«Кажется, вся страна хочет бросить пить, но не может»

Как тиктокеры помогают подписчикам бороться с алкоголизмом

Пользователи соцсетей все чаще открыто рассказывают о проблемах со здоровьем, в том числе ментальным, и даже публично объявляют о своей борьбе с алкоголизмом и наркозависимостью. В Тиктоке, например, есть популярные аккаунты, авторы которых ведут онлайн-дневники: рассказывают, как бросили пить, считают количество трезвых дней и дают советы тем, кто хочет последовать их примеру. «Холод» выяснил, как соцсети могут способствовать лечению алкоголизма, почему авторы аккаунтов о зависимостях срываются и могут ли видео о вреде спиртного помочь тем, кто их смотрит.

«Ты нужна им так же, как они тебе»

«Было у вас такое? У меня — очень часто. Всем привет, меня зовут Арина, и я зависимая», — с этих слов начинается один из самых популярных тиктоков в профиле девушки с ником zavisimaya_arina. В нем она комментирует видео другой пользовательницы, которая радуется, что не пила вот уже два дня, а ее друзья не понимают, почему она считает это достижением.

Арина. Фото из личного архива

«Проблема в данном случае в том, что алкоголики и зависимые люди по сути своей невидимы. Теоретически все знают, что такие люди существуют, но думают, что они выглядят, как бомжи. Думают, что это максимально опущенные люди, максимально тупые, и мало кто догадывается, что на самом деле они выглядят вот так», — Арина в тиктоке указывает на свое лицо: чистая здоровая кожа без опухлости и покраснений, которые появляются после частого употребления алкоголя. 

Арине, живущей в Екатеринбурге, 28 лет. В начале лета ей удалось выйти из запоя, который с небольшими перерывами длился три года и семь месяцев. Кроме выпивки она также употребляла наркотики. Арина говорит, что завязке предшествовали три неудачные попытки суицида: две сорвались, потому что она была слишком пьяной, чтобы довести их до конца. А в третий раз она поняла, что у нее есть выбор: убить себя или пойти лечиться — и выбрала второе. Арина называет себя «изолированным алкоголиком», потому что никому из друзей толком не рассказывала ни о том, что часто пила с самого утра, ни о попытках самоубийства. В основном она пила в одиночестве. Арина никогда не приходила на работу пьяной, поэтому коллеги в магазине косметики, где она работает консультантом, вероятно, тоже не знали о ее зависимости. 

31 мая 2021 года она пошла в бар, где познакомилась с молодым человеком. Они выпивали и веселились, а на следующий день за завтраком он спросил, почему она такая грустная. «Я ему сказала: „Слушай, у меня алкоголизм, мне помощь нужна“, — рассказывает Арина. — А он: „Ты знаешь, у обоих моих родителей алкоголизм. Как я могу тебе помочь, что нужно сделать?“. Я сказала, что мне надо сходить на группу анонимных алкоголиков (АА), и спросила: „Ты можешь сходить со мной?“. Он ответил: „Да, конечно“. И сходил». 

Через две недели новый знакомый ушел в армию, но они до сих пор периодически общаются. Арина говорит, что он помог ей больше всех, хотя, наверное, и не осознает этого. С 1 июня она начала регулярно ходить на встречи содружества анонимных алкоголиков, но совсем обходиться без выпивки не могла — как она говорит, «неделю держалась трезвой, неделю бухала». Справиться со срывами ей помогла куратор из содружества: несколько раз в день она звонила Арине по видеосвязи, просила поговорить, показать квартиру, где она живет, а затем они начали говорить о двенадцати шагах содружества. 

Арина не пьет с 27 июля, а с конца августа начала вести аккаунт в Тиктоке, который полностью посвящен зависимостям. Там она рассказывает, почему начала выпивать и употреблять наркотики, как зависимость разрушила ее жизнь и что надо делать, чтобы выздороветь. Сейчас на ее аккаунт подписаны больше 53 тысяч человек, которые поддерживают ее, задают вопросы об алкоголизме и просят помочь им справиться с тягой к спиртному. Арина рассказывает, что с конца августа «ведет 20–25 подписчиков», решивших лечиться: регулярно общается с ними, помогает советом и поддерживает. Например, одному из них она помогла найти группы для зависимых в его родном городе. 

На вопрос о том, что помогает ей держаться эти месяцы, Арина отвечает: Тикток. Она говорит, что во время предыдущих попыток не могла принять тот факт, что должна навсегда бросить пить. Но когда начала рассказывать о своем опыте публично, почувствовала ответственность перед людьми, которые следуют ее примеру.

Арина. Фото из личного архива

«Я сказала себе такую вещь: „Арина, есть куча людей, которые сейчас находятся в точно такой же ситуации, как и ты, когда ты пыталась себя убить. Соберись, пожалуйста, потому что ты нужна им так же, как они тебе“. Я запрашиваю от ребят в Тиктоке очень много поддержки и получаю ее. Все, кто комментируют мои видео, — это люди, у которых уже есть проблемы с алкоголем, и потенциально они могут стать зависимыми. Но многие из них этого не понимают. И мне нужно публично говорить о зависимости для того, чтобы в меня не тыкали пальцем, а задумывались о том, сколько они сами пьют», — объясняет Арина.

«Я сама ребенок алкоголиков и хочу защитить других детей»

Согласно исследованиям ученых Научного центра здоровья при Техасском университете, соцсети за последние годы стали одной из главных площадок для обсуждения проблем со здоровьем, включая ментальное. Это объясняется тем, что людям удобно с помощью соцсетей находить нужную информацию, а также получать советы и эмоциональную поддержку от других пользователей. Одно из исследований показало, что общение и поддержка в групповых чатах WhatsApp эффективны для предотвращения срыва среди пытающихся бросить курить. 

В 2019 году группа американских психологов из Пенсильванского и Бэйлорского университетов провела опрос среди наркозависимых миллениалов и представителей поколения Z о том, хотели бы они получать поддержку в социальных сетях, чтобы избежать срывов: 55% миллениалов и 49% представителей поколения Z ответили положительно. Психологи, проводившие опрос, пришли к выводу, что онлайн-активность может стать и триггером срыва, например, если соцсети напомнят человеку о конкретных ситуациях, когда он употреблял наркотики. Но возможность получить немедленную онлайн-поддержку может снизить такой риск. 

Особенно эффективен контент о вреде употребления психоактивных веществ, когда его публикуют инфлюенсеры. В 2020 году в США провели следующий эксперимент: среди старшеклассников трех школ авторы исследования выбрали несколько десятков учеников-амбассадоров программы Living The Example (ее суть в том, чтобы подростки через соцсети рассказали сверстникам о вреде психоактивных веществ). Подростки прошли обучение, подготовили контент-план для своих соцсетей и следовали ему в течение восьми месяцев. Результаты эксперимента показали, что публикация постов на эту тему снижает желание подписчиков употреблять психоактивные вещества.

В Тиктоке быстро набирают популярность ролики, где пользователи открыто говорят о своей зависимости. Житель Петербурга Андрей под ником aratabarmaley завел аккаунт в июне 2021 года и выложил несколько роликов, где он пьяный говорил на камеру. А в сентябре опубликовал новое видео со вступительной фразой: «Я Андрей, мне 26 лет, я наркоман и алкоголик. Я начинаю вести дневник, чтобы не сорваться снова». Андрей рассказал зрителям, что с 13 лет употреблял разные наркотики, вплоть до тяжелых, но в последние годы его главной проблемой стал алкоголь. 

В середине октября он сорвался и опять опубликовал серию видео, где был пьян, но затем предпринял еще одну попытку отказаться от алкоголя. Сейчас он посещает реабилитационный центр и почти ежедневно публикует тикток-отчеты о том, как борется с тягой к спиртному. К началу декабря количество трезвых дней Андрея перевалило за 50, а подписчиков — за 15 тысяч человек. 

Еще один пользователь Тиктока, Денис Кавченков, снял десятки видео о том, как вылечился от алкоголизма девять лет назад. Он рассказал, что завязал без посторонней помощи, хотя начал пить с 14 лет — и ему настолько понравилось, что он «мечтал стать алкашом и ходить везде с чекушкой». Денис говорит, что никого не агитирует бросить пить, а просто делится своим опытом. 

Тиктокеры по-разному доносят до аудитории мысль о вреде алкоголя и запрещенных веществ. Некоторые, как Денис, рассказывают о том, как человек может деградировать из-за спиртного. Другие разбирают психологические аспекты зависимости и говорят о том, какие ментальные проблемы могут подтолкнуть к употреблению. Арина из Екатеринбурга открыто рассказывает о самом травмирующем событии в своей жизни: когда ей было 14 лет, отец-алкоголик попытался ее изнасиловать. Мать и другие родственники не поверили ей, когда она рассказала им о произошедшем, и назвали Арину сумасшедшей. После этого она начала регулярно напиваться и в пьяном состоянии, по ее словам, пережила около десяти изнасилований.

«Десять раз — кажется, что это большое число, — говорит Арина. — Но вы на секундочку подумайте, сколько лет я употребляла. Парни, которые это делали, тоже пили. Но, по моему опыту, в большинстве своем люди все же хорошие». 

Об изнасилованиях Арина говорила своей матери, но та просто игнорировала это. «Я долго не могла отпустить своих родителей и поверить, что мать будет делать все ради того, чтобы спасти моего отца-алкоголика. Я не верила в это, пока мне не исполнилось 26 лет. Я звоню маме и говорю: „Мам, меня изнасиловали“, а она: „Угу“. Что? Я смогла остановиться в тот момент, когда выгнала их из своей жизни — когда я поняла, что не заслуживаю такого отношения», — рассказала Арина в одном из своих видео. 

Под одним из ее роликов оставила комментарий женщина, которая призналась, что пьет целыми сутками и не смотрит за своими двумя детьми, один из которых грудной. Арина говорит, что не стала ничего ей отвечать, а вместо этого смогла идентифицировать ее по другим соцсетям и написала жалобу в органы опеки. Она еще несколько раз получала подобные комментарии и жалеет, что не отреагировала так же жестко. «Я сама ребенок алкоголиков и в этой ситуации хочу защитить детей, потому что мы, взрослые, ответственны за них», — рассуждает она. 

Арина. Фото из личного архива

Арине нередко пишут негативные комментарии и называют ее душнилой из-за того, что она жестко критикует юмористические тиктоки других пользователей с шутками про алкоголь и употребление запрещенных веществ. А еще из-за того, что иногда Арина записывает видео, где комментирует тиктоки людей, которые тоже пытаются бросить пить. На их примере Арина объясняет, почему люди, страдающие от алкоголизма, снова и снова отказываются от трезвости в пользу спиртного. 

Именно таким образом она комментировала тиктоки 29-летнего пользователя с ником Антон Застоев (настоящее имя Антон Горбенко). Он ведет тикток-дневник, в котором в шутливой манере рассказывает о своих попытках бросить пить. Недавно он объявил о девятой попытке — или о девятом сезоне, как он это называет.  

Некоторые зрители не верят, что он хочет бросить пить по-настоящему, и считают образ Застоева выдуманным, ведь у Антона есть еще один аккаунт, который он ведет под своим настоящим именем. Однако сам он сказал «Холоду», что действительно пытается завязать, а все истории, рассказанные от лица Застоева, правда. В свободное от работы промо-продюсером время Антон пробует себя в стендапе и поэтому считает разделение основного и «дневникового» аккаунтов хорошей идеей. Сейчас на аккаунт Застоева подписаны более 47 тысяч человек, и, по словам Антона, зрители его очень поддерживают. 

«Меня не просят о помощи, да я бы и не стал ничего подсказывать, потому что я не эксперт в этой области, — говорит он. — Просто приятно, когда пишут: „Давай, держись, победа“. У нас достаточно добрые люди. Кажется, вся страна хочет бросить пить, но не может».

Арина не раз записывала тиктоки о причинах срывов других блогеров: «Срывы — это нормально, но они говорят о том, что вы неправильно выстроили свою систему лечения. <...> Вам нужно научиться контролировать зависимость, а если говорить проще, научиться контролировать себя. Рецепт лечения очень простой: ходить к психологу и на группы». 

Но Антон не считает, что его проблемы настолько серьезны, чтобы обращаться за помощью в содружество анонимных алкоголиков или к психотерапевту. На вопрос, произнес бы он фразу «Всем привет, я Антон и я алкоголик», он отвечает: «Наверное, произнес бы, но… не совсем искренне. Не признал бы это до конца». 

«Стояла с пивом на детской площадке и рассказывала, как жду нарколожку»

Еще один популярный аккаунт в Тиктоке, где автор говорит об алкогольной зависимости, ведет 29-летняя москвичка под ником nealkoxenia (вначале аккаунт назывался, наоборот, alkoxenia). Так же, как и Арина, она завела аккаунт летом 2021 года, и сейчас у нее больше 41 тысячи подписчиков. 

Ксения рассказывает, что с июня до середины июля 2021 года пила почти каждый день и совершала все более безумные поступки. Например, была готова выйти замуж за кубинца, которому нужно было получить гражданство. Однако он бросил ее, когда понял, что Ксения не может бросить пить. То, что ее пьянство не готовы терпеть даже ради корыстных целей, шокировало Ксению, и она попросила подругу вызвать ей наркологическую бригаду. Первые тиктоки как раз были записаны в тот день, когда ее отвезли в клинику:

«Я вообще никогда не сидела в Тиктоке до этого, даже как зритель. Мне казалось, что эта платформа — для умственно отсталых, что там кривляются малолетки и больше ничего не происходит. Но я была пьяной, ждала, когда приедет наркологическая бригада, и решила, что будет прикольно позаписывать видосы. В большинстве из них я стояла с пивом на детской площадке, посылала всех на хер и рассказывала, как жду нарколожку». 

Поначалу Ксения не следила за реакцией зрителей на видео — она просто решила, что такой позор — хороший урок ей самой на будущее. Однако вскоре все же удалила те первые видео и начала снимать тиктоки, в которых объясняла, что такое алкоголизм и как определить, есть ли у вас зависимость. Постепенно в комментариях под видео собралась группа поддержки, хотя есть и те, кто уверен, что история Ксении выдуманная, потому что она слишком хорошо и молодо выглядит.

Сама Ксения охотно это обыгрывает, говоря в начале роликов: «Я Ксения и я алкоголичка, хотя по мне и не скажешь». Она признает, что первое время комментарии в Тиктоке действительно помогали ей держаться, однако в конце октября из-за неудавшегося романа Ксения сорвалась и снова записала несколько роликов в нетрезвом состоянии. После этого она сняла серию тиктоков о том, как вести себя после срыва (сейчас все видео на эту тему удалены из аккаунта Ксении, но корреспондент «Холода» видел их до удаления. — Прим. «Холода»).

Ксения осознает, что у нее есть зависимость, но пока не ходит ни на группы, ни к психологу. Она говорит, что пообещала себе обратиться к АА в случае срыва, но так и не смогла заставить себя это сделать. Еще до того, как она поняла, что у нее алкоголизм, Ксения обращалась к пяти разным психотерапевтам, но этот опыт, по ее словам, был неудачным, а найти нового специалиста в последние месяцы ей так и не удалось.

Ксения говорит, что для нее Тикток — это не просто поддержка, которую ей оказывают подписчики, но еще и «таблеточка для удовлетворения тщеславия». Ей нравится, что незнакомые люди обращают на нее внимание и прислушиваются к ней. 

Первое время держаться ей помогал страх потерять аудиторию: «Ты понимаешь, что если опять пойдешь той же самой дорожкой, которой шел, то этого лишишься, а это стало важным. Ну и плюс ко всему, пожалуй, есть от этого аккаунта моральный выхлоп — чувствуешь, что ты делаешь что-то полезное, как ни крути», — говорит Ксения. 

Член содружества анонимных алкоголиков, секретарь комитета по информированию общественности Тимофей Б. (поскольку содружество основывается на принципе анонимности, спикер попросил не указывать его фамилию) рассказал «Холоду», что суть программы выздоровления, которую пропагандирует содружество, заключается в противодействии эгоцентризму, который является одной из причин формирования зависимостей: «Изначально мы использовали анонимность для защиты статуса и репутации членов содружества. Впоследствии часть из них решила отказаться от анонимности и привлечь своими известными именами как можно больше страдающих алкоголизмом. Но в итоге они, ведомые жаждой славы, остановились в своем выздоровлении, и, более того, многие из них вернулись к бутылке». 

Тимофей говорит, что первое время выступления перед публикой с рассказом о своем опыте его сильно заряжали, но за этим всегда следовал эмоциональный упадок. Он решил, что причина этому — жажда славы и одобрения, с помощью которой он пытается заглушить преследующее его чувство вины. Он говорит, что избавился от этого чувства, пройдя девятый шаг программы, но затем добавляет: «У анонимных алкоголиков есть свой журнал — ЖААР — Журнал Анонимных Алкоголиков России. Покупая новый выпуск, знаете, чью статью я ищу первым делом? Свою».

Ксения параллельно с ведением тиктока искала новую работу и решила скрыть все видео о своем алкоголизме, чтобы их не увидели работодатели. Сейчас она, по ее словам, снимает тиктоки в стиле «долбанутого зожника» и хочет продолжать вести аккаунт и пропагандировать трезвый образ жизни, но не упоминая о своем алкогольном прошлом. 

«Прошло достаточно времени, чтобы поддержка аудитории мне была не нужна так сильно, как раньше, — говорит Ксения. — Зарекаться, конечно, рано, но сейчас я могу оценить свою жизнь без алкоголя, сравнить с прошлым и сделать выбор в пользу трезвой жизни, поскольку она более приятная и продуктивная. Возможно, когда я твердо встану на ноги, я снова подниму тему алкоголизма с точки зрения человека, который с ним столкнулся, но пока, если честно, я боюсь».

«Неинтересно смотреть, как человек юзает и срывается»

«​​Играем в игру. Если 33 человека напишут мне стоп-слово „нежный клещ“, я перестаю сегодня пить. Игра начинается в 20:00», — написала в ноябре 2018 года в своем телеграм-канале Alcostory 29-летняя жительница Москвы Ксения Иваненко. В отличие от многих тиктокеров, она решила использовать канал в мессенджере, чтобы фиксировать количество выпитого, а не прошедших «​​дней чистоты». 

«​​К моменту когда я начала вести канал, я уже пару лет пила каждый день и примерно год как я пила до блэкаутов. Почти каждое утро начиналось с проверки, на мне трусы или нет, есть ли кто-нибудь рядом. Я начала попадать во все более страшные истории, в которых мне чудом удавалось избежать изнасилования или того, что меня увезут в лес в багажнике. Может, конечно, меня и увозили, а я не помню, не знаю», — рассказывает Ксения. 

Ксения. Фото из личного архива

На попытку бросить пить Ксению мотивировала психотерапевт: «Она сказала, что терапия не будет эффективна, пока я пью».

Меньше чем через час после начала игры она получила сообщение «нежный клещ» от 33 подписчиков, допила бокал вина и остановилась. Но уже на следующий день, 1 декабря, отчет в канале выглядел так: «Сегодня я выпила два пива по 0,4. Бокал белого вина. И еще один. И еще. И еще. Стакан виски-колы. Второй стакан вискаря. Третий. Четвертый. 0,4 пива. 0,4 пива. Бокал красного вина. Бокал красного вина. Бокал красного вина».

После этого Ксения дала подписчикам обещание не пить до Нового года, но вскоре сорвалась на корпоративе и продолжила пить в последующие месяцы. В мае 2019 года психиатр, по ее словам, прописал ей таблетки, которые помогали в борьбе с абстинентным синдромом, и она начала публиковать в канале совсем короткие отчеты: «не пью две недели», «не пью 82 дня», «не пью полгода». Последний пост в канале опубликован 16 апреля 2021 года: «Меньше чем через месяц будет два года, как я не пью». 

Иваненко говорит, что получила много сообщений о том, что ее опыт вдохновил людей завязать с алкоголем. Параллельно с алкоголизмом она пытается лечить пограничное расстройство личности (ПРЛ), которое ей диагностировали в 2015 году. Два с половиной года назад она посещала группы по диалектической поведенческой терапии, предназначенной специально для людей с ПРЛ. Летом 2019 года встречи завершились, а в мае 2021 года Ксения снова начала пить. Сейчас она очень переживает из-за проблем с родителями и говорит, что алкоголь помогает ей окончательно не сойти с ума. 

От ведения телеграм-канала про алкоголизм она пока отказалась, потому что не смогла рассказать подписчикам о своем срыве.

«Мне стало стыдно и я испугалась: вдруг я об этом напишу, и все люди, которые держались благодаря мне и моему каналу, тоже уйдут в запой, — говорит Ксения. — И в итоге этот искренний канал, который я создала по стебу, превратился в место, куда я ничего не могу написать из-за самоцензуры. Это отстой, у меня есть чувство самопредательства, потому что как-то тупо делиться своими победами, а потом облажаться и молчать об этом в тряпочку». 

Согласно статистике, ПРЛ — одно из самых часто диагностируемых ментальных расстройств, от которого страдают 1,8% населения Земли. Результаты недавних исследований показали, что 46% людей, у которых проявляются симптомы ПРЛ, также демонстрируют и признаки алкоголизма. В 2011 году были опубликованы результаты десятилетнего исследования, в котором участвовали две группы пациентов. Первая — с ПРЛ, вторая — с другими расстройствами личности. Выяснилось, что участникам первой группы чаще диагностировали алкогольную зависимость. При этом 90% участников исследования, у которых было ПРЛ, успешно бросили пить и не вернулись к алкоголю в течение эксперимента, если одновременно они проходили терапию для пациентов с пограничным расстройством личности. Авторы исследования сходятся во мнении, что лечить ПРЛ и только потом зависимость — неэффективно, потому что игнорирование проблем c психоактивными веществами может значительно ухудшить ментальное состояние человека. 

Справиться одновременно с ПРЛ и зависимостью от запрещенных веществ сейчас пытается популярная блогер и диджей Карина Истомина. Пограничное расстройство личности ей диагностировали осенью 2020 года, а в январе 2021-го после неудачной попытки самоубийства она обратилась за помощью в сообщество анонимных наркоманов (АН) и теперь несколько раз в неделю посещает собрания. На момент написания текста она прошла отметку в 11 месяцев чистоты. Карина рассказывает в инстаграме об аспектах лечения и своем опыте выздоровления, в феврале она запустила youtube-шоу «Справиться проще» о ментальных проблемах, а несколько недель назад тоже начала проходить диалектическую поведенческую терапию.

«Для меня это своего рода 12-й шаг. Он заключается в том, что я рассказываю о программе АН и тем самым привлекаю в нее людей, — говорит Карина. — Возможно, для кого-то она станет такой же полезной, как и для меня, — тем самым я отдаю долг. И еще мне нравится заниматься психоактивизмом. Когда я рассказываю о выздоровлении, меня поддерживают люди, и мне становится легче. Многие говорят, что я своим примером помогаю им справляться со своими проблемами». По словам Истоминой, ей регулярно пишут люди о том, что благодаря ей они обратились за помощью, причем речь идет не только об анонимных алкоголиках и анонимных наркоманах, но и о сообществах для созависимых и детей алкоголиков.

В интервью «Холоду» в марте этого года Карина рассказывала, что получила много злых комментариев, после того как написала о своей зависимости. За прошедшие месяцы она стала относиться к негативу спокойнее. «Но если человек не подготовлен и раскрывает душу, говоря на такую откровенную тему, то, мне кажется, это может триггернуть на срыв, — говорит Карина. — Это тонкий лед. Люди же очень злые и не понимают, что один такой комментарий может вызывать импульс к выпивке», — объясняет Карина.

Дмитрий, представитель сообщества АН России, куда «Холод» обратился за комментарием, говорит, что реакция подписчиков в соцсетях вряд ли может стать триггером: 

«Говорить публично о зависимости или нет — это личный выбор каждого, в нашем сообществе есть очень разные мнения на этот счет. Но анонимность важна для безопасности. Хотя я думаю, что к срыву, скорее, подтолкнет общение с употребляющими людьми», — сказал он. 

Карина считает, что в соцсетях не хватает позитивных историй о том, как люди справились с зависимостью. «Неинтересно смотреть, как человек юзает и срывается, — говорит она. — Да, у меня тоже так было: мой инстаграм чуть не удалили, когда у меня был очень серьезный срыв в прошлом году и я выходила в лайвы в очень плохом состоянии с белым носом. Я сожалею об этом. Поэтому хочется видеть побольше опыта, когда люди находят себя в трезвости и им не скучно жить».

«Теперь я нормально поживу»

«У меня сегодня группа в восемь вечера, там будет служение, и я наконец-то мою полы! Хрен ты полы будешь мыть — там целая очередь желающих, такой вот удивительный момент», — смеясь, говорит Арина (zavisimaya_arina).

Зрители в Тиктоке часто спрашивают ее, чем она занимается по пятницам, если не пьет, и не скучно ли ей без вечеринок. У Арины много дел — помимо ежедневного ведения аккаунта в Тиктоке, посещения собраний АА, личных сессий с терапевтом и основной работы, она развивает блог о косметике, а месяц назад запустила подкаст под названием «Зависимая», которым очень гордится. Уже готово три выпуска: про феномен зависимости, про реабилитационные центры и опасность каннабиоидов. Еще она готовится к ЕГЭ, чтобы снова поступить в вуз, выучиться на психолога и профессионально помогать алкозависимым и наркопотребителям. 

Впрочем, далеко не все, кто публично рассказывает об избавлении от алкоголизма, готовы посвятить этой теме свою жизнь. Петербуржец Митя Галкин регулярно участвует в записи подкастов и передачах о вреде алкоголя, но говорит, что иногда разговоров на эту тему становится слишком много. Митя рассказал в твиттере о своем алкоголизме больше двух лет назад, тред с его историей набрал около трех миллионов просмотров (сейчас аккаунт заблокирован из-за нарушения авторских прав после того, как Митя опубликовал ролик с использованием трека певицы Doja Cat. — Прим. «Холода»). Подсчет дней без алкоголя он продолжает вести и в новом аккаунте

Митя. Фото из личного архива

«У меня объективно не самый брутальный образ, — рассказывает он. — Но, бывает, мне пишет какой-нибудь человек, искренне рассказывает свою историю, и понятно, что это для него нетипично. Например: „Я работаю водителем фуры в Саратове, прочитал твою историю и как будто прочитал про свою жизнь. Я не хочу быть мудаком, который потеряет свою жену и ребенка. Я понимаю, что все мои проблемы из-за алкоголя. Спасибо тебе за тред“. И я думаю: ни фига себе, человек с такой устрашающей аватаркой, от которого ожидаешь комментарий типа „либерасты, валите в Европу“, пишет о таком личном», — говорит Митя. Он вспоминает, что в реплаях к треду некоторые называли его героем, а хейтеры отвечали на это, что в отказе от алкоголя нет никакого героизма, и обещали выпить за его здоровье. «Это великая грусть, что люди, которые отказываются от алкоголя и наркотиков, становятся современными героями, но это, в свою очередь, говорит о том, как наше общество зависимо от этих веществ», — добавляет он. 

Когда Мите пишут слова благодарности, он благодарит в ответ, потому что вдохновляется людьми, решившим завязать, так же, как и они вдохновляются им. Митя ходил на встречи АА, а сейчас занимается с психотерапевтом, но тему зависимости они почти не обсуждают, потому что к алкоголю его больше не тянет. Раньше он работал в барной индустрии и не представлял свою жизнь без выпивки, сейчас же ходит на вечеринки, не боясь сорваться, несмотря на то, что продолжает работать в этой сфере. А об опасности алкоголя он  публично рассказывает только от случая к случаю.

«Я не хочу сделать борьбу с алкоголизмом других людей делом своей жизни, поэтому у меня до сих пор нет блога об этом, — говорит Митя. — Я убежден, что никто и никогда не может дать легкого ответа на все вопросы. Ко мне часто приходят за таблеткой от всех проблем и спрашивают, как перестать бухать. А я говорю, что никакого секрета здесь нет: это непростая работа, которую в первую очередь должен проделывать сам зависимый человек».

Арина же хочет плотно заниматься помощью зависимым, потому что считает, что из-за этой болезни толком не жила до 28 лет. Сейчас она чувствует себя счастливой и говорит, что, несмотря на трудности, у нее все есть. Несколько месяцев назад она начала встречаться с молодым человеком, который знает о ее проблемах и поддерживает ее. В одном из тиктоков она рассказала, что именно с ним у нее был первый трезвый поцелуй в ее жизни (позже Арина скрыла это видео от публичного просмотра. — Прим. «Холода»). О возможности срыва Арина старается не задумываться: «Ставки таковы: чем дольше ты находишься в ремиссии, тем хуже будет срыв. В последний запой я решилась на суицид. Значит, моим первым решением в момент срыва будет суицид. Я не готова к этому, я влюбилась недавно. Я еще ничего в жизни не видела. У меня даже высшего образования нет: всю свою жизнь, все 28 лет, я страдала, употребляла и пила. Я достаточно времени этому посвятила. Все, спасибо, теперь я нормально поживу».

Фото на обложке: из личного архива Мити Галкина

Редактор
Фактчекер
Сюжет
Поддержите тех, кому доверяете
«Холод» — свободное СМИ без цензуры.
Мы работаем благодаря вашей поддержке.
Для платежей с иностранных карт
Поддержать
Владельцы российских карт могут поддержать нас здесь.
Поддержите тех, кому доверяете
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке