Белорусская эмигрантка влюбилась в друга по переписке. Он оказался силовиком и уговорил ее вернуться на родину

Теперь ей грозит до 15 лет лишения свободы

Администратор сети протестных белорусских телеграм-каналов «97%» Татьяна Курилина, которая уехала из Беларуси в Польшу, познакомилась с мужчиной — вероятно, сотрудником белорусских спецслужб — и влюбилась в него. Он уговорил ее вернуться в Беларусь. Теперь Курилина в СИЗО — 28 декабря ее дело начнет рассматривать суд. «Холод» рассказывает, как это случилось.

Чтобы не пропускать главные материалы «Холода», подпишитесь на наш инстаграм и телеграм.

Полгода ее обрабатывал

В 2020 году, когда по всей Беларуси проходили протесты против Александра Лукашенко, 49-летняя Татьяна Курилина была администратором сети протестных телеграм-чатов «97%». Их название произошло от мема, который родился до президентских выборов: практически во всех интернет-опросах против Лукашенко голосовало ровно 97% пользователей.

В то время она жила в Москве и работала бухгалтером. Как только белорусские силовики выяснили, что Курилина является одним из владельцев каналов, их московские коллеги начали вызывать ее на допросы.

После этого Курилина уехала в Украину, а затем в Польшу. Там она работала в одном из магазинов продуктовой сети «Бедронка». Александр Азаров, руководитель BYPOL — объединения бывших сотрудников белорусских силовых структур, созданного для противодействия властям страны, — рассказал, что в Польше у Курилиной началась депрессия. В это же время она начала переписываться с неким мужчиной. В BYPOL считают, что он был сотрудником спецслужб. 

«У них сначала были дружеские отношения по переписке. Потом они переросли в более романтические. Полгода он ее обрабатывал и каким-то образом в себя влюбил. <...> Татьяна ему все рассказала: что была администратором каналов, чем занималась в Беларуси — в общем, всю свою историю», — рассказал Азаров. 

По его словам, мужчина представился Курилиной бывшим силовиком и сказал, что может решить все ее проблемы. В январе 2022 года активистка попросила коллег по чатам снять с нее права администратора «в связи с болезнью и тем, что у нее сломался телефон». После этого она вернулась в Беларусь. 

В феврале Курилина появилась на белорусском государственном телевидении в пропагандистском сюжете, где рассказала о том, как она вела протестные чаты. Она говорила, что состоять в них «не имеет смысла». Также, по данным BYPOL, активистка «предоставила показания в отношении других участников народного сопротивления». 

28 декабря дело Курилиной начнут рассматривать в Гомельском областном суде в закрытом режиме. Ее обвиняют по 12 уголовным статьям, среди которых — призыв к санкциям, разжигание розни, клевета на Лукашенко, а также оскорбление представителя власти и незаконный сбор персональных данных. 

Дорога в тюрьму

В конце прошлого года в Беларуси появилась инициатива «Дорога домой». Как пишет «Медиазона. Беларусь», первым ее упомянул пропагандист Юрий Терех. Он утверждал, что у политэмигрантов «дела идут очень плохо» и они могут обратиться к этой программе, которая, по его словам, «позволяет выехавшим вернуться без последствий». Появление этой инициативы Терех назвал признаком того, что «государство готово прощать мятежных детишек». После него о «Дороге домой» стали рассказывать другие провластные источники.

Анонимные представители «Дороги домой» говорят, что инициатива носит «пацифистский и гуманный характер». Возникла она якобы из-за того, что им «доходили сигналы» от уехавших белорусов об их желании вернуться на родину. 

В «Дороге домой» говорят, что концу января этого года в Беларусь вернулись 14 человек. Среди них назвали и Курилину. В конце ноября источник «Медиазоны», знакомый с ситуацией, рассказал, что активистка находится в СИЗО — под стражей она, вероятно, уже более трех месяцев. 

«Много людей возвращаются, и их закрывают. Почему они возвращаются, никто не знает. Историю Татьяны мы знаем, так как смогли собрать информацию, а как в других случаях, неизвестно. Возможно, силовики их тоже выманивают, но об этом не говорят», — поясняет Александр Азаров. 

По его словам, на каждого человека, который занимался активизмом или участвовал в протестах, есть дела, которые «достают из сейфа» сразу после возвращения эмигранта в страну.

«Если ты добровольно сообщаешь о преступлении и раскаиваешься, то ты не освобождаешься от ответственности. Она смягчается: то есть ты не 15 лет получишь, а, допустим, 13. Ты сядешь по-любому, только тебе могут меньше дать», — говорит Азаров. Вероятность сесть в тюрьму в таком случае он оценивает в 99%.

Фото на обложке
«Вясна»
Поддержите тех, кому доверяете
«Холод» — свободное СМИ без цензуры.
Мы работаем благодаря вашей поддержке.
Для платежей с иностранных карт
Поддержать
Владельцы российских карт могут поддержать нас здесь.
Поддержите тех, кому доверяете
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке.
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке.