«Те, кто говорит, что мы сейчас сами все импортозаместим, — полные дураки»

Российские предприниматели — о том, как будет развиваться малый бизнес после санкций, введенных из-за войны с Украиной

Уход зарубежных компаний из России и введение экономических санкций спровоцировали в соцсетях всплеск сообщений в духе «Да мы и сами справимся и все импортозаместим!». В Санкт-Петербурге даже создали инсталляцию со словом «Zamestim», составленную из первых букв логотипов ушедших с российского рынка брендов. «Холод» поговорил с предпринимателями о том, насколько возможно импортозамещение и как будут выживать небольшие компании. 

«Мы делаем хорошие ракетные двигатели, но не очень классно делаем шоколад»

Алексей Поляков, руководитель кондитерской «Тортишная» и кафе «Завтра, Кать», Кемерово, 32 года

Мы с женой открыли в Кемерово кондитерский цех «Тортишная» в 2018 году, а в 2020-ом открыли в центре города кафе «Завтра, Кать». Моя жена Катя сначала пекла торты на заказ дома — ее продукцию стали узнавать, и мы решили сделать свой собственный кондитерский цех. В 2017-2018 годах экономическая ситуация была комфортнее, мы видели перспективы развития бизнеса в регионе.

Сейчас у нас работает 50 человек. Мы постепенно росли и в 2022 году хотели расширяться, но курс рубля и санкции поставили наши планы на паузу. 

Те, кто радуется санкциям против России, которые были введены после 24 февраля, и говорит, что мы сейчас сами все импортозаместим, — полные дураки. С 2014 года в России ничего не импортозаместили. То, что пытались сделать — было дороже, хуже, и вообще лучше бы этого не было, за некоторыми исключениями. 

Наше собственное производство десертов и блюд в кафе зависит от поставок сырья из-за границы. Например, в России не производится миндальная мука, и мы заказываем ее из Испании или Турции. В России не производят в больших объемах качественный шоколад — он производится во Франции, Бельгии и Италии. В России не растет кофе, у нас не подходят для этого климатические условия. И перечень того, чего у нас нет в силу климатических или экономических особенностей, можно продолжать долго. 

Мы делаем хорошие ракетные двигатели, но не очень классно делаем шоколад. Ну хорошо, давайте будем делать ракетные двигатели, а шоколад будем покупать — это нормально, на этом строится мировая экономика тысячи лет. Почему в XXI веке кто-то решил, что закрыться и быстро самим сделать, — это хорошая идея? Быстро заместить импорт невозможно. 

Хорошему бизнесу в России неоткуда взяться с нуля. Государственную поддержку получить можно, но она очень точечная и несистемная. В 2021 году мы получили 400 тысяч рублей в качестве субсидии на возмещение части затрат на оборудование — это была городская программа. Для получения господдержки мы исписали неимоверное количество бумаги, а теперь по условиям субсидии в течение года обязаны отчитываться, что продолжаем платить налоги и не уменьшаем штат сотрудников.

Для сравнения, на открытие кафе мы потратили около 10 миллионов рублей, а в качестве компенсации получили 400 тысяч. На такие субсидии ты не сможешь открыть бизнес, способный к импортозамещению. Это не те суммы, которые можно называть словом «поддержка». 

С открытия в 2018 году мы пользовались прекрасной учетной системой Poster POS, которая была разработана в Украине. Когда началась спецоперация, разработчики написали, что сбоев не будет, так как серверы компании находятся в Европе. Мы думали, что все будет хорошо. В этой программе хранятся все наши данные о блюдах, технологические карты к ним, ингредиенты, себестоимость, зарплаты. С помощью этой программы мы работаем на кассе. 

Но 1 марта мы проснулись и узнали, что на каждом чеке печатаются хештеги «НЕТ ВОЙНЕ!!!». У нас был закрыт доступ к административной панели: когда мы заходили в панель, нас перебрасывало на страницу с видео российской армии и текстом о том, что Россия вторглась на территорию Украины. То есть мы потеряли доступ к программе и всей рабочей информации. Пришлось за ночь переходить на другое программное обеспечение. Мы лишились всех данных, накопленных за четыре года работы. 

Эмоционально я понимаю поступок и позицию разработчиков, но с точки зрения деловых отношений они были не правы. При этом у меня не было злости на них, моя злость была направлена в другую сторону.

Мы надеемся, что нам не придется никого сокращать и увольнять, будем держать людей до последнего, будем стараться не уменьшать зарплату. Тем более, что сейчас сокращать оплату труда — категорически неправильно. Нам нужно ее увеличивать, потому что все вокруг дорожает. 

Наша команда умеет работать в экстремальной ситуации. Открытие нашего кафе в 2020 году пришлось на начало локдауна. Мы должны были платить кредиты, аренду и зарплаты, а размещать гостей в кафе не могли из-за коронавирусных ограничений. Мы тогда выжили, уверен, что и сейчас удастся. 

После падения курса рубля и санкций мы вывели из ассортимента все, что стало неприлично дорого, и подняли цены: в кафе — на 20-25%, в кондитерской — на 10-15%. Сейчас ничего непонятно по поводу сырья, которое должно прийти из-за границы: смогут поставщики его привезти или нет, если смогут, то по какой цене — или мы вообще останемся без сырья. 

Когда у людей выбор: купить гречку или кофе с десертом — выбор очевиден. У нас ценовой сегмент чуть выше среднего для нашего города, поэтому наши клиенты чуть позже сокращают расходы. Как сказал мой знакомый: люди лучше не купят новую машину, чем откажут себе в чашечке кофе. Но все равно мы чувствуем на себе кризис. 

У меня не было никаких иллюзий по поводу действующей власти и решений, которые она принимает. Но есть чувство разочарования. У нашей страны и у нашего региона были потрясающие возможности, которые мы упустили, но сделали это не по своей вине. Их упустили за нас. 

Те, кто занимается бизнесом, начинает более ответственно относиться к расходованию средств и к налогам. В России налоги очень сильно размазаны: налог по основному виду деятельности, налоговые взносы за себя как ИП, зарплатные налоги за каждого сотрудника 43%. Когда это твои собственные деньги, ты готов вкалывать, чтобы заработать дополнительно и развиваться. А потом ты видишь, как наплевательски государство распоряжается бюджетом, потому что эти деньги буквально падают им на голову — о какой бережливости и эффективности можно говорить.

Я не согласен, когда от моего имени что-то громко провозглашают. Сейчас весь город увешан баннерами «КуZбасс Zа Россию, Zа Путина». Ведь социальная реклама делается на бюджетные деньги, которые в региональном бюджете сами собой не появляются. 

Все будет хорошо, но не у нас. ​​Я думаю, что в ближайшей перспективе экономическая обстановка в России будет только ухудшаться. Мы с женой сейчас предпочитаем просто работать. Мы не можем опустить руки или закрыть все одним днем, потому что отвечаем еще за 50 человек кроме себя, а где-то это даже не один человек, а семья.

«Есть планы по развитию, но они рушатся в один день»

Надежда Новикова, сооснователь и арт-директор бренда детской одежды и аксессуаров Loomknits, Москва, 30 лет

В 2017 году родилась моя дочка, и после этого мы с мужем создали свой бренд Loomknits. Мы шьем и продаем детскую одежду и аксессуары — пледы, конверты на выписку из роддома, бортики для кроваток. Сначала мы размещались на фабрике — то есть по нашим лекалам ее сотрудники шили изделия под наш заказ, а в 2018 мы году купили собственное оборудование и начали строить свою фабрику. 

Я думаю, что в России неплохие условия для бизнеса: налоговая ставка не такая высокая, как в других странах — например, во Франции, Швейцарии, Китае, Бразилии. У нас простая процедура открытия, очень развит инфобизнес, где тебе буквально по шагам расписывают, что делать. Говорят о том, что в России страшно заниматься своим делом, что кошмарят со всех сторон, — но такого нет. Возможно, это случится, когда ты дойдешь до приличного масштаба, но, пока ты начинающий бизнесмен, у тебя есть все возможности. 

После начала спецоперации мы столкнулись с двумя большими проблемами: это сырье и снижение покупательской способности у людей. У нас достаточно длинный производственный цикл — около полугода от начала планирования до продаж готовой коллекции. А сейчас можно планировать только сегодняшний день. 

В марте мы посчитали цены на осеннюю коллекцию и всплакнули: они будут существенно выше, чем мы планировали. Пришлось купить сырье сильно дороже обычного, потому что цена в долларах. Все наше сырье — из-за границы, в России его нет вообще. 

Но самым эмоциональным моментом был не подскочивший курс доллара, а картины бомбежки. У меня было много подписок на блогеров из Украины. Мне было тяжело и страшно за людей, страшно, что я могу увидеть у нас в стране то же самое, страшно за семью, за детей. 

Когда со всех сторон обрушивался шквал картинок и эмоциональных призывов вставать, бунтовать, мне было сложно. Было страшно, что в России начнется гражданский переворот. После рассказов родителей про 1990-е мне не хочется повторения этой истории, потому что после переворота не светит ничего хорошего ближайшие 10 лет. Хотелось бы, чтобы если и произошли изменения, то без насилия и переворотов — жертв и так на сегодняшний день более чем достаточно. 

Кто-то в кризис принимает решение рисковать и растет, а мы решили немного сжаться и последить за ситуацией. Есть планы по развитию, но они рушатся в один день, когда какой-то танк въезжает в какое-то пространство. Мы хотели открыть магазин и офис в Москве, но эти планы пришлось отложить. Выйти на мировой рынок в ближайшее время, как мы изначально хотели, не получится.

После введения санкций я не питала иллюзий, что для нас это звездный час, потому что цены на нашу продукцию становятся выше. Думаю, что в Россию привезут дешевый товар и заполонят им рынок. Люди говорят, что Россия сейчас начнет все импортозамещать, пока не увидят новые цены. Например, то, что мы продавали за 1000 рублей, нам придется продавать за 1500 или 1800. При этом зарплаты у людей больше не стали. Допустим, у человека зарплата 60 тысяч рублей. Раньше он покупал одежду на 15 тысяч из зарплаты, а теперь эта же одежда будет стоить 25 тысяч. Но он себе этого позволить не может, потому что вместе с ценой на одежду выросли и цены и на еду. 

Наша задача сейчас — устоять и дать какую-то опору своим сотрудникам, чтобы они тоже могли существовать в этом мире. У нас более 80 сотрудников, это обязывает всегда быть бодрым и не падать духом ни при каких обстоятельствах.

Первую неделю после начала спецоперации мне казалось, что военные действия уже чуть ли не у меня на пороге, в Москве. А дальше пришло понимание, что информацию надо фильтровать, чтобы продолжать работать. Собирать паззл надо с обеих сторон, но когда у них кардинально разные точки зрения, ты не можешь понять, где истина, и сдаешься. Чтобы выяснить — нужно туда на место событий, но ты не собираешься этого делать. Поэтому продолжаешь жить и работать, делать свое дело, чтобы оно существовало.

Самым логичным мне показалось отписаться от всех, кто высказывался чересчур агрессивно, кричал «выходите на митинги, свергайте правительство». Я решила не прислушиваться к мнению звезд и артистов, они могут быть замотивированы на высказывания одной из сторон конфликта. Я выбрала два источника, которым доверяю, и смотрю новости там.

Сейчас мы не знаем, что скрывается за этой спецоперацией, и я до конца не понимаю, где правда. Обманывать могут с обеих сторон. Теперь мне кажется, что не все так однозначно, как казалось сперва. Но в любом случае, цель не оправдывает средств. В ΧΧΙ веке должны быть другие способы решения конфликтов. 

Мы для себя приняли решение не поднимать политические темы в соцсетях, чтобы не повышать тревожность наших клиентов. Бренд Loomknits — детский, наш клиент — женщина, которая родила ребенка. У молодой мамы и без того ежедневно много забот, волнений, переживаний. А мы хотя бы мелочами, вещами, хотим радовать ее и давать ощущение уюта, заботы, особенно в такое непростое время.

Фото на обложке
Александр Демьянчук, ТАСС/Scanpix
Сюжет
Поддержите тех, кому доверяете
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке
Только для платежей с иностранных карт
Поддержите тех, кому доверяете
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке