«Мы за месяц находим для лонгрида больше источников, чем следователи за два года»

Как коллеги отреагировали на беспрецедентный приговор журналисту Ивану Сафронову

5 сентября бывшего журналиста «Коммерсанта» и «Ведомостей» Ивана Сафронова признали виновным в госизмене и приговорили к 22 годам колонии строгого режима, двум годам ограничения свободы и штрафу 500 тысяч рублей. «Холод» собрал реакции журналистов на этот беспрецедентный приговор. 

Журналистка, невеста Ивана Сафронова Ксения Миронова

«Под нашей с Сафроновым квартирой жил алкаш Мишаня. Два года назад Мишаня до смерти изнасиловал бутылкой товарища, но в тюрьму не поехал. В этом году Мишаня насмерть выкинул собутыльника из окна и уехал на 5 лет.

Ване сегодня дали 22». 

Журналистка Катерина Гордеева

«У меня нет слов. Вообще. Это письмо от Ивана мне передали сегодня утром».

«Мы за месяц находим для лонгрида больше источников, чем следователи за два года»
Письмо Ивана Сафронова для Екатерины Гордеевой. Фото: instagram.com/catherinagordeeva/

Журналистка Саша Богино:

«Десять лет назад Сафронов давал мне интервью о профессии журналиста, это была домашка для какого-то предмета на журфаке ВШЭ, которую я, кажется, так и не сдала. Прошло десять лет, и вот где теперь Сафронов, и вот какой помойкой стал журфак ВШЭ. Журналистике пизда, нам всем пизда. За эти десять лет журналистов пиздили, убивали и штрафовали, сажали и выгоняли из страны, угрожали, преследовали, поливали дерьмом. <...> Меня, казалось бы, ничем уже не удивить, не тронуть, но после приговора Сафронову я чувствую себя так, будто меня сбил поезд». 

Журналистка Ирина Якутенко:

«Ивану Сафронову дали 22 года. За 22 года можно родиться, выучиться в школе, окончить вуз, начать работать, встретить первую любовь, жениться и даже ребенка завести. Это целая жизнь. И еще 500 тысяч штрафа, чтобы родителям тоже хорошо было. Любители сравнений, это уже как в 1937-м или еще надо подождать?»

Журналист Эндрю Рот (оригинал поста — на английском языке):

«Многие журналисты освещают приговор. Видел плачущих, обнимающихся на улице людей. На выходе из суда один корреспондент спросил другого о деталях приговора: “Не знаю. Я услышал 22 года и перестал слушать нахуй”. Никогда не видел, чтобы российский судья приговаривал к 22 годам лишения свободы».

Бывший коллега Сафронова, журналист Сергей Горяшко: 

«22 года было Ване Сафронову, когда мы познакомились. Сегодня суд приговорил его к 22 годам тюрьмы. За журналистику. Те, кто это устроил, обязательно ответят. Обязательно».

Журналист Илья Жегулев:

«22 года... 22 года назад я даже еще не закончил институт. Тогда же Путин пришел к власти. Очень хочется верить, что все сроки, которые сейчас даются, — на самом деле [кончатся] до того, как кончится правление Путина. Ване Сафронову дали 22 года по абсолютно сфабрикованному обвинению, не приведя ни одного доказательства. И это тем более нелепо, [что] он ни разу не политический заключенный, он совершенно не собирался протестовать, а наоборот, перед арестом пошел работать во власть, став советником [главы Роскосмоса] Дмитрия Рогозина. Поэтому я и думал сначала: мало ли, может, какие-то неопровержимые доказательства, ведь какой смысл задерживать неоппозиционного журналиста. Но нет. Власти его сделали именно политическим, потому что тем доказательствам, которые они предъявили, цена — грош, и если бы суды у нас были независимые, то его бы просто отпустили в здании суда, а следствию еще нужно было бы заплатить за содержание под стражей в течение такого большого срока до суда. Мы, журналисты, для лонгрида находим больше источников и доказательств за месяц, чем эти следователи за два года. Богородица, пожалуйста, создай поскорее условия для того, чтобы Ваня Сафронов скорее вышел на свободу, а суды у нас стали независимыми. Начать нужно именно с судов».

Журналистка Арина Бородина:

«Это наша страна, это Ванина страна, он любит свою страну и во всех письмах и заявлениях, в последнем слове он сказал, что это его страна и он очень ее любит. Конечно, это устрашение. 22 года — я не знаю вообще таких приговоров».

Журналистка Елена Костюченко:

«22 года тюрьмы Ивану Сафронову за журналистику. По самой унизительной статье — госизмена. Предатели России судили журналиста, предатели России называют изменой настоящий патриотизм и служение своей стране. Однажды у вас под ногами будет гореть земля, и никто не даст вам защиты».

Главный редактор «Холода» Таисия Бекбулатова

«Ваня, я верю в тебя так же сильно, как ненавижу этих мразей в погонах. Вы еще поменяетесь местами».

«Я помню, как за пару лет до ареста Ваня заметил за собой слежку. Он не знал, с чем это связано. Я тогда спросила его, не хочет ли он уехать, а он сказал, что не уедет никогда, несмотря на все риски, потому что это его страна и здесь его семья».

Фото на обложке
Глеб Щелкунов / Коммерсантъ
Поддержите тех, кому доверяете
«Холод» — свободное СМИ без цензуры.
Мы работаем благодаря вашей поддержке.
Для платежей с иностранных карт
Поддержать
Владельцы российских карт могут поддержать нас здесь.
Поддержите тех, кому доверяете
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке.
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке.