«На двух работах проще, чем в декрете»

Отцы, взявшие отпуск по уходу за ребенком, — о своей жизни

По данным Фонда социального страхования, только 2% российских отцов берут отпуск по уходу за ребенком. Специально для «Холода» Анна Алексеева поговорила с несколькими из них о стереотипах, страхах, плюсах и минусах декрета и о том, смогли бы они пройти через это снова или нет.

Исследования показывают, что в семьях, где в декрет уходит не только мать, но и отец, лучше складываются отношения, а у женщин снижается риск послеродовой депрессии. Пары, в которых отцы уходили даже в непродолжительный декрет, разводились значительно реже (19% против 32%).

По Трудовому кодексу РФ в отпуск по уходу за ребенком до трех лет может уйти не только мама, но и папа, бабушка, дедушка или другой родственник или опекун, который фактически ухаживает за ребенком. При этом законом не запрещено в этот период работать неполный рабочий день или на дому с сохранением права на получение пособия по государственному социальному страхованию. Его размер составляет 40% от среднего заработка, но не выше определенной суммы (в 2021 году это 29 600 рублей; пособие выплачивается до полутора лет). Несмотря на это, отцов, уходящих в декрет, до сих пор часто осуждают. Например, в социальных сетях нередко можно увидеть комментарии о том, что «это как-то неправильно, как-то не по-русски — мужик превращается в бабу».

По данным ВЦИОМ, 63% россиянок против того, чтобы отпуск по уходу за ребенком брал отец, а 42% мужчин, напротив, согласились бы взять на себя уход за новорожденным вместо жены. По результатам исследования аналитического центра НАФИ, подавляющее большинство (87%) российских мужчин считают, что ухаживать за ребенком и выполнять домашние обязанности должны оба супруга, но декрет — женское дело. Только 1% мужчин в России, по их словам, готовы полностью посвятить свое время уходу за ребенком. 

«Периодически возникало чувство, что я живу в бесконечном Дне сурка»

Юрий Юнусов, 32 года

Мой декрет окончен: я пробыл в отпуске по уходу за ребенком восемь месяцев, пока дочь не пошла в садик. Первые полгода за ребенком смотрела супруга. Когда дочка отказалась от груди, пришла моя очередь. Я работаю сисадмином в спортивном клубе, жена — консультантом по «1С:бухгалтерия», и она зарабатывает немного больше меня. В перспективе у нее маячили крупные проекты. Воспитание ребенка требует больших финансовых затрат, поэтому, посовещавшись, мы решили, что в декрет уйду я. Тем более что руководство пошло мне навстречу: мы договорились, что я буду выполнять часть работы из дома. С учетом минимальных «декретных» в 5000 рублей я получал вдвое меньше обычного. Но если бы я не работал совсем, потерял бы навыки. Даже сейчас, когда я вышел на работу, мне пришлось вспоминать вещи, которые раньше я делал на автомате.

Коллеги и знакомые к моему выходу в декрет отнеслись спокойно. Некоторые, конечно, удивлялись и задавали вопросы, как же я буду взаимодействовать с младенцем, но откровенный негатив в мою сторону был лишь однажды, когда я услышал от постороннего человека, что «декрет — женское дело», а я теперь «вообще не мужик». Мне это разделение обязанностей на мужские и женские непонятно. На плечи женщин в современном мире возложено очень многое: они и работают, и хозяйством занимаются, и детей растят. А вот эти «настоящие мужики» после работы с зарплатой в 10 тысяч приходят домой, ложатся с пивом на диван и просят их не трогать, потому что они устали, а детьми пусть занимаются жены. Если я могу помочь жене, почему нет?

Конечно, у меня были некоторые опасения. Все-таки мужчины плохо считывают эмоции, намеки, нам проще, когда прямо объясняют: мне не нравится то-то,  я хочу того-то. А тут маленький ребенок, который только агукает. Но чем больше времени ты уделяешь ребенку, тем быстрее начинаешь его понимать. Самой большой трудностью для меня была невозможность договориться с дочкой о чем-то словами. То есть приходилось искать какие-то другие инструменты влияния. 

Бывали ситуации, когда у меня опускались руки. Например, когда дочка болела или у нее резались зубки. Ну, дашь ей таблетку, которая не всегда поможет, сидишь и ждешь. Эта беспомощность убивает. Мужчина же всегда должен что-то делать, действовать, «охотиться на мамонта», поэтому сидеть и ждать нам тяжелее. Мы не хранители очага, мы — добытчики. 

Фото: личный архив

Практически все восемь месяцев «декрета» мы жили по расписанию — так проще, и я четко знал, когда и что должен делать. Правда, проблемы все равно были. Дочка хорошо засыпала на улице в коляске, но дома, стоило только положить ее на кровать, тут же просыпалась. Вечернее укладывание отнимало много времени и сил. У меня периодически возникало чувство, что я живу в бесконечном Дне сурка. Также очень не хватало общения. Когда ребенок спал, я переписывался с друзьями и коллегами, чтобы хоть как-то восполнить его нехватку. Ну и вечером по пятницам жена отпускала меня на прогулку: если бы не встречи с друзьями, я бы долго не выдержал. 

Готовила и следила за порядком в доме в основном жена — у меня не было на это сил

Мне кажется, что женщины выносливее мужчин: они могут одновременно и следить за ребенком, и дела по дому делать — им вообще памятник ставить надо! Меня хватало только на дочку: покормить, погулять, поиграть, искупать, уложить спать, в поликлинику сводить. Готовила и следила за порядком в доме в основном жена — у меня не было на это сил.

Честно — на двух работах проще, чем в декрете. Если работа тебе не нравится, ты можешь уволиться, поискать что-то новое, а с декретом нужно доводить дело до конца, раз взялся. Тебя обычно не будит в три часа ночи рабочий звонок, а ребенок может проснуться и заплакать в любое время. Несмотря на это, меня не пугает перспектива выйти в отпуск со вторым ребенком: мне будет проще, потому что я теперь примерно представляю себе, чего ждать.

«Я стал по-другому смотреть на женский труд»

Павел Зудин, 32 года

В феврале моей дочке исполнится 3 года, и я вернусь к обычной жизни. Раньше я считал, что сидеть с ребенком — женская обязанность. «Как так, мужчина — и в декрете? Не положено! И вообще, от кормления ребенка из бутылочки бицепсы пропадут и кубики на животе рассосутся», — говорило во мне мужское эго. Но судьба распорядилась иначе. Когда у нас родилась дочь, я работал простым госслужащим, а жена занималась бизнесом. Если бы жена вышла в декрет, ее дело развалилось бы. Трезво оценив ситуацию, я понял, что отпуск по уходу за ребенком надо брать мне — ведь я ничего не терял. К тому же ребенок важнее предрассудков. Жена предлагала оформить отпуск на свою мать, но я решил все-таки попробовать сам.

На работе декрет мне дали без проблем. Только в отделе кадров недоумевали, как меня оформлять — я там был первым мужчиной, который брал отпуск по уходу за ребенком. Друзья и знакомые не удивились моему выбору, зная, что у моей жены бизнес. Одна знакомая даже просила меня уговорить ее мужа, который зарабатывал значительно меньше ее, на этот шаг, но он так и не согласился. Про меня даже хотели снять сюжет в утреннюю передачу на «Первом», но не сложилось: я из Тулы, а продюсеры искали героя из Москвы. Я рассказал об этом другу, а он ответил: «И хорошо! Потом бы над тобой все в городе ржали — мужчина в декрете сидит!».

В декрет я вышел, когда дочке исполнилось 2,5 месяца. Сразу после выписки жены из роддома я взял на работе трехнедельный отпуск, и первое время мы ухаживали за дочерью вдвоем. Однажды мне пришлось пару часов провести наедине с младенцем — жене надо было срочно отъехать по работе, — и это было страшно. Ребенок обкакался и орал, а я не знал, что делать, и названивал жене. Проклял все за эти два часа. Но со временем я приноровился, и проблем со сменой подгузника и пеленанием у меня не было. Поэтому в декрет выходить было уже не так страшно.

Первый месяц наедине с ребенком был лайтовым: дочка только ела и спала. В мае, когда дочери было три месяца, я начал вывозить ее на прогулки — бывало по 30 км с коляской наворачивал! Самым тяжелым для меня было уложить ее спать. Маленькой она засыпала только в автолюльке — кроватку не признавала, поэтому мне приходилось брать ее с собой и качать. Люлька увесистая, а дочь засыпала только через час-полтора — у меня потом руки отваливались. Когда она выросла из люльки, стала спать в нашей кровати, но засыпала тоже не сразу. Я пытался ей объяснить, что делать, притворялся, что ложусь спать, а иногда и правда вырубался. Когда ребенок наконец засыпал, я мог помыть посуду, почитать или просто заняться своими делами. Жена готовила по вечерам. Иногда моя мама помогала по хозяйству — она живет недалеко. К счастью, по ночам дочь всегда спала хорошо, так что от недосыпа я не страдал.

Когда дочка начала ходить, моя жизнь стала чуть разнообразнее. А потом я и вовсе начал подрабатывать, пока она спит: занимался администрированием и наполнением одного сайта. К слову, за почти три года в декрете я отвык от офисной работы и понял, что для меня лучше удаленки на фрилансе ничего нет, потому что я сам себе хозяин. Сейчас думаю, а стоит ли мне вообще возвращаться на старую работу? Осенью дочка пошла в детский сад, поэтому теперь я могу набрать больше заказчиков. Удобно, что я сам выстраиваю свой график, а когда дочь болеет, мне не приходится отпрашиваться у руководства. Правда, когда мне надо было срочно поработать и никто меня подменить не мог, я думал: «Ё-моё, зачем я вообще на декрет согласился!». 

Не могу сказать, что я сильно выпал из жизни. Да, я много сидел дома, но все-таки старался иногда и с друзьями встретиться, и даже поехать куда-то с палатками. Да и с дочкой вместе мы ходили в гости или просто садились на троллейбус или трамвай и катались по городу.

Фото: личный архив

Когда дочка со мной, говорит: «Папочка, ты мой любимый, мой хороший!». А как мама приходит: «Все, папа, иди!». Даже обидно немного, я ведь с ней с младенчества возился, попу подтирал, а она теперь, как маму увидит, так сразу к ней — и никто больше не нужен. 

Несмотря на то, что ребенок у меня спокойный, декрет — это все-таки тяжело, морально и физически. Многие до сих пор считают, что в декрете реально отдохнуть. Ну конечно! Если бы мне предложили пройти через это снова, я бы еще сто раз подумал. 

Я по-другому стал смотреть на женский труд. Мы, мужчины, часто относимся к ухоженному ребенку, порядку в доме, приготовленному завтраку-обеду-ужину, постиранному и выглаженному белью как к само собой разумеющемуся. И не будь я сам в декрете, даже не задумался бы, что чистенький ребенок, чистая квартира в общем и кухня в частности требуют больших трудозатрат в течение дня — и это я еще готовкой не занимался!

Кто-то считает, что декрет — не мужское дело. Очень даже мужское. Во-первых, ты помогаешь любимому человеку. Во-вторых, полностью берешь на себя ответственность за ребенка. За эти почти три года я сильно привязался к дочери. Есть у меня знакомые, которые ушли из семьи и видят своих детей только по выходным. Для меня это дикость. Не представляю, как можно оставить своего ребенка. Я теперь вообще не вижу своей жизни без дочери.

«У меня был страх: а что скажут начальство и коллеги?»

Михаил Чернов, 33 года

Мы с женой воспитываем сына — ему год и десять месяцев. Когда сыну исполнилось два месяца, я ушел в отпуск по уходу за ребенком, но ребенком занимается больше супруга, а я — на подхвате. По специальности я инженер-электрик, а жена работала продавцом в отделе бытовой химии. Еще до зачатия ребенка мы договорились, что она уволится и будет заниматься своим здоровьем. Это не означало, что она не будет работать в будущем. Сейчас распространено полное содержание женщины и детей мужчиной — я против этого (согласно данным Росстата, в 2018 году в России работали 53,2% женщин и 67,8% мужчин. Ситуация, когда жена зарабатывает больше мужа, практически перестала удивлять россиян. — Прим. «Холода»). За три года до рождения сына мы начали строить дом в селе. По вечерам после работы и все выходные я занимался стройкой, а утром снова ехал на работу. Было нелегко. 

Когда жена забеременела, я решил, что отпуск по уходу за ребенкому буду брать я: давно мечтал получить свободу от работы по найму и заняться своими делами. Как выяснилось потом, это оказалось выгоднее и в финансовом плане. Жене были бы положены минимальные выплаты, так как ее трудовой стаж прерывался, а я последние два года получал хорошо для нашего региона — 38 000 рублей, поэтому «декретные» у меня выходили почти по максимуму, 25 800. Вместе с пособием для малоимущих, которое выплачивали жене, выходило 35 000. То есть мы теряли всего 3000, которые можно было легко компенсировать подработками, а у меня появлялось много свободного времени.

Когда я писал заявление на отпуск по уходу за ребенком, у меня был страх: что скажет начальство? Для женщины уйти в декрет — обычное дело, для мужчины — ну, только если какая-то серьезная ситуация и с ребенком сидеть больше некому, а у меня-то жена не работает. А потом я подумал — чего бояться, если это мое законное право? Хочу — и ухожу! Пошел в кадры за бланком. Там женщины работают в основном, одна сказала: «Красавчик! Я в тебя верила». Заявление написал, отнес руководителю на подпись, тот усмехнулся: 

— Что, правда что ли?

— Ну, вы же понимаете, что не можете мне отказать.

Он подписал. Одна коллега подколола, дескать, я теперь грудью ребенка кормить буду. Но я внимания не обратил. В основном всех интересовало, на что мы будем жить и как я, мужчина, мог уйти в декрет — я ж добытчик. Родные и друзья отреагировали нормально, только некоторые удивлялись, потому что до этого не знали, что в декрет на законных основаниях может уйти и отец. Мамочки на детской площадке хихикали, регулярно видя меня с коляской. Отцы, гуляющие с детьми — вообще редкость. Потом стали интересоваться: а что это, я не работаю, что ли? «А жена? Да на что же вы живете?»

Не каждый мужчина может справиться с декретом в одиночку, я — точно не из таких. Я помогал супруге следить за ребенком, менял памперсы, кормил, мыл попу, возил сына в поликлинику — у супруги нет водительских прав. Готовкой жена занималась, потому что у меня с этим плохо. Сейчас сын подрос, категорически отказывается есть из моих рук и не хочет, чтобы я его укладывал. За этим — к маме. А попу мыть — только к папе. 

Декрет — вообще не про отпуск. Это титанический труд, ведь ребенок требует максимум внимания и времени. Я это сразу прочувствовал, но многие не понимают. Уже через полтора месяца мне позвонили с работы: «Кончай отдыхать! Когда уже на работу выйдешь?» И до сих пор периодически звонят.

Я вижу, как растет сын. Мы просто об этом не задумываемся: так принято, что папа зарабатывает, мама воспитывает детей. А я коллегам говорю: «Да вы же детей своих не видите!»

Я 10 лет отработал, а вспомнить-то, кроме отпусков, особо нечего. По сути за год ты только и живешь месяц в отпуске, да и то тебя периодически дергают коллеги. Все остальное время на работе пропадаешь, а кто-то и дома тоже работает — как белка в колесе. В декрете у меня появилась некоторая свобода, я теперь сам могу решать, когда и чем заниматься. Я занялся делами, до которых раньше руки не доходили. Дом с отцом достроили, газ провели, по мелочам осталось только доделать. Летом планируем переехать. А если бы я на работе пропадал, строительство затянулось бы еще на 3-4 года, а я жил бы как зомби. Это иллюзия, что человек может что-то успеть, работая. 

Я вижу, как растет сын. Мы просто об этом не задумываемся: так принято, что папа зарабатывает, мама воспитывает детей. А я коллегам говорю: «Да вы же детей своих не видите! Ну, после работы в магазин заедете, какие-то дела порешаете, а на ребенка будет часа два в лучшем случае — и то, если силы останутся. В выходные вы в полуобморочном состоянии: тут бы с семьей побыть, а вы, как в коматозе, пытаетесь отойти от пятидневки». 

Редактор
Поддержите журнал!
Нам нужна ваша помощь, чтобы выпускать новые тексты
Нам нужна ваша помощь, чтобы выпускать новые тексты