Как ЕС помогает Путину в войне с Украиной?

Объясняем, как это устроено

Евросоюз запретил импорт российского угля, но пока не готов вводить ограничения на поставки нефти и газа. Тем временем аналитики подсчитали, что из-за «половинчатого» эмбарго Россия не теряет доходы от экспорта энергоносителей, а наоборот, зарабатывает больше. «Холод» разобрался, как это происходит.

ЕС согласовал пятый пакет санкций против России, в котором появилось эмбарго на импорт угля. Вводить полный запрет на поставки нефти и газа, как это уже сделали США, европейские страны пока не готовы, хотя Литва уже отказалась от российского газа, а Латвия и Эстония планируют это сделать. При этом в ЕС обсуждают варианты ограничений на импорт российской нефти, утверждает глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен. 

Российская экономика сильно зависит от продажи энергоносителей. В 2021 году нефть и газ принесли в федеральный бюджет 36% доходов. Европейский рынок — крупнейший потребитель: на него приходится половина экспорта нефти и три четверти экспорта газа из России. За поставки нефти и трубопроводного газа в Европу Россия получает больше 600 миллионов долларов в день. 

Как Россия дополнительно заработает на половинчатых санкциях?

Запрет на импорт российской нефти в США привел к повышению цен на мировом рынке. Если в начале февраля нефть марки Brent торговалась около 90 долларов за баррель, то в начале марта цена достигала 130 долларов, а в начале апреля составила 103–107 долларов. При этом российская нефть продается с рекордной скидкой (дисконтом), которая достигает почти 35 долларов за баррель. 

Тем не менее эксперты Bloomberg Economics ожидают, что в 2022 году Россия заработает 321 миллиард долларов на продаже энергоносителей. Это более чем на треть превышает выручку в прошлом году. По оценке Института международных финансов, если Россия продолжит экспортировать энергоресурсы в том же объеме, профицит российского cчета текущих операций в 2022 году может стать «рекордным» и достичь 240 миллиардов долларов. «С учетом действующих санкций значительный приток твердой валюты в Россию, похоже, продолжится», — заключили экономисты Института.

Счет текущих операций — этот макроэкономический показатель, отражающий поступление денег в страну. В нем учитываются не только экспорт, но и импорт, а также чистый доход от инвестиций и других источников. Профицит — положительный баланс — означает, что для всего остального мира Россия выступает чистым кредитором, а не заемщиком.

«Доходы от продажи углеводородов — спасательный круг для российской экономики. Они помогают смягчить последствия санкций, эффект от которых иначе был бы жестким, и предотвратить кризис платежного баланса, — объясняет эксперт Bloomberg Economics Скотт Джонсон. — Но даже без полного энергетического эмбарго инфляция [в России] стремительно растет и надвигается глубокая рецессия». Опрошенные Банком России аналитики прогнозируют снижение ВВП в 2022 году на 8%, инфляцию на уровне 20% и среднегодовой курс доллара в 110 рублей.

Как эмбарго изменит экономику России и Европы?

Счетчик Europe Beyond Coal (немецкая экологическая организация, цель которой — обеспечить поэтапный отказ от использования угля по всей Европе не позднее 2030 года) оценивает расходы Евросоюза на уголь, нефть и газ начиная с 24 февраля в более чем 29 миллиардов долларов.

Если страны Европы вслед за США введут полный запрет на продажу российских углеводородов, состояние экономики России может резко измениться. Эксперты Института международных финансов утверждают, что если бы США, Великобритании и ЕС ввели энергетическое эмбарго, это бы лишило Россию до 300 миллиардов долларов экспортных поступлений. Но пока европейские политики ведут дискуссии о том, при каком варианте ограничений на поставки нефти и газа из России их государства столкнутся с минимальными издержками. 

Экономисты из университетов Германии, Великобритании и США в совместной статье оценили, как прекращение импорта российских энергоносителей повлияло бы на экономику Германии. Они утверждают, что издержки были бы «существенными, но управляемыми»: «В краткосрочном периоде остановка российского энергетического импорта приведет к снижению ВВП в диапазоне от 0,5% до 3% (для сравнения, падение ВВП в 2020 году во время пандемии составило 4,5%)».

По мнению экономиста Сергея Гуриева, чиновники из ЕС, которые считают издержки от эмбарго, упускают важный аргумент: потери для европейской экономики уже неизбежны. Каждый день войны в Украине обходится ей очень дорого, и прогнозы ее роста снижаются: «В Европе сегодня самый тяжелый кризис беженцев с 1945 года, то есть кризис 2015-2016 года был существенно меньше». По данным Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев, с 24 февраля Украину покинули больше 4,5 миллионов человек — и большинство из них прибыли в шенгенскую зону. 

В совместной статье Сергей Гуриев и экономист Олег Ицхоки настаивают, что эмбарго — «самый быстрый способ лишить Путина возможности финансировать войну» и что «любой другой вариант политики, по всей вероятности, будет более дорогостоящим и опасным». «Истощение доходов в иностранной валюте вместе с ускоряющейся инфляцией подорвут способность Путина поддерживать покупательную способность зарплат полицейских, бюрократов и пропагандистов, которые являются ключевыми столпами его репрессивного режима, что сделает дальнейшую иностранную военную агрессию нежизнеспособной», — объясняют экономисты.

Фото на обложке: emmapatsie/Flickr (CC BY-NC-ND 2.0)

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Поддержите тех, кому доверяете
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке
Только для платежей с иностранных карт
Поддержите тех, кому доверяете
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке