«У меня в классе достаточно взрослые ребята, которых уже не обманешь»

Учительница из Калужской области — о том, почему не станет проводить патриотические уроки про ДНР

21 февраля президент Владимир Путин объявил о признании независимости самопровозглашенных республик в Донбассе. На следующий день министр образования и науки Калужской области Александр Аникеев разослал по школам региона письмо с просьбой провести 24-25 февраля классные часы об этом событии «в целях воспитания патриотизма и гордости за свою страну» и формирования у детей представления «об общности исторических судеб народов России и Новороссии». А в качестве материала для подготовки учителям рекомендуют использовать часовое обращение Путина, в котором он рассуждает об истории Украины и геополитике. «Холод» поговорил с учительницей из Калужской области о том, как в школах относятся к такой инициативе властей. По просьбе собеседницы мы не называем ее имя.

Расскажите про себя.

— Я учитель школы, работаю много лет. Мы [в школе] достаточно аполитично проживали все это время. Никаких регламентирующих мероприятий и навязываний чего-либо вообще не встречалось. Поэтому именно этот момент [с проведением урока о «Новороссии»] и заставил немножко встрепенуться. Не понравилось, скажем так. Настораживает. У меня в классе достаточно взрослые ребята, которых уже не обманешь. Наш педагогический коллектив я тоже воспринимаю хорошо и адекватно. Каких-то выпадов «Я за Путина, будьте прокляты те, кто против», — у нас этого не звучало никогда. 

Как вам сообщили о том, что нужно проводить эти уроки?

—  Во вторник нам сообщил об этом завуч по воспитательной работе. Что мне понравилось в своих коллегах: они после этого не стали ничего активно обсуждать. Как правило, идут какие-то эмоции, а здесь все было хорошо. Человек делает свою работу, правильно? Он получил от директора, видимо, директор от руководителя управления образования, управление от министерства просвещения. 

И как вы на это отреагировали?

— В момент, когда такое смятение в душе, когда столько непонятного, что я могу сказать своим десятиклассникам? Что они подумают обо мне? Давать оценку я не в состоянии, потому что я постоянно об этом думаю и моя оценка всего происходящего не для детских ушей. А чье-то чужое мнение как я могу навязывать? Да пусть оно будет официальное, пусть это позиция государства — но еще время не прошло, чтобы расставить все на свои места.

Сейчас у детей, это надо понимать, одно из качеств — обостренное чувство справедливости. Они хотят понятности. Там не пройдет двойная игра. Что я должна делать? Я могу говорить о гуманности, о сохранении мира, о значимости того, чтобы люди, политики были ответственнее. Может, я идеализирую, но я хочу видеть мир другим, это моя позиция. 

Опять же: дети слышат дома больше, чем в школе. Они слышат о невозможности попасть к врачу, они слышат о невозможности поехать в отпуск — куда я со своими уроками понимания мира должна вторгаться?

При этом министр образования Калужской области прямо говорит, что эти уроки должны «формировать определенное отношение» у детей к последним событиям.

— Я ни в религии, ни в политике, ни в семейных внутренних отношениях детей не позволю себя никогда подобные комментарии. Если [ученики] спросят мое мнение — я, наверное, постараюсь взвесить и ответить уклончиво, что время все расставит на свои места, что события в мире подобные происходят и происходили, история знает массу примеров. 

В министерстве объяснили, что вы должны говорить на этом уроке?

— Я, наверное, этого больше всего и боюсь. Что завтра соберут нас, педагогов, и будут навязывать. Вот это, наверное, край — если действительно поставят в условия, когда у тебя нет выбора. Как я себя буду вести, мне сложно сказать. Пока навязывания нет. И ты еще остаешься человеком порядочным, не запуганным, не поддающимся тому, к чему тебя склоняют.

Вы думаете о том, как проведете этот урок, если вас все-таки заставят? 

— Я думаю, но в силу своего характера пока мне хочется отказываться, кричать, возмущаться, говорить примерно те же слова, что и вам — что я не могу, с точки зрения своей профессии, так выступать. Отказаться я смогу, я не боюсь.

Фото на обложке: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ

Поддержите тех, кому доверяете
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке
Только для платежей с иностранных карт
Поддержите тех, кому доверяете
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке