«В колхозе у нас порядок»

Что скрывается за белгородским чудом вакцинации

В конце июня власти Белгородской области объявили, что в регионе появился район, свободный от коронавируса: там вакцинировалось 60% жителей. Спустя месяц таких муниципалитетов стало 12, то есть больше половины. Белгородская область — на первом месте в России по числу вакцинировавшихся: там привилось уже больше 40% населения. В регионе, которым почти 30 лет бессменно руководил губернатор Евгений Савченко, власть и бизнес тесно переплетены — и сейчас врио главы области Вячеслав Гладков пользуется выстроенной им системой, мобилизуя людей на вакцинацию. В сентябре ему предстоят выборы — и это подходящий способ впечатлить Кремль. Спецкор «Холода» Мария Карпенко рассказывает, как регион, который демонстрировал высокую явку на выборах, теперь оказался первым по уровню явки в прививочные пункты.

В храме Марфо-Мариинского монастыря только что закончилась служба. На скамейке перед храмом — две пожилые прихожанки.

— Монахини, говорят, все уже привились, — говорит одна. — И батюшка все время говорит: прививайтесь, прививайтесь. А мне так страшно!

— Я видела в интернете ролик. Мужчина спрашивает врача: вы что мне вкололи? И врач признается: физраствор, — рассказывает ей вторая.

— У нас на работе есть женщина, она дает справки, как будто ты вакцинировался. За тысячу рублей, — признается первая.

— Вот бы купить такую — чтобы все отстали, — кивает вторая.

В толпе людей, которые идут из храма к воротам обители, выделяются две женщины с непокрытой головой. Это врач и медсестра: каждое воскресенье они приходят в монастырь, чтобы во время божественной литургии прививать прихожан от коронавируса. Сегодня желающих немного — всего двое.

Прививочный пункт в монастыре — ноу-хау Белгородской области, которая занимает первое место в России по темпам вакцинации. Там привили уже 41,6% жителей (640 686 человек). Для сравнения, в Москве вакцины получили 31,6% горожан, в Петербурге — только 24,7%. Двенадцать муниципалитетов Белгородской области уже перевыполнили план: там прививки сделали больше 60% жителей.

Заботливый замполит

Плакаты с призывом вакцинироваться на дверях белгородских магазинов и кафе соседствуют с плакатами о предстоящих выборах. В сентябре жителям предстоит выбрать главу региона: областью почти год управляет врио губернатора Вячеслав Гладков, член «Единой России». Будучи специалистом по внутренней политике (в прошлом Гладков отвечал за эту сферу в должности заместителя губернатора Севастополя, а затем — Ставропольского края), он ведет активную избирательную кампанию: общается с избирателями в инстаграме и заставляет делать это подчиненных, снижает цены на мясо и морковь, увольняет своих заместителей, публично обвиняя их в коррупции.

Ударные темпы вакцинации — еще один информационный повод в этом ряду. Пока пресс-секретарь президента Дмитрий Песков признает, что к осени привить 60% россиян не удастся, Вячеслав Гладков обещает достичь этого показателя к 1 сентября. 

Врио губернатора Белгородской области Вячеслав Гладков. Фото с официальной страницы во «Вконтакте»

Преуспевший в прививочной кампании Вячеслав Гладков прежде специализировался на кампаниях избирательных. В 2016 году, когда только что назначенному руководителю Севастополя Дмитрию Овсянникову понадобился заместитель по внутренней политике, в Кремле ему посоветовали именно Гладкова. Он к тому моменту семь лет проработал на посту главы закрытого города Заречный, созданного вокруг завода госкорпорации «Росатом» — а руководить политикой в администрации президента как раз пришла команда из «Росатома»: бывший гендиректор корпорации Сергей Кириенко и его советник Александр Харичев. За время работы в Севастополе Вячеслав Гладков создал себе имидж «заботливого замполита», который умеет сглаживать конфликты — в частности, ему удалось сдержать противостояние между Дмитрием Овсянниковым и нелояльным ему заксобранием, говорит экс-глава севастопольской «Деловой России» Олег Николаев. «Он в подробностях помнил о невзгодах каждого человека, с кем вел переговоры, звонил и справлялся о делах, — вспоминает Николаев. — Перед президентскими выборами в 2018 году это помогло ему мобилизовать лидеров общественного мнения, и они сделали результат».

Отправляя Вячеслава Гладкова в недавно присоединенный к России регион, внутриполитический блок Кремля ставил перед ним две задачи, писал «Коммерсантъ»: провести губернаторские и президентские выборы. Последнюю задачу он выполнил особенно успешно: за Владимира Путина в 2018 году проголосовали 90,19% жителей Севастополя.

Теперь, накануне собственных выборов, выполнить план по вакцинации в Белгородской области для Вячеслава Гладкова — это в том числе шанс произвести впечатление на Кремль, считает политтехнолог Петр Быстров. «Безусловно, для пиар-блока Гладкова открываются хорошие возможности показать его как эффективного менеджера: в масштабах региона он смог решить сложную задачу, которую не смогли решить другие губернаторы, дольше находящиеся у власти, — объясняет он. — Это важно демонстрировать и избирателям, но в первую очередь — целевой аудитории в Москве, которая будет оценивать эффективность его работы».

Еще в январе, сказал Вячеслав Гладков «Холоду», региональные власти построили математическую модель: сколько именно человек в каждом населенном пункте нужно привить, чтобы в регионе оказалось вакцинировано 750 тысяч человек — 60% взрослых жителей. Для этого, по его словам, открыли 77 пунктов вакцинации, в том числе в торговых центрах, организовали 82 мобильные бригады, которые выезжают к жителям сел.

«Тебе это надо?»

К прививочной кампании подключили не только медиков и чиновников, но и работодателей. Белгородская область — регион, в котором много крупных предприятий, прежде всего металлургических и агропромышленных. В одном только сельском хозяйстве работает 12,8% всего занятого населения, а в обрабатывающем производстве и добыче полезных ископаемых — 19,7%.

«Кто имеет большее влияние на человека, чем тот, кто платит ему зарплату?» — объясняет Вячеслав Гладков свои методы. Каждое утро единоросс, по его словам, проводит совещание, на котором анализирует, сколько человек привились не только в каждом муниципалитете, но и на каждом предприятии. «Если кто-то из руководителей предприятий не хочет [агитировать сотрудников прививаться], говорит: “Да у меня и так все нормально”, — я разговариваю с ним лично. Говорю: одевайся, пойдем со мной в красную зону», — утверждает врио губернатора.

Белгородская область — один из регионов, где обязательную вакцинацию для жителей пока не вводят. Врио губернатора уверяет, что и на неофициальном уровне репрессивных мер по отношению к тем, кто вакцинироваться не хочет, работодатели не применяют. При этом в конце июня издание «Белгород №1» провело опрос среди читателей о том, принуждают ли их работодатели прививаться, и многие ответили, что начальство грозит увольнением и лишением премии. Гладков такие жалобы связывает с тем, что некоторые работодатели «неправильно выбрали тональность». Сам он, по его словам, тоже бизнесу не угрожает: «У меня в руках палки нет. Я просто разъясняю последствия: если у тебя на предприятии будет заражение, я вынужден буду его остановить. Тебе это надо?».

«У нас так не принято, что с 8 утра до 5 вечера я с властью дружу, а после 5 — все»

В конце июня в самом крупном торговом центре Старого Оскола — второго после Белгорода города области — прошло собрание сотрудников. «Прошу встать тех, кто не желает делать прививку от ковида», — сказал председатель совета директоров ТЦ и депутат областной думы от «Единой России» Игорь Барщук. Несколько человек поднялись со своих мест. Бизнесмен объявил: «Можете не садиться. Вы можете вернуться на свои рабочие места, собрать вещи: с завтрашнего дня вы на работу не выходите».

Предприниматель Игорь Барщук, который в мобилизацию людей на вакцинацию впрягся публично и демонстративно, — из числа тех, кто построил карьеру при предыдущем главе региона — Евгении Савченко. Он бессменно руководил Белгородской областью на протяжении 27 лет — с 1993 по 2020 год. И именно по правилам Савченко в регионе все эти годы складывалась система взаимоотношений между властью и бизнесом.

Предприниматель и депутат Белгородской областной думы от «Единой России» Игорь Барщук. Фото: страница облдумы во «Вконтакте»

«Местная власть вынашивала бизнес. Давала возможность встать на ноги, была его локомотивом. Выращивала белгородские предприятия до всероссийских компаний, чьи имена теперь на слуху», — говорит Игорь Барщук, в прошлом совладелец агрохолдинга «Белая птица». Он вспоминает, что в нулевые, когда начинал заниматься сельским хозяйством, вместе с другими бизнесменами регулярно ходил к губернатору на летучки. «Для новых предприятий областная администрация выделяла землю, подводила коммуникации, строила дороги. Во время запуска новых производств залоговые массы для банков выделяли из бюджета», — перечисляет Барщук.

По словам Барщука, за предыдущие десятилетия у белгородских предпринимателей сложилась привычка ориентироваться на главу региона: «Если ты всю сознательную жизнь работал в Белгородской области, и все эти годы власть для тебя была спасительным кругом во всех кризисах, то как можно к просьбам власти — когда ты с этой властью проработал на протяжении 20 лет — по-другому отнестись? Да, сменяемость власти — штука полезная. Но произошел феномен в Белгородской области: в течение 27 лет у нас был один губернатор. И у нас так не принято, что с 8 утра до 5 вечера я с властью дружу, а после 5 — все».

Еще с середины нулевых бизнес и власть в Белгородской области тесно переплетены. Областные чиновники сначала создавали в регионе крупные агрохолдинги, а затем уходили из власти, чтобы ими руководить. В прошлом заместитель губернатора Евгения Савченко Владимир Зотов в 2007 году ушел из администрации и возглавил компанию «Агро-Белогорье» (он входит в топ-200 богатейших бизнесменов России журнала Forbes за 2020 год). Компанию-производитель мяса птицы «Приосколье» в 2003 году возглавил еще один бывший вице-губернатор (и муж дочери Евгения Савченко) Геннадий Бобрицкий, холдинг по производству молока «Зеленая долина» — бывший начальник областного департамента стратегического развития Сергей Юдин. Сейчас руководители и владельцы белгородских предприятий — депутаты областной думы и муниципальных советов.

«Белгородская область — это территория победившего корпоративизма», — говорит политконсультант, который работал в регионе. На протяжении десятилетий губернаторства Евгения Савченко между властью и бизнесом действовал негласный пакт, говорит он: возможность спокойно работать в обмен на выполнение просьб губернатора. «В других регионах, если тебе благоволит губернатор, то это ничего не значит, — есть еще ФСБ, СК, МВД. А Савченко вопросы [с силовыми ведомствами] эффективно решал». Взамен бизнесмены, во-первых, помогали властям с благоустройством, строили детские сады и школы. А во-вторых, мобилизовали людей на выборы, утверждает политконсультант. «Специфика Белгородской области в том, что огромное количество людей заняты в промышленности. А есть еще и члены их семей — получается, почти каждый имеет отношение к предприятиям. И просто в силу количественного критерия власти опираются на корпоративную мобилизацию», — объясняет он. Тот же принцип, говорит он, работает и в случае с прививочной кампанией.

Выборы в Белгородской области действительно проходят при высокой явке: например, 78% на президентских выборах в 2008 году (Дмитрий Медведев получил тогда 69%), 74,35% в 2012 году (результат Владимира Путина тогда был 59,3%) и 73,2% в 2018 году (Владимир Путин получил 79,7%). Каждый раз явка на выборах в области оказывалась на несколько процентов выше, чем в целом по России.

За время работы на посту губернатора Евгений Савченко «создал уникальную командно-административную систему, которая и сейчас работает без перебоев и с одинаковой эффективностью может решать разные задачи: от обеспечения необходимого процента “Единой России” до высокого уровня вакцинации», говорит политтехнолог Петр Быстров. Эта система и досталась в наследство Вячеславу Гладкову.

«Кто наших курей нянчить будет?»

В конце июня власти Белгородской области объявили: в регионе появилась территория, которая победила коронавирус. Это Краснояружский район — муниципалитет на границе с Украиной, где живет около 14 тысяч человек: там привили 60% населения. Почти весь июнь в этом районе не было новых случаев заражения; за весь июль заразились только 10 человек.

«Район у нас дисциплинированный», — объясняет  успех прививочной кампании заводской рабочий Дмитрий (имя изменено). Залог дисциплины — в том, что значительная часть жителей Краснояружского района работает на сельскохозяйственных предприятиях: на свинокомплексе, птицефабрике, сахарном заводе и в зерновой компании.

Краснояружский район. Фото: пресс-служба районной администрации

Из 30 человек, опрошенных корреспондентом «Холода» на улице в районном центре, поселке Красная Яруга, 23 ответили, что сделали прививку, пятеро — что не сделали, а двое отвечать отказались. «На работе сказали: надо, — объясняет сотрудница одного из краснояружских предприятий. — Не заставляют, на мозги просто капают: “Чего не делаете, чего не делаете…”. И так каждый день».

И на предприятия, и в бюджетные учреждения в Краснояружском районе регулярно приезжают врачи центральной районной больницы: рассказывают, почему надо прививаться. «Каждый месяц нас начальство собирает на совещания с медиками. С каждой площадки вызывают по одному человеку. А те, кто был на совещании, должны вернуться на свою площадку и передать все эти аргументы коллективу», — рассказывает работница «Краснояружского бройлера» Оксана (имя изменено).

Недавно сотрудникам птицефабрики объявили, что, если кто-то из них заболеет коронавирусом, то на работу выйдут только вакцинированные, а всем остальным придется сидеть на больничном за свой счет, говорит Оксана: «А у всех кредиты, никто не хочет остаться без зарплаты». При этом ее коллега к угрозам начальства относится скептически: «Да это бред сивой кобылы. Кто наших курей нянчить будет? А кто яйца будет собирать?». Сама она, впрочем, привилась.

На предприятиях района используют разные рычаги, чтобы заставить рабочих привиться. «Директор сказал, что с 28 июня не будет пускать на работу тех, кто не привился, — говорит сотрудник агропромышленного комплекса «БЗЭРК-Белгранкорм», расположенного в Ракитянском районе по соседству с Краснояружским. — Ну, все и пошли вакцинироваться: кто-то купил [прививочный сертификат], кто-то сделал прививку. Я сделал — но в итоге 28 числа все равно всех пустили на предприятие».

«Руководитель собирал рабочих и беседовал об опасности вируса, — рассказывает сотрудник Графовского свинокомплекса Дмитрий (имя изменено). — Есть рычаги влияния: звучали слова, мол, из-за некоторых все предприятие может лишиться премии. Никого, правда, не лишили». Краснояружский район маленький, работодателей здесь немного, уйдешь от одного — другой будет точно так же настойчиво рекомендовать сделать прививку, объясняет Дмитрий: «Надо прививаться — значит, надо. Умеют уговаривать».

«Дверью хлопают перед носом, могут и выразиться»

Спустя несколько месяцев после начала прививочной кампании в администрации Белгородской области поняли, что уткнулись в потолок, говорит врио губернатора. «У меня у самого в марте среди сотрудников администрации было только 14% вакцинировано, — говорит Гладков. — Двое сотрудников пришли и сказали: вот заявление на увольнение, но прививаться не будем». Тогда администрация начала думать о том, как стимулировать людей.

В начале июня муниципалитеты стали соревноваться в изобретательности: в Белгороде пенсионерам за прививку обещали бесплатный проезд в общественном транспорте, в Корочанском районе среди вакцинировавшихся разыгрывали телефоны и электросамокаты.

Руководители некоторых предприятий в регионе — в частности, те, кто серьезно переболел коронавирусом — стали давать своим сотрудникам премии за вакцинацию, говорит Вячеслав Гладков. Но этот путь, по его словам, оказался ошибочным. «Я работал во внутренней политике и понимаю, что у людей есть определенный уровень недоверия к власти, — объясняет врио губернатора. — Если за прививку еще и деньги платят… Мы зафиксировали негатив со стороны людей». 

Тогда, по словам Гладкова, появилась идея доплачивать не тем, кто прививается, а тем, кто прививает, — медикам. В областной администрации стали перечислять дополнительные выплаты сотрудникам тех медицинских учреждений, которые выполняют еженедельный план по вакцинации хотя бы на 85%. «Мы протестировали эту идею в одном городе — в Белгороде. И увидели серьезный рост темпа вакцинации. Есть много молодых медиков, которым нужны деньги — ипотеку платить, например. И они готовы поработать дополнительно», — рассказывает Гладков. Он подчеркивает, что идея с доплатами не привела к резкому росту числа вакцинированных, а просто позволила темпу не просесть. Сам врио губернатора причиной успеха считает наработанный в регионе «опыт проектного управления» и умение применять «бережливые технологии». 

Медики в Белгородской области не только читают лекции на предприятиях, они еще и ходят по домам — лично уговаривают жителей сделать прививку. «Иногда дверью хлопают перед носом, могут и выразиться. Мы разворачиваемся и уходим — а потом снова по “отказникам” проезжаемся: “Пожалуйста, подумайте”. Но сегодня никто не грубил. Наверное, уже устали ругаться», — рассуждает Зоя Русанова, семейный врач в селе Илек-Пеньковка Краснояружского района. Она только что вернулась с подворового обхода тех жителей села, которые пока не вакцинировались.

По домам врач ходила вместе с главой администрации села и социальными работниками. «Регулярно ходим: не каждый день, но каждую неделю. У нас сельская местность, все друг друга знают, — говорит она. — Глава администрации тех, кто не привился, наизусть помнит. Встретит человека на улице и с ним прорабатывает. Я точно так же: приходит человек ко мне на прием, я его лечу, не давлю, не прессую, но заодно тактично разговариваю с ним, [чтобы привился]».

Зоя Русанова говорит, что «план — привить людей максимально и как можно быстрее». «Мы же не дети, понимаем, что речь идет о спасении населения, — объясняет она. — Я даже в отпуск не могу уйти спокойно, если этого не доделаю. Я же понимаю, что на моем участке никто, кроме меня, этого делать не будет: это мои люди, я за их здоровье отвечаю». 

О доплатах за каждого вакцинированного семейный врач ничего не слышала. «Если честно, не отслеживаю по квиточкам досконально, сколько денег мне приходит», — говорит она. Всего на ее участке живет примерно полторы тысячи человек. «Вы представляете, чтобы я ощутимо увидела, что моя зарплата выросла, это сколько мне надо человек привить! — объясняет Русанова. — Наши зарплаты с московскими не сравнятся, и тот, кто тут остался жить, работает не за зарплату, а за убеждения в том числе».

Бизнес с гибкой шеей

Когда демократические инструменты не развиты, мобилизация идет проще: люди больше подвержены принуждению и меньше склонны отстаивать свое мнение, констатирует политконсультант Валентин Бианки. Политическая культура в Белгородской области в принципе не предполагает публичного оппонирования власти, отмечает Петр Быстров, — потому что за время губернаторства Евгения Савченко местные силы привыкли к тому, что с главой региона лучше не ссориться. 

Все политические конфликты, которые возникали в Белгородской области, бывший губернатор жестко подавлял, выдавливая своих оппонентов из региона. В середине нулевых у Евгения Савченко возник конфликт с владельцами группы «Интеко» — женой бывшего мэра Москвы Елены Батуриной и ее братом Виктором Батуриным. Губернатор был недоволен тем, как «дочка» компании, «Интеко-агро», занимается сельским хозяйством в регионе. Бизнесмены попытались отстоять свои интересы, взяв под контроль местную ЛДПР. В итоге исполнительного директора «Интеко-агро» жестоко избили, главу юридической службы госпитализировали с отравлением, адвоката компании подкараулили и убили ударом по голове. После этого компании пришлось уйти из региона — не помогло даже публичное обращение Елены Батуриной к президенту.

Уехать из Белгородской области пришлось и бывшему мэру Старого Оскола Александру Гнедых. Он не сошелся с губернатором в вопросе о том, сколько налогов нужно оставлять в городском бюджете, а сколько перечислять в областной. Хотя формально глава муниципалитета не подчиняется руководителю региона, Евгению Савченко удалось добиться того, чтобы Александр Гнедых лишился должности. В отставку мэра отправили депутаты старооскольского совета, тоже формально независимые от областных властей: они заявили, что недовольны работой главы города.

Врио губернатора Белгородской области Вячеслав Гладков и его предшественник Евгений Савченко, который теперь занимает пост сенатора. Фото: официальная страница Вячеслава Гладкова во «Вконтате»

«Прочно зацементированная» Евгением Савченко политическая машина Белгородской области не сломалась и с приходом нового руководителя, говорит политтехнолог Петр Быстров. «Вячеславу Гладкову приходилось управлять политическими процессами в сложных регионах — чего стоит один Севастополь, где конфронтация между элитами всегда была высока. С учетом этого опыта он правильно оценил возможности белгородской административной системы и сумел перенастроить ее в свою пользу», — говорит Быстров. С этой точки зрения быстрые темпы вакцинации — демонстрация того, что передача власти в регионе прошла без эксцессов.

Потенциальные конфликты между местными элитами и новым главой региона, которые могли бы пошатнуть вертикаль власти и помешать мобилизации людей, пока не проявились — предприниматели ждут выборов, после которых станет понятно, как именно Вячеслав Гладков будет управлять областью, говорит бывший областной чиновник: «Что сейчас делают бизнесмены, когда в регион пришел новый руководитель? Ловят сигналы и знаки. Если врио губернатора привился публично, под камеры, то что должен делать бизнес? Встроиться. Самый подневольный класс — это бизнес, потому что со своей собственностью и деньгами он может легко расстаться. Поэтому он всегда будет с гибкой шеей и гибкой спиной».

На вопрос о том, как устроена вертикаль власти в Белгородской области, он отвечает анекдотом: «Конец 1980-х, перестройка, гласность. Приехали американские журналисты, приходят к председателю совхоза, спрашивают: как у вас идет перестройка? Он говорит: все хорошо — выборы, на съезде партии дискуссии, Сахаров выступает! Журналисты говорят: “Да это понятно, это в стране! А как у вас в колхозе?”. А он бабах кулаком по столу и говорит: “А в колхозе у нас, ***, порядок!”. Вот и в Белгородской области у нас всегда был порядок. И вряд ли это изменится».

Сюжет
Поддержите журнал!
Нам нужна ваша помощь, чтобы выпускать новые тексты
Нам нужна ваша помощь, чтобы выпускать новые тексты