«Под утро терпения уже не хватало»

Медики — о том, как они встретили Новый год на работе

Врачи и фельдшеры скорой помощи и медсестра из «красной зоны» ковидного отделения рассказали «Холоду», как прошла их ночь на работе в то время, когда все праздновали Новый год.

Екатерина Мейсак

Медсестра в одном из ковидных отделений в Москве

Чувства Нового года вообще не было. Я заступила на смену в 8 вечера 31 декабря, а закончила работать на следующий день в 8 утра. Ни медсестры, ни пациенты никакой новогодней радости не испытывали. Мы посмотрели речь Путина, буквально две минуты. А когда должны были бить куранты, на постах начали кричать «С Новым годом!», и мы поняли, что не успели. Одна медсестра оделась в снегурочку для пациентов, надела костюм сверху защиты, раздавала мандарины, возможно, какие-то пожелания говорила. Неделю назад украсили один из постов гирляндочками, а 1 января, когда куранты пробили, кто-то оторвал бумажку, где было написано «2020 год», зачеркнул и написал «2021».

Медики в «красной зоне» смотрят новогоднее обращение Владимира Путина. Фото: Екатерина Мейсак

У нас отделение примерно на 200 человек. В новогоднюю ночь все было спокойно. От того, что наступил Новый год и поменялась циферка в календаре, ничего не изменилось. Все просто поздравили друг друга с Новым годом. 

Когда делали график дежурств на новогодние праздники, спросили, хочет ли кто-то поработать 30–31 декабря. Я сказала, чтобы меня ставили на 31-е. Это мой первый Новый год в отделении, я до этого не работала в больнице. На самом деле, я решила поработать в Новый год из-за ставки: в праздничные дни всем медикам положена двойная ставка.

Анастасия Башалай

Фельдшер выездной бригады скорой помощи в Москве

Я работала с 9 утра 31 декабря до 9 утра 1 января. Не считая парочки аритмий и ожогов, в основном мы перевозили ковидных больных, преимущественно из психиатрических больниц. Никакого новогоднего ощущения, как раньше обычно бывало, не случилось. Только с утра, когда был последний вызов, у нас была пьяная барышня, которая решила, что ее ограбили, потому что она не могла найти телефон и ключи от квартиры. Прошлые мои смены были действительно новогодними. Там было все: и разные токсикологические вариации, и ножевые ранения, и всякие глупости типа порезать пальчики в салатик. Все, что соответствует пьяному поведению. Я работаю каждый Новый год, и обычно с 12 ночи до 5 утра бывают экстремально интересные вызовы. А в этот Новый год ни ножевых, ни токсикологии, вообще ничего, что обычно бывает. 90% — ковидные больные.

Анастасия Башалай. Фото: личный архив

Вся смена прошла почти без заездов на подстанцию, хотя всего было 12 вызовов, что достаточно мало для суточной смены. Это связано с тем, что переводы из стационаров занимают много времени. 

За десять минут до полуночи нам пришел вызов, и мы поехали на термический ожог стопы. Встретили Новый год в машине. Обычно в Новый год либо ты уже на вызове, либо мы старались отмечать детским шампанским или лимонадом, накрывать стол на подстанции, но в этом году все просто прибегали, хватали кусочек чего-нибудь. Это все, на что хватало времени.

Азизбек Ботиров

Врач педиатрической бригады на подстанции скорой помощи №45 в Москве

Новый год мы провели неплохо. Для нас Новый год — это больше работа, чем празднование, но при этом получилось его отметить с сотрудниками, пока не было вызовов: заказали еды, детского шампанского, как обычно. До Нового года было, конечно, тяжело — из-за ковидных пациентов работы было предостаточно.

Азизбек Ботиров. Фото: личный архив

Я заступил на смену в 8 утра 31 декабря. Были с самого утра вызовы с болями в животе — я же преимущественно детский врач, но, поскольку не хватает бригад для госпитализации ковидных больных, езжу на вызовы и ко взрослым. Были и два тяжелых пациента с поражением легких 50% и 80% с подтвержденным Covid-19.

Я попросился работать на Новый год, это осознанный выбор. У меня почти все родственники — медики, они тоже работали. Конечно, мы любим отмечать Новый год, но когда все работают, о чем можно говорить?

Смена у меня закончилась ровно в 8 утра 1 января. С сотрудниками скорой помощи мы все-таки открыли шампанское и, закончив смену, пошли отмечать Новый год с родственниками.

Алена Старостина

Фельдшер на Можайской подстанции скорой помощи

Новый год мы отметили в дороге, ехали с вызова. Еще не было ни одного Нового года, когда мы смогли бы собраться все на подстанции. Как правило, на Новый год основные вызовы — это травмы от петард, что-то отрывает кому-то, либо в алкогольном опьянении люди поскальзываются, ломают себе руки-ноги-хвост. Но в этом году все отличалось из-за пандемии. Большинство вызовов были с температурой, пневмонией, ОРВИ. Было два перелома лодыжки. С петардами моей бригаде повезло, а год назад у нас, например, парню два пальца на кисти оторвало.

Алена Старостина. Фото: личный архив

У меня молодая напарница, которая не работала еще ни разу в Новый год, и она попросила, чтобы мы вышли на сутки. Я же уже знаю, как оно пойдет, что будут все нетрезвые, будут хамить, грубить, недопонимать. Под утро терпения уже не хватало, потому что именно так оно все и было.

Елена Васильева

Врач-педиатр детского отделения неотложной помощи в Москве (фамилия героини изменена по ее просьбе)

Я заступила на сутки в 8 утра 1 января. Вызовы были такие: болеет семь дней, кашель 10 дней, сыпь 10 дней, запор, боль в животе после того, как ребенок поел торт и конфеты. Был вызов «проснулся ночью и плачет». Была одна передозировка алкоголем у 17-летнего ребенка. Бесило то, что многие были не срочные вызовы, просто все решили в Новый год полечиться.

1 января меня поставили по графику работать. Сутки мне очень тяжело дались, потому что я всю ночь ездила, не поспать особо было. Ночью я приехала к ребенку меньше года с температурой под 40, а мама пьяная. Причем я была не первая на вызове. Ребенок болел вторые сутки, а в квартире куча пьяных людей и родители пьяные. Очень сильно из-за этого расстроилась, потому что праздник праздником, а здоровье ребенка все-таки важнее.

Анна Кожевникова

Фельдшер скорой помощи в Нижегородской области

Дежурство на Новый год ничем не отличалось от предыдущих: давление, какие-то травмы, падение на скользкой дороге, температура. Слава богу, в этом году обошлось без повреждений пиротехникой. 

Был мужчина в предынфарктном состоянии, а пациенты с такими диагнозами у нас доставляются в сосудистое отделение города Арзамас, за 120 км от нас. Поступил он в 7 часов вечера, поэтому у нас было не так много времени, чтобы успеть вернуться до Нового года на подстанцию, но мы все-таки успели вернуться за полчаса до встречи Нового года. Мы благополучно встретили Новый год — я, моя напарница и наш водитель. Отметили, сидя перед телевизором в комнате, немного накрыли стол, салатики, фрукты, без алкоголя, конечно же.

Анна Кожевникова. Фото: личный архив

Потом начались вызовы: боли в животе, драки. Какая-то потасовка произошла между отчимом и пасынком, они хотели снять побои и для этого вызывали скорую помощь. Естественно, ничего серьезного там не было, кроме ссадины на лице. Поэтому не только мы выезжали, еще и сотрудники полиции.

Работать в Новый год меня поставили по графику. Я одна из молодых сотрудников, а чаще всего на Новый год у нас дежурит молодежь. Мы стараемся, чтобы те, у кого есть семья и дети, провели Новый год дома. У меня вот, например, пока нет детей, поэтому я могу спокойно провести его на работе, для меня это не составит труда. Но скажу, что 31 декабря дежурить гораздо лучше, чем 1 января.

Редактор
Иллюстрации
Поддержите журнал!
Нам нужна ваша помощь, чтобы выпускать новые тексты
Нам нужна ваша помощь, чтобы выпускать новые тексты