«Афганистан в опасности и его необходимо срочно спасать»

Иван Филиппов — о том, чем вторжение в Украину похоже на афганскую войну

Писатель и историк Иван Филиппов анализирует источники, посвященные вводу советских войск в Афганистан, и находит неожиданные — и почти буквальные — совпадения с вторжением России в Украину.

Когда-то в далекой прошлой жизни я вел в журнале «Компания» рубрику «Дежа-Вю». Идея рубрики была проста: взять какое-нибудь свежий новостной повод и вспомнить историческое событие, на него похожее. Провести параллели. Такая своего рода развлекательная рубрика в сугубо деловом издании. Последний месяц, читая новости, я часто вспоминаю те времена. 

Параллели между началом войны в Украине и вводом войск в Афганистан довольно очевидны, и про них уже много и сказано, и написано. Так вышло, что свой диплом на истфаке МГУ я писал именно про Афганскую кампанию. И вроде бы я совершенно согласен с мыслью о том, что не стоит мерить современность историческими аналогиями, что сравнения эти не точны, а иногда и вредны. Да и вообще, к 24 февраля 2022 года нас привела как раз излишняя погруженность в исторические контексты и отказ воспринимать реальность. Тем не менее. Услышав в очередной раз сравнение с Афганистаном, я решил перечитать свой диплом и проверить — а правда ли похоже? 

Давайте сначала совсем вкратце. 

Почему СССР ввел войска в Афганистан? Потому что, с точки зрения Политбюро КПСС, после Апрельской революции 1978 года Афганистан был полноценной социалистической страной, власть в которой, однако, оказалась в руках у предателя, «агента ЦРУ», который со дня на день разрешит Америке или построить у себя военную базу, или вообще разместить ракеты «Першинг». Начали войну. В ответ на ввод войск Запад ввел беспрецедентные санкции. Против СССР сформировалась удивительная международная коалиция, в которой главные роли играли США, Пакистан, Саудовская Аравия и Китай. Все вместе они поставляли в Афганистан оружие для борьбы с советскими оккупантами. Десять лет шла война, закончившаяся выводом войск и скорым распадом СССР. 

Похоже? В общих чертах очень. Но давайте углубимся в детали. 

Вторжение в Украину российские власти объясняют исторической необходимостью — защита русскоязычного населения, «один народ», денацификация и так далее. Украину люди, принимающие решение в Кремле, как самостоятельное государство не воспринимают, воевать долго — это сейчас, кажется, уже совсем все поняли — не собирались, рассчитывали на теплый прием со стороны мирного населения. 

Абсолютно так же смотрели на Афганистан руководители Советского Союза. Афганистан для них был «социалистической страной», то есть братской, то есть страной, «потерять» которую — допустить, чтобы она ушла Западу, — было нельзя. Как так вышло?

И — Информация. 

После Апрельской революции в Афганистан хлынул поток советских экспертов (советников) — как военных, так и гражданских. Как пишет в своих мемуарах первый заместитель министра иностранных дел СССР Георгий Корниенко, «будучи квалифицированными в своих областях людьми, [они] все же не могли научить афганцев ничему другому, кроме советской модели социализма, в чем афганцы, конечно же, нуждались меньше всего». Генерал-майор Александр Ляховский в своей книге «Трагедия и доблесть Афгана» горестно замечает, что «советники так и не разобрались в психологии афганцев и их устремлениях. Да этим, похоже, мало кто и занимался». И продолжает: «Партийные советники пытались внедрять свои формы и методы работы, нередко доводя это до абсурда (организовывали соцсоревнование, проводили читки книг Брежнева и т. п.)».

При этом на родину эти «эксперты» посылали самые восторженные доклады. На деле же, конечно, ничего похожего на социализм в Афганистане не было. В 1979 году это была нищая аграрная страна с почти полностью неграмотным населением, в жизни которого колоссальную роль играла религия.

Генерал Ляховский, лично знакомый с приходившими в Москву отчетами, отмечал, что «в действиях многих партийных работников советнического аппарата наблюдались характерные для периода “застоя” очковтирательство, стремление докладывать то, что хотело бы слышать руководство КПСС, выдавать желаемое за действительное». 

Частично объяснение такому абсурдному поведению — а поверить в то, что знакомые с ситуацией в Афганистане люди могли сознательно писать что-либо подобное, тяжело — дает в своих воспоминаниях «Тайны советской дипломатии» посол по особым поручениям Олег Гриневский. Он пишет, что реалистичные доклады о положении дел, которые посылались в Москву и следы которых можно найти в ранних документах, в том числе в расшифровках заседания Политбюро, перестали устраивать партийное руководство. Из Москвы в Кабул «последовал окрик… Хватит гнать чернуху! Нужно давать позитивную информацию». Как объясняет дипломат, подобные приказания в дипломатической практике того времени были не редки и означали, что «в Политбюро запутались и не знают, что делать».

Гриневский отмечает, что «почти всякий раз во время кризисов, когда Советский Союз попадал впросак, из Москвы шло указание: давайте позитив». В этой ситуации дипломатические работники в Афганистане, а также весь штат советников начали выполнять приказ из центра и бодро рапортовать о достигнутых успехах. 

Итак, с мест в Кремль идет «позитив», и в Кремле в него верят. 

Предположение о том, что Афганистан — социалистическая страна, стало для партийных идеологов аксиомой, спорить с которой было опасно. Бывший первый заместитель министра иностранных дел Корниенко вспоминает, как в ходе одного из совещаний ЦК по Афганистану он выразил сомнения относительно возможности строительства социализма в этой отсталой стране и предположил, что «нашим интересам вполне отвечало бы, если бы Афганистан стал для Советского Союза хотя бы своего рода азиатским вариантом нейтральной Финляндии». В ответ «последовало недоуменное восклицание [секретаря ЦК] Пономарева: “Как можно уподоблять Афганистан Финляндии, ведь Финляндия — буржуазное государство”. А на мой встречный недоумевающий вопрос: “Неужели можно всерьез считать Афганистан созревшим для социализма” — поторопился ответить присутствовавший при этом Ульяновский — правая рука Пономарева по странам третьего мира, который сказал: “Сейчас в мире нет такой страны, которая бы не созрела для социализма”». 

А раз страна социалистическая, то жить в мире она не может, на нее непременно кто-то должен покушаться. Например, США: потеряв Иран после Исламской революции, они наверняка ищут другую страну в регионе, где бы разместить свои военные базы. И кто же поможет коварным американцам? Конечно, руководитель Афганистана Хафизула Амин, который на самом деле давно работает на ЦРУ.

Тут важно понять принципиальный момент. Собственно война в Афганистане началась не с вторжения войск, а именно с признания Афганистана «социалистическим». В этот момент СССР в принципе отсек для себя возможности дать афганцам самостоятельно решать свою судьбу. Ответственность за безопасность социалистического государства лежала уже на Советском Союзе — это и был тот самый «интернациональный долг».

В 2022 году мы видели абсолютно ту же ситуацию с отношением российских властей к Украине. Годами в Кремль шли донесения о том, что Украина на самом деле жаждет освобождения, что русскоязычное население притесняется, что русский язык запрещают, а историческое наследие уничтожают. В случае с Афганистаном страна потеряла субъектность, став «социалистической», в случае с Украиной эту роль сыграла концепция «русского мира». Если мы «один народ», разделенный в силу ряда прискорбных исторических обстоятельств, то выбора, и правда, нет. Как СССР был ответственен за своих младших братьев по социализму, так и путинская Россия посчитала себя обязанной реагировать. 

Но вернемся к Афганистану. 

Миф о том, что Амин — агент ЦРУ, запустило само КГБ задолго до войны. Это подтвердил в 1990-х годах сбежавший на Запад бывший начальник архивного отдела КГБ СССР Василий Митрохин: «Дезинформация, запущенная когда-то самим КГБ, вернулась к комитету в виде “информации из компетентных источников”».

Пазл потихоньку складывается. Достижения и целостность социалистической страны под угрозой, враг рядом. КГБ настаивает на том, что Афганистан в опасности и его необходимо срочно спасать.

Но, надо отдать советским политикам должное, в пучины конспирологического безумия они погружались постепенно. Вторжение в Афганистан началось 25 декабря 1979 года, а еще 17 марта того же года на заседании Политбюро Андрей Громыко, министр иностранных дел СССР, выступал резко против возможной войны: 

«[Необходимо] исключить такую меру, как введение наших войск в Афганистан. Армия там ненадежная. Таким образом, наша армия, которая войдет в Афганистан, будет агрессором. Против кого же она будет воевать? Да против афганского народа прежде всего, и в него надо будет стрелять». Громыко отмечал, что внешнеполитические последствия от ввода войск в Афганистан будут для СССР катастрофическими: «Все, что мы сделали за последние годы с таким трудом в смысле разрядки международной напряженности, сокращений вооружений, и многое другое — все это будет отброшено назад».

В книгах и мемуарах много говорится о том, что против ввода войск громче всего выступали военные. Генерал-полковник Виктор Меримский в книге «Загадки афганской войны» говорит, что не доверял КГБ и выступал против ввода войск маршал Сергей Ахромеев. Не открыто, но в беседах с коллегами маршал сетовал: «Вся беда в том, что на “самых верхах” бытует необоснованная вера в эффективность и относительную быстроту военного воздействия извне для решения внутренних проблем». Зато открыто и очень ожесточенно протестовал против ввода войск начальник Генерального штаба маршал Николай Огарков, который считал затею руководства «безумием». 10 декабря он специально встречался с высшим руководством СССР, пытаясь убедить их не начинать войну. 

Перед началом вторжения в Украину, если вы помните, тоже были два громких выступления военных. Конечно, не кадровых — кто же им позволит говорить, — отставных. Все, что мы знаем об Афганской войне и о том, как принималось решение ввести войска в эту страну, стало известно лишь после распада Советского Союза, когда были опубликованы мемуары непосредственных участников тех событий и стенограммы заседаний Политбюро. Вероятно, мы доживем до момента, когда сможем прочитать подобные документы и воспоминания и о решении «начать специальную операцию». Пока же единственными, но оттого не менее важными, свидетельствами являются два этих публичных выступления.

31 января громкую статью написал генерал-полковник (в отставке) Леонид Ивашов (орфография и пунктуация оригинала сохранены): 

«Обретение Россией Крыма и Севастополя и непризнание их российскими со стороны международного сообщества (а, значит подавляющее число государств мира по-прежнему считают их принадлежностью к Украине) убедительно показывает несостоятельность российской внешней политики, и непривлекательность внутренней. Попытки через ультиматум и угрозы применения силы заставить “полюбить” РФ и ее руководство бессмысленно и крайне опасно.

Применение военной силы против Украины, во-первых, поставит под вопрос существование самой России как государства; во-вторых, навсегда сделает русских и украинцев смертельными врагами. В-третьих, будут с одной и с другой стороны тысячи (десятки тысяч) погибших молодых, здоровых ребят, что безусловно скажется на будущей демографической ситуации в наших вымирающих странах».

3 февраля 2022 года против войны в «Независимом военном обозрении» высказался экс-начальник группы 1 направления 1 управления Главного оперативного управления Генштаба ВС РФ, полковник Михаил Ходаренок:

«В общем, никакого украинского блицкрига не будет. Высказывания некоторых экспертов типа “Российская армия разгромит большую часть подразделений ВСУ за 30–40 минут”, “Россия способна разгромить Украину за 10 минут в случае полномасштабной войны”, “Россия разгромит Украину за восемь минут” не имеют под собой серьезных оснований. И наконец, самое главное. Вооруженный конфликт с Украиной в настоящее время в корне не отвечает национальным интересам России. Поэтому некоторым перевозбужденным российским экспертам о своих шапкозакидательских фантазиях лучше всего забыть. И в целях предотвращения дальнейших репутационных потерь никогда больше не вспоминать».

Так же, как и в случае с Афганистаном, мнение военных, выступавших против войны, было проигнорировано. В 1979 году за войну высказался министр обороны, то есть аппаратчик, Дмитрий Устинов. С очень, кстати, нам знакомой аргументацией:

«Устинов полагал, что стоит только появиться в Афганистане советским войскам, как одни мятежники тут же сложат оружие, а другие попросту разбегутся», — писал в воспоминаниях генерал-майор Александр Ляховский, а помощник Брежнева Андрей Александров-Агентов добавлял: «Из разговоров, свидетелем которых мне приходилось быть, было совершенно ясно: замысел состоял в том, чтобы напугать антиправительственные силы самим фактом появления советских войск, вынудить их прекратить сопротивление или пойти на компромисс с Кабулом». 

В 2022 году российская армия намеревалась за два дня дойти до Киева, советская в Афганистане тоже воевать долго не собиралась. Об этом свидетельствуют многочисленные источники и мемуары непосредственных участников. «Инициаторы ввода войск для поддержки кабульского правительства изначально вовсе не имели в виду длительную интервенцию и тем более участие в кровавой войне», — вспоминает Александров-Агентов. 

Что получилось и в Афганистане, и в Украине, мы уже знаем. Но на этом сходства двух этих исторических событий не заканчиваются. 

В своих мемуарах бывший первый замминистра иностранных дел Корниенко вспоминает, что, в представлении советского руководства, интервенция СССР в Афганистан не могла сильно испортить и без того отвратительные отношения с Западом. «Не случайным, думаю, было и то, что окончательное решение о вводе войск было принято в конце дня 12 декабря 1979 года, после того как в Москве стало известно о принятом в тот же день Советом НАТО решении о размещении в Европе американских ракет средней дальности», — пишет Корниенко. Другими словами, имевшие ранее в глазах советских руководителей немалый вес доводы насчет отрицательных последствий ввода войск для отношений СССР с Западом оказались обесцененными тем обстоятельством, что эти отношения и без того обострились, и терять теперь было особенно нечего. Так же, как и сегодня, эти представления были ошибочными.

Сейчас, когда даже совсем отчаянные лоялисты вынуждены признать, что «специальная операция на Украине» идет не совсем по плану, в государственной прессе начинают разгонять новую теорию: Россию «втянули» в войну. 27 марта на сайте РИА «Новости» вышла колонка «США идут ва-банк», в которой, в частности, написано следующее: «…главная цель Вашингтона сегодня одна — “смена режима” в России, а военный конфликт на Украине служит инструментом втягивания Москвы в изнурительную войну и поводом для обвинения руководства в “военных преступлениях”».

На что это похоже? Правильно, на один из самых популярных и живучих мифов об Афганской войне, который гласит: ЦРУ сознательно спровоцировало СССР и «заманило» советскую армию в Афганистан, с помощью секретной операции сфабриковав доказательства возможной американской экспансии в эту страну. 

Миф этот придумал и популяризировал Збигнев Бжезинский, во время войны в Афганистане он был советником президента США по национальной безопасности. В интервью французской газете Le Nouvel Observateur в январе 1998 года он бравирует тем, как Штаты заманили СССР в ловушку, и на вопрос журналиста, не сожалеет ли он о секретной операции американской разведки против СССР, Бжезинский горячо возражает: «…сожалеть о чем? Секретная операция была отличной идеей, которая заманила Советский Союз в Афганскую ловушку». 

Зачем это — подтверждение домыслов конспирологов — было нужно Бжезинскому, понятно: политики по определению склонны преувеличивать собственную значимость. Но за это объяснение с радостью схватились «ура-патриоты», ведь если есть тайная операция вражеской разведки, то и ответственность за страшную войну на «них», а не на некомпетентном руководстве. Это удобно, но это не правда.

Сам же Бжезинский опровергает миф о якобы имевшей место тайной операции в своей докладной записке президенту Джимми Картеру от 26 декабря 1979 года (на следующий день после входа советских войск). В документе «Размышления о советском вторжении в Афганистан» Бжезинский тогда писал, что Афганистан имеет потенциал стать для СССР собственным Вьетнамом, но речь идет лишь о потенциале. В нынешнем состоянии, полагал Бжезинский, афганское сопротивление будет быстро уничтожено советской военной машиной, как это было в Венгрии и Чехословакии. «Повстанцы плохо организованы и не имеют талантливых руководителей. У них нет надежных убежищ, нет организованной армии, нет центрального правительства — всего того, что было у Северного Вьетнама», — писал Бжезинский. Кроме того, добавил Бжезинский, повстанцы не получают помощь из-за рубежа, у них нет современного оружия и боеприпасов. Похоже ли это на радостные размышления человека, только что заманившего противника в опасную ловушку?

Давайте резюмируем. Люди на государевой службе — дипломаты и специалисты — докладывают исключительно то, что желают слышать в Москве. Сотрудники спецслужб вместо объективной информации шлют начальству конспирологические теории. Таким образом у советских руководителей формируется в корне неверное идеологизированное представление о положении дел в стране, подразумевающее ответственность за ее дальнейшую судьбу и исключающее возможность дать гражданам возможность решить свои проблемы самостоятельно. Совокупность этих факторов в головах принимающих решение людей делают войну не просто необходимой — неизбежной. Мнения военных экспертов, предупреждающих об опасности, — игнорируются. 

Фото: Kalabaha1969, Wikimedia Commons

Когда советские войска уже вошли в Афганистан, когда Хафизула Амин уже был убит, на первой полосе газеты «Правда» вышла статья «Провалившийся заговор».

«Действуя по указке ЦРУ, Амин вступил в сговор с контрреволюционным отребьем, окопавшимся в Пакистане, и замышлял, действуя совместно с главарями реакционной "Исламской партии Афганистана", совершить 29 декабря прошлого года государственный переворот, физически уничтожить всех честных и преданных революции руководителей и активистов партии и установить в стране единоличную диктатуру», — писала «Правда».

А теперь давайте сравним эту цитату с тем, как окологосударственные СМИ мотивируют войну с Украиной: 

«Киевский режим при поддержке западной “империи лжи” создает России огромную опасность, России не оставили выбора, и иным, кроме военной операции, способом защитить себя от действий националистической хунты невозможно, сказал президент. Цель операции — защита людей, которые восемь лет подвергаются издевательствам и геноциду со стороны киевского режима, отметил Путин. "Будем стремиться к демилитаризации и денацификации Украины", сказал президент».

Война в Афганистане началась в 1979 году. Я родился в 1982-м. На днях папа напомнил, что, когда мне было шесть или семь лет, я сказал ему: «Всю мою жизнь идет война». Сейчас 2022 год, последний месяц я все время обсуждаю войну со своими сыновьями, и отвечать на их вопросы очень непросто.

Неправильно говорить о том, что между началом войны в Украине и войны в Афганистане есть какие-то исторические параллели. Это не так. Механизм принятия решения о вводе войск в Украину — это буквально точная копия решения Брежнева начать вторжение в Афганистан. Точная и детальная копия. Не уверен, что в истории человечества были такие прецеденты, но полагаю, что ответ на вопрос «как же так вышло?» очень простой, если не сказать очевидный: СССР не умер в 1991 году, и система, не изменившись и не научившись, спустя 43 года просто воспроизвела всю последовательность действий из 1979 года. Потому что это та же самая система, и иначе действовать она просто не умеет.

30 марта глава МИД РФ Сергей Лавров сказал, что «те, кто пытались сделать Афганистан центром мировой политики, пытаются сейчас заменить Афганистан Украиной. И мы все понимаем, о чем здесь речь». Понятно, что имеет в виду министр: так же, как и в Афганистан в 1980-х годах, в Украину сегодня идет нескончаемый поток современного оружия и другой помощи. Но давайте будем честными: второй Афганистан из «спецоперации» сделал совсем не Запад. 

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Иван Филиппов — писатель, историк, креативный продюсер компании Александра Роднянского AR Content.

Фото на обложке: Е. Кувакин, Wikimedia Commons

Сюжет
Поддержите тех, кому доверяете
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке
Только для платежей с иностранных карт
Поддержите тех, кому доверяете
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке