Россиянки специально едут в Аргентину, чтобы родить ребенка. Зачем?

Они рассказали нам свои истории

Аргентина в последнее время становится столицей родильного туризма среди россиянок. По данным консульского отдела российского посольства в Аргентине, с начала 2022 года в страну приехало более двух тысяч граждан России, многие из которых — беременные женщины. Ожидается, что в новом году их число может увеличиться в пять раз. «Холод» поговорил с женщинами, недавно родившими в Аргентине, об особенностях родов в этой стране, о том, чем она их привлекла, кроме аргентинского паспорта, и о реакции местного общества на наплыв российских рожениц.   

Чтобы не пропускать главные материалы «Холода», подпишитесь на наш инстаграм и телеграм.

«Между решением иметь детей и эмиграцией для нас всегда стоял знак равенства»

Лена Третьякова, 34 года, бывшая бас-гитаристка группы «Ранетки», клинический психолог и гештальт-терапевт
Роды в Аргентине. Лена Третьякова, бывшая бас-гитаристка "Ранеток, с женой и ребенком на фотографиях
Фото: архив Лены Третьяковой

Мы с моей женой Дианой изначально планировали рожать не в России. Между решением иметь детей и эмиграцией для нас всегда стоял знак равенства, потому что мы хотели, чтобы наш ребенок рос в свободной стране, где людей не делят по их расе, цвету кожи, ориентации, весу и другим признакам. Мы хотели иметь возможность просто жить и не бояться. Я очень люблю Россию, но отсутствие свободы быть самой собой — слишком большая цена за право там жить.  

В январе 2022 года мы выбрали для родов Аргентину. Нас привлекло, что ребенок автоматически получает гражданство этой страны, а для родителей процедура его получения значительно упрощается. Сильный паспорт, гарантирующий въезд без визы в 170 стран, тоже был мощным аргументом в пользу Аргентины. 

В Буэнос-Айрес мы прилетели в июне, когда я была на 32-й неделе беременности. До этого я прилетала в Аргентину в 2010-х годах на съемки шоу «Жестокие Игры», но тогда мое знакомство со страной было коротким и смазанным. Прежде чем сюда приехать, мы с моей женой много читали о воровстве, криминальной обстановке, но ни с чем подобным за восемь месяцев жизни в Буэнос-Айресе не сталкивались. Конечно, сначала, так как были напуганы всеми этими рассказами, не доставали телефоны на улице, обходили стороной большие компании и держали сумки под рукой. Но все это быстро прошло. 

Аргентина — неспешная страна, где везде очереди, причем двигаются они всегда очень и очень медленно. Но для беременных очередей не существует: их всюду пропускают, добрые люди буквально отводят тебя к кассе за ручку. Так что быть беременной в Аргентине — особый кайф. 

Мне очень помогла команда, с которой мы заключили контракт на сопровождение беременности. Нас встретили в аэропорту, заселили во временное жилье, ответили на вопросы про город и водили по врачам. Благодаря им все документы на ребенка мы также сделали быстро — и сразу подались на ПМЖ и гражданство.  

Я рожала в платном госпитале Aleman с оформлением страховки. Довольно быстро определилась с врачом и благодаря доуле-переводчице, которая была с нами на каждом приеме, могла по пятьсот раз задавать все интересующие меня вопросы. Палата у нас была отдельная, для жены рядом стоял диван, где она спала, но, конечно же, можно родить и абсолютно бесплатно. Это лишь вопрос вашего комфорта, знаний, языка, времени и сил. 

Еще один существенный плюс Аргентины — здесь все семьи имеют равные права. Моя жена была со мной на всех приемах у врачей, УЗИ и на самих родах. И на нас даже не смотрели косо, что, конечно, очень круто. В общем, у меня были прекрасные, очень комфортные роды. Врач и его команда были невероятно заботливы, всегда в диалоге с нами, все объясняли и заботились обо мне. 

Бум на роды в Аргентине среди россиянок и правда можно заметить. Если раньше русскоговорящих людей в центре города можно было встретить раз в две-три недели, то сейчас мы шутим, что если встретил беременную женщину в Палермо и она не русская, то впору загадывать желание. Нам с женой загадать желание пока не удалось.

Сейчас нас в Аргентине все устраивает: отличный климат, обилие фруктов и овощей, невероятная природа и очень приветливые люди. В ближайшее время планируем отправиться в большое путешествие по стране, потом, возможно, и по всей Латинской Америке. А что будет дальше, мы не загадываем. 

«Мы составляем ничтожно малый процент от общего числа мигрантов»

Галина Толстых, 36 лет, раньше работала в строительной компании в Санкт-Петербурге
Роды в Аргентине. Галина Толстых с ребенком, фотография аргентинского паспорта и родильной палаты
Фото: архив Галины Толстых

Решение о родах в Аргентине принимал муж: его привлекла возможность получить второе гражданство. А я в первую очередь рассматривала роды за границей как возможность изменить жизнь моего ребенка в лучшую сторону. В Аргентине нас также привлек высокий уровень бесплатной медицины, а еще мы подумали, что испанский нам будет выучить проще, нежели другие языки.  

При этом нас беспокоил финансовый вопрос. Перелет и аренда жилья на продолжительный срок стоят дорого, а переход на удаленную работу негативно отразился на доходе мужа. Платные роды стоят в районе четырех-пяти тысяч долларов в зависимости от клиники и других факторов. Кесарево тоже оплачивается дополнительно, как и неонатологическая помощь ребенку, если она будет нужна. Из-за того что не может быть известно заранее, какие из этих услуг понадобятся, мы не обращались в частные клиники — я рожала в государственной больнице. В итоге наша поездка длилась шесть месяцев и обошлась нам где-то в 10–15 тысяч долларов. Да, даже с бесплатными родами.

В Буэнос-Айрес я приехала впервые — тогда я уже была на 35-й неделе беременности. До моего приезда Аргентина казалась мне нищей страной с тяжелой политической ситуацией и ярко выраженным неравенством в обществе. Но оказалось, что там хорошо развита социальная поддержка, комфортная городская среда и очень доброжелательные люди, всегда готовые помочь. 

Эта доброжелательность бросалась в глаза и в больнице: персонал с искренней любовью относился к детям. Все послеродовые процедуры — осмотры врачей, взятие анализов и даже вакцинация — для моего комфорта проводились в палате. Мне ни разу не пришлось куда-то выходить, оставляя ребенка одного. 

Тем, как прошли мои роды, я тоже осталась довольна. Удивил прежде всего большой штат медиков: моими родами занимались почти 10 человек. Знакомые рассказывали, что в российских роддомах персонала сейчас категорически не хватает. Когда я сама наблюдалась в России, мне приходилось ездить к своему врачу в разные клиники и ходить на приемы к разным гинекологам, которые могли даже отменять назначения друг друга. Это было очень неудобно.  

Аргентинцы к приезду русских относятся по-разному, но в основном адекватно: понимают, что у нас непростая ситуация и мы едем вынужденно. Плюс мы составляем ничтожно малый процент от общего числа мигрантов: здесь гораздо больше перуанцев и боливийцев. 

Наша семья с негативом никогда не сталкивались. Но знаем, что отношение к россиянам изменилось в клиниках из-за того, что некоторые отказываются делать детям прививки. В каких-то клиниках также ввели условие: теперь российские роженицы обязаны приходить с переводчиком. Дело в том, что местный медперсонал часто не говорит по-английски, а онлайн-переводчики, бывает, тоже ошибаются.

«Нас окружили такой заботой, от которой мы даже немного устали»

Мария Рзаева, 30 лет, журналистка из Санкт-Петербурга
Роды в Аргентине. Мария Рзаева с мужем и ребенком, которого родила в этой стране
Фото: Дарья Гонихина / архив Марии Рзаевой

Еще задолго до беременности я увидела в интернете список стран, где действует «право почвы» (принцип, согласно которому ребенок имеет право получить гражданство страны, в которой родился, даже если его родители неграждане этой страны. — Прим. «Холода»). Тогда я выделила для себя Аргентину, как самую «европеизированную» из латиноамериканских стран, которые были в списке. Но мы никогда всерьез не задумывались о переезде. Мы родились и прожили всю жизнь в Петербурге, делали там локальное медиа «Бумага», и, если бы не война, нам бы не пришлось переезжать и искать второе гражданство для своего ребенка. Мы решили, что нашему ребенку необходим другой, не российский паспорт, раз уж мы можем выделить на это время и деньги. Он всего лишь маленький мальчик и не виноват в том, что сейчас происходит. У него должны быть альтернативы в жизни. 

Ни я, ни мой муж Кирилл не были в Аргентине, и у нас были некоторые опасения. Восторг, с которым наши знакомые и просто люди в интернете рассказывали о жизни в Аргентине, нас настораживал. Еще мы думали, что в Аргентине высокий уровень преступности, а также нас беспокоили большая разница во времени с Россией — казалось, что будет непросто работать, — и длительный перелет. 

Но мы решились. Мы приземлились в Аргентине 21 сентября 2022 года, и полет был нервным не только оттого, что я была на 32-й неделе беременности и впервые летела трансатлантическим рейсом, но и оттого что, садясь в самолет, мы знали, что планируется обращение Путина и Шойгу (они объявили мобилизацию в России 21 сентября 2022 года. — Прим «Холода»). У меня были мысли полететь позже, чтобы успеть сделать побольше работы до отъезда. Тем более, большинство авиакомпаний разрешают полеты до 36-й недели беременности. Но муж настоял на том, чтобы ехать пораньше. И я ему за это очень благодарна, потому что на 36-й неделе я уже родила ребенка. Если бы мы приехали на более позднем сроке, я бы просто-напросто не успела выбрать врача.

Мы нашли агентство, которое помогло арендовать квартиру, найти врача и занималось переводом всех документов. Понимание, что нас там ждут и нам будет оказана помощь, вселяло уверенность. Всем, кто может себе позволить оплатить услуги агента, советую это сделать, потому что после рождения ребенка хочется сконцентрироваться на нем, а не на бумажках. 

Приехав в Аргентину, мы поняли, что напрасно опасались высокой преступности. Чувствовали мы себя там совершенно безопасно. Да и вообще нас поразила схожесть Буэнос-Айреса с европейскими городами. Мы быстро поняли, что Аргентина — это не экзотика, не джунгли. 

Мы рожали платно, хотя знали, что рассчитывать на такой же высокий уровень медицинского обслуживания можно и бесплатно. Но в платных госпиталях лучше обстоят дела с бытовыми условиями. У нас была отдельная палата, похожая на гостиницу, с душем и туалетом, кроватью для отца и медицинской кроватью-трансформером для матери, люлька для ребенка. Каждые 45 минут к нам заходили медсестры с лекарствами для меня, медсестры, которые проверяли ребенка, консультанты по грудному вскармливанию, горничные, которые убирали нашу палату и приносили еду. В какой-то момент к нам зашел даже детский парикмахер, чтобы постричь младенца. Я раньше вообще не догадывалась, что есть такая услуга! В общем, нас окружили такой заботой, от которой мы немного даже устали. 

Врача мы искали первым делом — клинику Otamendi выбрали, потому что врач, который нам понравился, работал именно там. Роды с пребыванием в больнице нам обошлись в две с половиной тысячи долларов. Мне не делали кесарева сечения, и ребенку, к счастью, не понадобилась реанимация. И то, и другое увеличило бы стоимость. Еще две тысячи долларов мы вносили как залог — их нам вернули. Залог был нужен на случай, если нам бы понадобились вышеупомянутые внеплановые услуги. Насколько я знаю от агента, сейчас цены стали немного выше, но не могу сказать достоверно, выросли они из-за дичайшей инфляции или наплыва пациентов из России. 

Рожала я в первый раз, и свой опыт могу сравнить разве что с массой страшных историй, которые я слышала про российские родильные дома. Мне сложно представить, чтобы в аргентинском роддоме кто-то кричал на рожениц или заставлял их убираться в палате. Там действительно все очень доброжелательные, очень ласковые к молодым мамам. Порадовало и то, что со мной на родах был муж и переводчик. Мне было очень больно и страшно, и я не представляю, каково бы мне было бы в токсичной обстановке или без людей, которые держат меня за руку.

Как родители родившегося в Аргентине ребенка, мы получили право на ПМЖ и через некоторое время получим карточки DNI.  

DNI — это документ национальной идентификации, который выдается гражданам Аргентины, а также иностранцам с постоянным или временным видом на жительство. Родители ребенка, появившегося на свет на территории Аргентины, имеют право претендовать на получение как постоянного вида на жительства, так и аргентинского гражданства без надобности проживания в стране в течение двух лет. 

Вскоре мы покинули Аргентину, потому что у нас есть дела в Европе. Мы были одними из немногих клиентов нашего агентства, которые уехали из страны после родов. Но после 21 сентября количество уезжающих резко сократилось. 

Люди остаются, потому что в Аргентине хорошо и недорого для тех, кто зарабатывает в других странах. Россияне, по моим ощущениям, не чувствуют негатива со стороны местных. Аргентинское общество озабочено происходящим в Украине не так сильно, как люди в странах Европы. Для многих россиян это тоже становится аргументом для переезда в Аргентину. Я рада, что аргентинский паспорт гарантирует моему ребенку доступ к жизни в стране, где пусть и нестабильная экономика, но есть прекрасная медицина и бесплатное хорошее образование.

Аргентина также привлекает многих россиян атмосферой тотальной свободы. Ты можешь быть кем угодно, каким угодно, демонстрировать любые интересы, иметь любые особенности — и все равно будешь частью этого общества, где принято быть доброжелательным и любить друг друга.

Поддержите тех, кому доверяете
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке.
Смотрите эфиры «Холода»?
Станьте их спонсором!
Мы открыли сбор на запись двух июльских стрим-квизов. Ожидаются крутые гости, интересные вопросы и ламповые истории! Поддержите сбор донатом, а эфиры смотрите на нашем канале!
Смотрите эфиры «Холода»?
Станьте их спонсором!
Мы открыли сбор на запись двух июльских стрим-квизов. Ожидаются крутые гости, интересные вопросы и ламповые истории! Поддержите сбор донатом, а эфиры смотрите на нашем канале!
€180 / €1500 На запись двух выпусков
  • 0%
  • 50%
  • 100%
Поддержать  →
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке.