У нас не в тренде кого-то оправдывать

Экологи пытались очистить территорию заповедника на Камчатке. Их отправили в колонию

В середине июля суд в Петропавловске-Камчатске вынес приговор нескольким сотрудникам Кроноцкого заповедника: от трех с половиной до пяти лет колонии. Отбывать наказание в колонии по делу о хищении более 450 миллионов рублей, которые государство выделило на очистку заповедника, будут не выполнявшие работы подрядчики, а научные сотрудники заповедника и заместитель по финансовому обеспечению. «Холод» рассказывает об этом деле и о его возможных последствиях для российского экологического сообщества. 

Тонны нефтепродуктов на заповедной земле

Кроноцкий заповедник находится на Камчатке. На его территории расположены восемь действующих вулканов, термальные озера, одно из крупнейших гейзерных полей в мире. Там обитают бурые медведи, лисы, дикие северные олени и лоси, снежные бараны и росомахи, в реки заходит на нерест тихоокеанский лосось, а в окружающих водах можно встретить серых и японских гладких китов. На побережье Кроноцкого залива располагаются лежбища сивучей — местных ушастых тюленей. 

Сегодня на большей части территории Кроноцкого заповедника нельзя вести хозяйственную деятельность, он входит в список Объектов всемирного природного наследия. Но так было не всегда. С 1930-х по 1970-е годы здесь шли работы по разведке нефти, проектировалась гидроэлектростанция на реке Кроноцкой, располагались поселки и военные части. В результате на отдельных участках территории до сих пор лежат тонны нефтепродуктов и горюче-смазочных материалов (ГСМ) в бочках и резервуарах, брошенное оборудование и техника, а также находятся остатки сооружений.

Отходы скапливались в Кроноцком заповеднике почти полвека. С течением времени, из-за коррозии металла, топливо из старых бочек тоже могло попасть в почву. Экологи давно осознавали, что проблема существует, но механизмов, которые позволили бы ее решить, в России не было. «Дело об очистке» закрутилось вокруг работ по ликвидации загрязнений на территории заповедника несколько лет назад. 

После распада СССР многие входившие в него государства столкнулись с необходимостью решать проблему экологического ущерба, оставленного советскими предприятиями. В разных странах этот процесс протекает по-своему, но у России не было госпрограммы, которая позволяла бы очистить территорию от опасных отходов. В 2010 году тогдашний президент России Дмитрий Медведев заговорил о важности решения экологических проблем и запуске такой программы. Минприроды подсчитывало, что для ликвидации всего экологического ущерба, накопленного только до 2013 года в России, потребуется 97 миллиардов рублей. 

В 2014 году в России пытались утвердить проект федеральной целевой программы ликвидации последствий загрязнения и иного негативного воздействия на окружающую среду в результате экономической деятельности на 2014–2025 годы, в том числе включающей мероприятия по очистке и реабилитации загрязненных районов в Арктической зоне. Но этого не случилось. К концу года вышло распоряжение правительства, в котором были утверждены первоочередные мероприятия по очистке. В него вошел и Кроноцкий заповедник. Для таких огромных российских охраняемых территорий это был пилотный проект. Поскольку территорию собирались очищать так впервые, никто не знал, сколько это может стоить.

Государственные деньги — резонансная история

Тендер на проведение работ в Кроноцком заповеднике выиграло ООО «Экология» — камчатская компания, главой которой был бизнесмен и президент краевой федерации любительского бокса Виталий Дрозд. Очистку планировали провести в несколько этапов, которые могли стоить в сумме почти миллиард рублей.

Работы по очистке проводились за 500 километров от здания администрации заповедника, поэтому до и после проведения работ делались фотографии территории — чтобы экологи могли отследить, была ли она очищена. На месте проведения работ также находился вооруженный государственный инспектор, который следил за соблюдением природоохранного законодательства и должен был защищать работников от диких животных.

Первый этап очистки начался летом 2015 года, тогда «Экологии» выделили 249,6 миллионов рублей. На них компания очистила территории площадью 500 гектаров: бухту Ольга и бассейны рек Ольга и Татьяна — и провела геоэкологическое обследование территорий площадью 7500 гектаров. Работы на этих объектах были зафиксированы на фото и видео. 

На следующий год был запланирован второй этап работ. «Экология» получила 205 миллионов рублей и очистила уже обследованные в 2015 году территории. Общая площадь очищенных территорий составила почти 399 гектаров. Таким образом, с 2015 по 2016 год на территории заповедника было очищено почти 900 гектаров, собрано и вывезено более 1550 тонн отходов.

У нас не в тренде кого-то оправдывать
Работы по очистке загрязнений в заповеднике. Фото kronokiochistka.wildnet.ru

Весной 2018 года Виталия Дрозда арестовали по делу, не связанному с Кроноцким заповедником. Бывший директор Кроноцкого заповедника Петр Шпиленок (в июне он стал заместителем директора) говорит, что Дрозд тогда перешел дорогу монополистам по поставке топлива на Камчатку, поэтому на него обратили внимание правоохранители. «Изначально начали работать по нему, а потом решили и по заповеднику, потому что это более резонансная история — государственные деньги. Но в итоге, мне кажется, перегнули палку», — объясняет свою версию событий Петр Шпиленок.

После того, как Дрозд заключил соглашение со следствием, несколько предъявленных ему изначально обвинений отпали — зато теперь ему предъявили обвинение в растрате бюджетных средств, выделенных на очистку заповедника. Уже по этому делу также был задержан замдиректора Кроноцкого заповедника по охране, отставной полковник ФСБ Александр Ильин. В августе 2016 года он уволился и уехал с Камчатки. Позже его задержали в Сочи и вернули на полуостров. 

Кроноцкий заповедник изначально был в деле Ильина и Дрозда потерпевшей стороной, но вскоре ситуация изменилась.

Жучки, травка и песочек

Ильин и Дрозд заключили досудебное соглашение и признали вину в хищении всех денежных средств, которые были выделены на очистку. Как считает сегодня сторона защиты заповедника, они оговорили 36-летнего Тихона Шпиленка, брата Петра Шпиленка, который в момент производства работ по очистке был директором Кроноцкого заповедника. В 2015 году Шпиленок тяжело болел и отсутствовал на рабочем месте полгода. В 2016 году его не было на рабочем месте практически весь год, а в декабре он умер от онкологического заболевания.

Из-за того, что Ильин и Дрозд пошли на сделку со следствием, им дали условный срок за хищение чужого имущества путем растраты в особо крупном размере в составе организованной группы. Ильин и Дрозд рассказали следствию (приговор с показаниями есть в распоряжении «Холода»), что бывший директор заповедника Шпиленок в начале 2015 года создал ОПГ, разработал план, вовлек своих подчиненных, определил им роли и пообещал вознаграждение. По версии следствия, ОПГ занималась хищением средств, выделенных на ликвидацию накопленного экологического ущерба. В суде Дрозд и Ильин при этом говорили, что работы по очистке проводились.

У нас не в тренде кого-то оправдывать
Бочки с остатками топлива. Фото kronokiochistka.wildnet.ru

В середине июля по делу о хищениях в Кроноцком заповеднике огласили приговор. Суд взял под стражу в зале суда четверых сотрудников заповедника и заместителя Виталия Дрозда — бизнесмена Руслана Ошурова. Он получил самый большой срок по этому делу — восемь лет лишения свободы. Сотрудники заповедника — начальница научного отдела заповедника Дарья Паничева, замдиректора по науке и экологическому туризму Роман Корчигин, замдиректора по финансовому и правовому обеспечению Оксана Терехова и замдиректора по общим вопросам Николай Поздняков — получили от трех с половиной до пяти лет лишения свободы. С них также должны взыскать более 450 миллионов рублей. Подсудимые свою вину не признали. Защита намерена обжаловать приговор в вышестоящих инстанциях. 

О том, что приговор по «делу об очистке» будет настолько суровым, в заповеднике никто не мог подумать, признавался Петр Шпиленок. «Эти сотрудники входили в комиссию, которая осуществляла приемку, но работы осуществлялись, приемка проводилась. Если что-то намутил с финансами подрядчик, то сотрудников, которые приемку осуществляли, это не касалось, они там ни копейки не получили, а их в одну ОПГ объединили», — говорит экс-директор. 

Сторона защиты все это время настаивала на проведении экспертиз, которые позволят определить, есть ли на территории заповедника закопанные подрядчиком отходы, каков экологический ущерб и какие ошибки были при проведении работ. Суд отказался проводить экспертизы. 

Адвокат Александр Андреев, представляющий интересы Корчигина (одного из осужденных), объясняет, что на территории заповедника во время проведения работ по очистке действительно закапывался мусор, но это была крошечная часть по сравнению с общим объемом утилизированных отходов, а преступный сговор об этом закапывании доказать не удалось. Суд прислушался к сотрудникам Росприроднадзора, чьи подписи также стояли на актах приемки. По словам Андреева, они заявили, что копать на территории заповедника было нельзя, потому что вредит земляному покрову. 

«Все забывают, что по второй статье Конституции человек и его права и свободы — высшая ценность государства. А здесь ситуация такова: на одной чаше весов жучки, мухи и тараканы, трава, а на второй чаше весов — пять человек на скамье подсудимых, которым дают реальные сроки. И в этом случае чашу весов перевесили жучки, травка и песочек», — добавляет адвокат. 

В деле оказалось 100 томов и множество нюансов. Сторона защиты не спорит с тем, что расследование необходимо, однако не понимает, по какому критерию следователь выбрал, кто будет свидетелем, а кто обвиняемым, а также как в таком состоянии дело могли направить в суд. Кроме того, Петр Шпиленок замечает, что столько эмоций по делу в экологическом сообществе из-за того, что на скамье подсудимых оказались люди, которые не имеют к предполагаемым «хищениям» никакого отношения.

«До сих пор никто не может понять, чем вызвано такое рвение следователей и прокуроров по этому делу, — говорит эксперт “Гринпис” по особо охраняемым природным территориям Михаил Крейндлин. — Возможно, когда это дело возбуждали, у него была какая-то подоплека, но в последнее время я думаю, что все это происходит просто из-за того, что у нас не в тренде кого-то оправдывать или прекращать дела». 

В экологическом сообществе высказывают опасения, что, если приговор по «делу об очистке» останется в силе, другие бюджетные учреждения просто не будут браться за такие проекты по ликвидации отходов.

Фото на обложке
kronokiochistka.wildnet.ru
Поддержите тех, кому доверяете
«Холод» — свободное СМИ без цензуры.
Мы работаем благодаря вашей поддержке.
Для платежей с иностранных карт
Поддержать
Владельцы российских карт могут поддержать нас здесь.
Поддержите тех, кому доверяете
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке.
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке.