Антидепрессанты бесполезны?

Объясняем, как связаны серотонин и депрессивные расстройства

В журнале «Молекулярная психиатрия» вышло обзорное исследование, посвященное серотониновой теории развития депрессии. Его авторы не нашли убедительных подтверждений тому, что депрессия связана с низкой активностью серотонина. После этого в соцсетях началась дискуссия — есть ли смысл в таком случае принимать антидепрессанты? «Холод» объясняет, в чем заключается серотониновая теория, почему о ней спорят и работают ли все-таки антидепрессанты.

Есть несколько теорий, объясняющих депрессивные расстройства. Одна из них — серотониновая

Развитие депрессивных расстройств ученые объясняют несколькими теориями, самая ранняя и популярная из которых — моноаминовая. Моноамины — это одна из групп нейромедиаторов, то есть химических веществ, которые передают электрохимические импульсы от нервных клеток. К моноаминам, например, относятся серотонин, норадреналин и дофамин. 

Моноаминовая теория (или гипотеза) связывает развитие депрессии с нехваткой этих нейромедиаторов, особенно серотонина — поэтому иногда говорят о «серотониновой теории». Она появилась после того, как лекарство «Ипрониазид», первоначально созданное для борьбы с туберкулезом, оказалось полезным при депрессивных расстройствах. 

«Это было случайное открытие. Дело в том, что этот препарат замедляет работу фермента, разрушающего серотонин и другие моноамины. Обнаружилось, что больным туберкулезом в терминальной и тяжелых стадиях он не помогает, но зато такие пациенты стали спокойнее принимать свою печальную участь и не так горевать, — объясняет «Холоду» психиатр и психотерапевт Павел Бесчастнов. — Позже [ученые] начали выяснять, почему эта штука так работает. Оказалось, что антидепрессанты прямо или косвенно влияют на серотониновые, дофаминовые и другие рецепторы, из чего и родилась моноаминовая теория. Внятных экспериментальных подтверждений тогда не было, скорее, решили: раз лучших объяснений нет, пусть будет это».

Серотониновая гипотеза не подтверждена, но и не опровергнута. Поэтому ученые продолжают исследования

В новостях, посвященных обзорному исследованию, журналисты неправильно передали его смысл, говорит «Холоду» психиатр и автор портала «Биомолекула» Виктор Лебедев. Они не разобрались в том, что написано в статье, и представили ее как опровержение серотониновой теории. Но вокруг этой теории всегда было много дискуссий, у нее есть сторонники и критики. Для научного сообщества обзор в «Молекулярной психиатрии» не выглядит как сенсация, объясняют Бесчастнов и Лебедев. 

Отвергать серотониновую гипотезу депрессии пока преждевременно, считает профессор Дэвид Натт, глава Отделения нейропсихофармакологии Имперского колледжа Лондона: «Лишь недавно мы разработали технологию, позволяющую измерить высвобождение серотонина в мозге живого человека. В первом исследовании, на которое сейчас готовится отзыв, мы обнаружили, что у людей с депрессией снижена способность высвобождения серотонина».

Лебедев убежден, что развитие всех депрессивных расстройств невозможно объяснить какой-то единой теорией, поскольку они проявляются по-разному и имеют разное происхождение. Он приводит в пример депрессию у пожилых людей: «Есть естественные механизмы старения головного мозга, а есть нейродегенерация (прогрессирующая гибель нервных клеток. — Прим. «Холода»). У части пожилых людей, которым ставят диагноз “деменция”, за год-два до этого возникает депрессия. Это объясняется так называемой “электрической” гипотезой [развития депрессии]: связи между нейронами сокращаются, меняется активность головного мозга, и в результате ухудшается настроение. Антидепрессанты СИОЗС (селективные ингибиторы обратного захвата серотонина) гораздо менее эффективны для лечения таких пациентов, чем для молодых людей. Но этим пожилым людям помогает электросудорожная терапия, которая фактически перезапускает активность головного мозга».

Доказано, что антидепрессанты работают. Однако ученые пока не знают, как именно это происходит

Даже если серотониновая гипотеза будет опровергнута, это не отменит того, что эффективность антидепрессантов уже подтверждена множеством исследований. Это касается хронической, умеренной и тяжелой депрессий — при легкой депрессии улучшения малозаметны.

«Каждый раз, когда крупная фармацевтическая компания выводит на рынок новый препарат, она предъявляет доказательные исследования по достаточно сложному и дорогостоящему протоколу. Иначе американское Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов и Европейское агентство лекарственных средств просто не выдадут разрешения. В случае с биоактивными добавками еще можно ограничиться доказательством того, что они просто не вредят. Но для выпуска лекарственного рецептурного препарата нужно обязательно доказать, что он эффективен. И антидепрессанты работают — пусть не идеально и не всегда так, как нам бы хотелось», — говорит Павел Бесчастнов.

По словам Лебедева, люди, которые прочитали о выводах из обзора и начали сомневаться в эффективности серотониновых антидепрессантов, не различают причины и следствия. «Когда вы принимаете таблетку ибупрофена, она работает не потому, что у вас мало ибупрофена, а потому, что препарат подавляет естественный процесс воспаления, который причиняет вам дискомфорт. В случае с депрессией может быть то же самое — нарушение происходит на одном уровне, а антидепрессант работает на другом», — поясняет психиатр.

Однако ученые все еще достоверно не знают, как именно работают антидепрессанты. Бесчастнов и Лебедев считают убедительной гипотезу, по которой высвобождение большого количества серотонина приводит к тому, что вырабатывается нейротрофический фактор мозга (BDNF). Это белок, который стимулирует рост нейронных связей. «Нейроны начинают “распушаться” во все стороны и вступать во взаимодействия с другими нейронами. Чем более нейросеть обширна, чем более нейроны связаны друг с другом, тем выше эффективность работы мозга и устойчивость психики. Предположительно, это приводит к тому, что психическое состояние переходит из нестабильного в стабильное», — объясняет Бесчастнов. По словам психиатров, эта гипотеза объясняет и то, почему антидепрессанты начинают действовать не с первого дня приема, а примерно через полторы-две недели: нейронные связи разрастаются довольно медленно.

Фото на обложке
Shutterstock.com
Поддержите тех, кому доверяете
«Холод» — свободное СМИ без цензуры.
Мы работаем благодаря вашей поддержке.
Для платежей с иностранных карт
Поддержать
Владельцы российских карт могут поддержать нас здесь.
Поддержите тех, кому доверяете
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке