«Я вижу, что ты мужчина»

Журналистка Ольга Бешлей — о смысле праздника 23 февраля

23 февраля глава государства поздравляет ветеранов, личный состав, гражданский персонал Вооруженных Сил. И всех граждан России. Говорит, что этот день является символом мужества. Возлагает цветы к могиле Неизвестного солдата. 

Невозможно отрицать, что 23 февраля — праздник, который, как и 9 мая, неразрывно связан с военным потенциалом страны: но если в мае проходит демонстрация технических достижений военной промышленности, то 23 февраля государство чествует свой человеческий ресурс. Своих солдатов и офицеров. 

А с чем в этот день женщины поздравляют мужчин?

Для совершения подвигов Фетида дарила Ахиллу щит, Ариадна вручила Тесею навигатор, а всесильная Афина вооружила Геракла трещотками (своеобразной системой противовоздушной обороны для победы над медными птицами). Не мифическая, но живая женщина в XXI веке ищет для живого, а не мифического мужчины скромное подношение, которое будет ее символической благодарностью за его символическую готовность пойти на смерть: 

— Прими эти носки в знак того, что я ценю твое молчаливое согласие подвергнуть свою жизнь опасности, если государство увидит в этом необходимость. 

— Что?

— И хотя мы оба знаем, что при случае твое мнение никто и не спросит, я вручаю тебе этот бритвенный станок, потому что осознаю фатализм и жертвенность твоего предназначения, спрятанные в тени этого праздника. 

— …

Конечно, в реальности мало кто думает о смысловой нагрузке выходного дня. Даже я не стала бы о ней думать, если бы не писала эту колонку посреди новостей о грядущей войне накануне Дня защитника отечества. Но президент России сегодня обращался к ветеранам Великой отечественной войны, и я не могла удержаться от мысли, что среди этих людей были и мужчины, и женщины, но мы привыкли, что «у войны не женское лицо». 

«Мы все в плену “мужских”  представлений  и “мужских”  ощущений войны.  “Мужских”  слов.  А женщины молчат», — писала в предисловии к своей книге нобелевская лауреатка из Беларуси Светлана Алексиевич. «У войны не женское лицо» — документальное произведение, собранное из рассказов советских женщин, принимавших участие в Великой Отечественной войне. Среди них были снайперы, пулеметчицы, командиры зенитного орудия, саперы. Но говорить об участии женщин в войне было не принято — ни тогда, ни сейчас: это нарушение гендерных ролей и стирание границ вызывает в консервативном обществе беспокойство.

Но стремление защитить себя, свой дом и свою семью, свою землю и свою страну — и правда, не имеет ни пола, ни гендера: с тех пор, как возникла угроза новой войны, в силы территориальной обороны Украины приходят все желающие.

Но в той реальности, где никто не роет окопы и не выкапывает подтексты, 23 февраля женщины поздравляют мужчин, потому что 8 марта мужчины поздравляют женщин. «Я вижу, что ты мужчина», — как бы говорит женщина, вручая человеку настоящие мужские тапки. И он, с некоторой задержкой, прозревает в ответ: «Вижу в тебе женщину. На тебе цветы». 

Гендерные праздники — дело нехитрое. Они построены на упрощении, и здесь подвох: реальных мужчин и женщин, с их потребностями, проблемами и мечтами, в эти дни не видит почти никто, потому что все смотрят через оптику государства, чьи цели далеко не всегда отвечают человеческим ценностям. Консервативное патриархальное государство регулярно заявляет права на тела своих граждан: женщина — должна родить, мужчина — ответить на военный призыв.

Есть люди, которым комфортно полагаться на эту оптику: ностальгия по СССР, согласно данным социологов, никуда не уходит и даже растет — почти 50% опрошенных тоскуют по чувству принадлежности к великой державе.

Но есть и люди, которые хотят пройти свой жизненный путь, не вручая судьбу государству, его военным амбициям или демографическим нуждам. Поэтому я знаю мужчин, которые отказываются от поздравлений 23 февраля, желая справедливо оставить этот день военным, и я знаю женщин, которые также требуют вернуть 8 марта его первоначальное значение — дня солидарности женщин в борьбе за свои права. 

От подмены смыслов устаешь не меньше, чем от навешанных ярлыков.

К сожалению, мы не всегда находим в себе силы запретить государству видеть в нас расходный материал. В эти дни, когда только часы министра обороны России показывают точное время, многие люди — мужчины и женщины, небинарные персоны, — растеряны и признаются в своем бессилии в соцсетях. 

Возможно, самое время — и в этот день, и в любой иной — сделать то, на что милитаристское государство не способно: увидеть в другом человека.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Автор
Ольга Бешлей журналистка телеканала «Настоящее время» — объявлен «иноагентом»
Иллюстрации
Поддержите тех, кому доверяете
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке
Только для платежей с иностранных карт
Поддержите тех, кому доверяете
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке