел разбираться с обидчиком сослуживцев. Накануне Дмитрий Михайлов вновь приказал им переброситься из одной казармы в другую, и не всем хватило коек.  

По версии следствия, Рыбин зашел в казарму, повалил майора на кровать и приставил ему к горлу охотничий нож. Удерживая Михайлова за горло, он якобы угрожал его убить и совершил несколько движений ножом, имитируя удары в область сердца. Согласно материалам дела, таким образом Рыбин хотел добиться от майора лучшего отношения к подчиненным, в том числе к Антону. 

Станислав же утверждает, что ни разу не повернул нож лезвием к майору. По версии защиты, он действительно зашел в казарму и толкнул майора в плечо, так что тот упал на кровать. Но адвокат рассказывает, что Станислав держал Дмитрия за плечо, а не за горло, а нож — лезвием к себе. Прокричал: «Ты уже всех тут заебал, хватит заниматься хуйней! Ты понял меня?» — потряс ножом над грудью майора, а потом отпустил его и ушел курить. Дмитрий, по словам адвоката, выбежал следом за ним и пообещал его засудить.     

Антон все это время стоял за спиной Станислава и наблюдал за потасовкой вместе с двумя другими мобилизованными. Ему не позволили быть свидетелем в деле, но и версию группового нападения рассматривать не стали, хоть он поначалу и был помещен на двое суток на гауптвахту вместе со Станиславом. В начале 2023 года Антона отправили в зону боевых действий в Украину. 

«Чтобы неповадно было с начальством пререкаться»

С тех пор Станислава не выпускали из-под стражи. Ему предъявили обвинение по двум статьям Уголовного кодекса — о насильственных действиях в отношении начальника (по уставу старшина должен подчиняться майору, даже если тот командует другим подразделением) и об угрозе убийством.  

В декабре 2022 года уголовное дело с утвержденным прокурором обвинительным заключением поступило в суд. Через три месяца после инцидента в Черемушках Омский гарнизонный военный суд признал Станислава Рыбина виновным по обеим статьям и приговорил его к шести годам колонии строгого режима. Суд посчитал период мобилизации отягчающим обстоятельством и не принял во внимание ни то, что он частично признал вину и даже извинился перед майором Дмитрием Михайловым во время предварительного следствия, ни то, что он не нанес ему увечий.  

Мать Станислава Эмма Белкова считает, что этот суд был показательным — «чтобы другим мобилизованным неповадно было с начальством пререкаться». «Ну, штраф, ну, отработка, пусть даже условный срок. Да, оскорбил, толкнул, унизил — но за это “строгача” шесть лет?» — говорила она журналистам. По ее словам, Станислав, который каждую неделю выписывает пять книг из тюремной библиотеки и отжимается от пола в своей одиночной камере, уже просил родных связаться с «вагнерами». Эмме Белковой вернули только форму сына: другие элементы снаряжения, которые покупали на вырученные с продажи коровы средства, семье не отдали.

Известна как минимум еще одна похожая история: в начале января 2023-го Одинцовский гарнизонный военный суд приговорил мобилизованного Александра Лешкова к пяти с половиной годам в колонии строгого режима. 13 ноября во время построения в подмосковном парке «Патриот» Лешков обматерил подполковника и ударил его кулаком в грудь. Конфликт начался из-за того, что Лешков был недоволен экипировкой солдат, а также недостатком времени, уделяемого стрельбам и другим элементам боевой подготовки. 

Фото на обложке
Новая вкладка
Сюжет
Поддержите тех, кому доверяете
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке.
Смотрите эфиры «Холода»?
Станьте их спонсором!
Мы открыли сбор на запись двух июльских стрим-квизов. Ожидаются крутые гости, интересные вопросы и ламповые истории! Поддержите сбор донатом, а эфиры смотрите на нашем канале!
Смотрите эфиры «Холода»?
Станьте их спонсором!
Мы открыли сбор на запись двух июльских стрим-квизов. Ожидаются крутые гости, интересные вопросы и ламповые истории! Поддержите сбор донатом, а эфиры смотрите на нашем канале!
€145 / €1500 На запись двух выпусков
  • 0%
  • 50%
  • 100%
Поддержать  →
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке.