«Не хватает кока-колы и мандаринов»

Бывшие заключенные — о том, что подарить человеку в СИЗО или колонии на Новый год

По данным Федеральной службы исполнения наказаний на 1 декабря 2020 года, в колониях и следственных изоляторах содержится более 486 тысяч человек. 349 человек, находящихся в местах лишения свободы, правозащитный центр «Мемориал» называет политическими заключенными. В преддверии Нового года бывшие арестанты рассказали спецкору «Холода» Лизе Миллер о том, что лучше всего отправить человеку в СИЗО или колонию.

Алексей Полихович
Фигурант «Болотного дела». В феврале 2014 года приговорен к 3,5 годам лишения свободы (находился в СИЗО с июля 2012 года). 30 октября 2015 года был выпущен на свободу из исправительной колонии №6 в Рязанской области.

Простой ответ на вопрос, как подбодрить заключенного: освобождением. Но, к сожалению, нельзя послать по почте освобождение. Я всегда советую отправлять в колонии, где люди уже отбывают наказание и ходят в темных робах, как черные жуки, а окружающий их мир полон черных и серых красок, яркие открытки, фотографии и рисунки. Наверное, стоит говорить не о каких-то банальных открытках с елочками, а о чем-то необычном. Мне, например, нравилось, когда мне приходили открытки из других стран — это тебе напоминает, что мир широкий. Ты сидишь в колонии, не можешь оттуда выйти и куда-то поехать, ты заперт, твоя жизнь банальна и предсказуема. А когда тебе приходит такое сообщение, ты понимаешь, что о тебе помнят. Да, человек может быть где-то на отдыхе, может быть, он хотел отдохнуть от всей этой мрачной российской повестки, но он о тебе вспомнил. Почему открытка? Потому что это намного проще, чем письмо: не надо садиться и что-то придумывать, написал буквально два предложения и отправил.

Заключенные и сотрудники ФСИН по-другому начинают к тебе относиться, когда тебе приходит много сообщений, открыток, писем и, особенно, когда к тебе приходят послания из-за рубежа. Это вызывает не то чтобы какое-то уважение, но интерес. Я помню незамутненную радость начальника моего отряда, когда он мне передал открытку из Индии. На ней были нарисованы два конвенциональных тибетских мальчика-монаха, но сама открытка была не из Тибета, а из Индии. Он был в восторге, а ему тоже тяжело же. Зеки все время говорят: «Мы сидим до конца срока, а фсиновцы здесь до пенсии работают».

Конечно, можно сказать, что заключенному не хватает в колонии на Новый год кока-колы или мандаринов, чего-то сладкого или питательного, потому что есть трудности с передачами. Не у всех есть родственники, которые могут приехать и что-то передать в колонию, у кого-то только мама пожилая в тысяче километров от зоны. Поэтому такие бытовые вещи, конечно, тоже важны, и они в каком-то смысле создают праздничное настроение.

В СИЗО на Новый год все делают кто во что горазд: кто-то из бумаги делает фигурки символов года по китайскому календарю, кто-то тоже фигурки, но из теста. Друг другу что-то дарят. Что можно подарить в тюрьме? Пачку дорогих сигарет, например, вместо пачки «Явы» — «Парламент». У адвоката попросить какую-то хорошую ручку или фломастер.

А в колонии уже более организованное сообщество, и там все как в пионерлагере, школе или в общежитии: собирают деньги, чтобы поставить какие-то столы с мандаринчиками и кока-колой. Договариваются с сотрудниками ФСИН, чтобы они не особо жестили в этот день, но и им особо это не надо, наверное. Если по запрещенному на зоне мобильному телефону ты можешь в обычный день позвонить жене и родителям, то в Новый год, может, получится десяти людям дозвониться.

Олег Навальный
В декабре 2014 года приговорен к 3,5 годам лишения свободы по делу «Ив Роше». 29 июня 2018 года выпущен на свободу из исправительной колонии №5 в Орловской области.

Что я хотел бы получить на Новый год, когда сидел в тюрьме? Различную еду, желательно, повкуснее и поразнообразней. Может быть, даже, чем Цапок не шутит, икры. Но лучше бы компонентов к классическим блюдам, то есть блюду — оливье. Целый таз оливье.

Что я посоветовал бы отправить сидящим? На зоне передачи строго лимитированы и со 146% вероятностью сидельцы загодя передали своим близким точные списки, выверенные до грамма, чтобы достойно и с шиком отпраздновать Новый год. В электронных магазинах СИЗО вроде можно покупать (по крайней мере раньше можно было) без ограничений, поэтому я бы посоветовал осыпать политзэков сигаретами, кофе и сладостями. Будут рады как дети. Ну, и отправить открытку — будет что почитать.

Владимир Акименков
Фигурант «Болотного дела». Находился под стражей в СИЗО-5 «Водник» и СИЗО «Матросская тишина» с 10 июня 2012 по 19 декабря 2013. Выпущен на свободу по амнистии.

Людям в местах лишения свободы важно любое внимание с воли. Открытка к Новому году или поздравительное письмо — его можно, например, написать через электронный сервис «ФСИН-письмо» — поднимут человеку настроение. Вкусная нетюремная еда разнообразит новогодний стол арестанта или зека в четырех стенах, а отправленные книги скрасят скудный досуг. Поддерживайте узников и не забывайте, пожалуйста, об их близких, которым тоже приходится тяжело. Протягивая руку помощи сидельцу, держите в голове нюансы «исправительной» системы и конкретных учреждений: где-то пока не работает «ФСИН-письмо», не везде можно сделать дистанционный заказ товаров, в колониях действуют лимиты на посылки, передачи и бандероли.

Вопросы материальной помощи, в том числе, отправления посылок нужно согласовывать с родственниками или с группой поддержки человека. Заказывать книги в СИЗО или колонию можно через специализированные интернет-магазины. Пожалуйста, будьте максимально внимательными и готовы к тому, что материализация даже самых простых предметов по ту сторону решетки превратится в целый квест. Я с благодарностью вспоминаю помощь и поддержку, которую мне оказывали самые разные люди, когда я сидел.


У каждого исправительного учреждения существует список допустимых продуктов и вещей, которые можно передать человеку в заключении. Универсальный перечень составил фонд «Русь сидящая», однако перед тем, как делать передачу, лучше ознакомиться со списком разрешенных вещей и правилами передачи на сайте конкретного СИЗО или колонии. Список и правила передачи могут быть размещены только в пункте приема передач как, например, в СИЗО «Лефортово». Посылку можно отправить и по почте.

Всем арестантам, независимо от места, где они находятся, можно отправить бумажное письмо. Некоторые учреждения подключены в сервису «ФСИН-письмо», через который можно отправить электронное сообщение. Для отправки писем политическим заключенным есть специальный сайт — «РосУзник».

Книги можно заказать через интернет-магазин OZON.


Алексей Гаскаров
Фигурант «Болотного дела». В августе 2014 года приговорен к 3,5 годам заключения в колонии общего режима (находился в СИЗО с апреля 2013 года), освободился в октябре 2016 года из колонии №6 в Тульской области.

Новый год в тюрьме — это не суперважная история. Там нет какого-то ажиотажа вокруг этого. Понятно, что и там пытаются организовать какой-то праздник, какой-нибудь торт затянуть через передачки, но в целом Новый год — это грустный праздник. Конечно, все хотят его встречать дома, поэтому нет концентрации на нем. Никакой магии Нового года там нет. Это очередной день, который хочется быстрее прожить, чтобы не думать лишний раз, что Новый год проходит в тюрьме.

Письма, открытки — всегда важны, особенно если идет речь про политзаключенных. Мне много писали, всегда было приятно находиться в переписке. Единственное, что, наверное, мало кто бы отметил, но это на самом деле важно, — не столько подарки для заключенных, сколько подарки для близких людей заключенных от их имени. Если, например, есть девушка у парня, который сейчас сидит в тюрьме, то он не может сам ничего ей заказать, но если кто-то, кто находится с ним на связи, это сделает, человеку будет приятно.

Поскольку многие праздники в России завязаны на какую-то кухню, наверное, все, что касается необычной еды, — тоже приветствуется. Я сейчас поддерживаю связь с людьми в заключении, они пытаются сообразить какой-то торжественный стол, просят им торт передать, какую-то редкую готовую еду. Обычно с этим не заморачиваются, потому что готовую и быстро портящуюся еду на зоне сложно хранить, но в Новый год просят.

Сергей Удальцов
В июле 2014 года приговорен к 4,5 годам лишения свободы по делу об организации массовых беспорядков 6 мая 2012 года на Болотной площади. 8 августа 2017 года вышел на свободу из колонии №3 в Тамбовской области.

Любое внимание, не важно, к Новому году или нет, всегда востребовано. Любая передача, письмо или открытка — это большая ценность. В таких местах нужны самые простые вещи: сигареты, чай, кофе, которые отчасти являются местной валютой. Что-то сладкое, фрукты, овощи.

К Новому году можно передать что-то повкуснее, поприятнее, подороже, если есть возможность. Что-то душевное, чтобы люди отпраздновали, поели, чай выпили. Если брать нематериальное, то можно написать какие-то теплые слова, поздравления. Это в любой момент актуально, а к Новому году особенно. Как и в обычной жизни, в таких местах люди Новый год тоже справляют. Да, там более жесткий режим, есть свои нюансы. Всю ночь они там не гуляют, конечно, если мы не берем каких-нибудь блатных арестантов. Но собираются, стол накрывают. Когда кто-то вносит свой вклад — чай, продукты, — это ценится.

Александр Марголин
Фигурант «Болотного дела». Задержан 20 февраля 2013 года. Осужден на 3,5 года колонии общего режима. Вышел из колонии № 6 в Рязанской области в феврале 2016 года.

Не только в Новый год, но всегда-всегда нужно выполнять следующее: точно делать то, что просит человек. А если он просит чего-то не делать — этого не делать. Сформулировано это еще людьми, которые сидели при Сталине, по-моему, так: «Если арестант просит привезти ему кусочек говна, значит, нужно привезти ему кусочек говна». Это железное правило, которое сильно облегчает нахождение там.

Что касается подарков, это очень индивидуально. Понятно, что всем универсально хочется свободы, но вообще, конечно же, у кого на что триггерит: у одного, например, это запахи, и можно какую-то вещь побрызгать ароматом, можно еще что-то. Но, конечно же, нужно спрашивать, что именно нужно.

По своему опыту скажу так: всегда хочется чего-то сочного, потому что чай чаем, а вот каких-то овощей, соков, пепси-колы не хватает. Учитывая то, что там кормят вареным, всегда сидишь на этих кашах отварных, потому что плитки есть не у всех, и всегда хочется чего-то жареного, какого-то острого вкуса. Один раз мне перепали нори с васаби. Они, конечно, дорогущие, это нужно понимать. Нужно все же не забывать, что лучше дорогие вещи туда не привозить, если человек об этом не просит. Это может поставить человека в неудобное положение, потому что там не надо показывать, что есть финансовое благосостояние.

Человек может не говорить, какие у него отношения с окружающими в заключении, и если он не просит чего-то, то этого не надо делать.

Редактор
Иллюстрации