Нет контакта со «Спутником»

Михаил Зеленский — об ожидании новогоднего чуда от российской пропаганды

41-летняя бортпроводница Моника Эрреро не может сдержать слез, она только что помогла привезти в Аргентину важнейший груз — 300 тысяч доз российской вакцины «Спутник-V». Для латиноамериканской страны, которая входит в двадцатку по смертности от коронавируса, это стало важнейшим шагом на пути к преодолению эпидемии. Проезд кортежа с ценным грузом показывали в прямом эфире по телеканалам. Ожидается, что первые прививки аргентинским медработникам сделают уже 29 декабря.

Казалось бы, отличные новости — мировое признание российской вакцины! К тому же, у нас прививки от коронавируса начали массово ставить почти месяц назад, а значит, и поделиться с заокеанскими друзьями не грех. Но если посмотреть повнимательнее на то, как организована вакцинация в России, хочется присоединиться к синьоре Эрреро и разрыдаться. В Петербург, где почти закончились свободные койки в больницах, по последним данным, завезли меньше 10 тысяч доз вакцины. И это еще неплохой результат — обычно регионы отчитываются о тысяче доз. Большинство новостей на эту тему сформулированы в будущем времени: регионы ждут, когда же им доставят крупные партии.

Чиновники при этом продолжают сыпать какими-то общими цифрами, из которых совершенно непонятно, идет в стране массовая вакцинация или нет. Например, по состоянию на понедельник, 21 декабря, в регионы было «отгружено» 330 тысяч доз. А уже через два дня институт Гамалеи сообщил, что «выпущено» в оборот 650-770 тысяч доз. Это только для России выпущено? Или мы половину всех этих доз только что отправили самолетом в Аргентину?

Отчеты о том, сколько человек получили хотя бы один укол, пугают еще больше. Их после двух недель вакцинации всего 52 тысячи. То есть у нас каждый день заражается коронавирусом почти 30 тысяч человек, а прививается всего три-четыре тысячи. В США первые прививки сделали 14 декабря — на десять дней позже, чем в Москве. Но там уже миллион привитых вакциной Pfizer. В Великобритании — полмиллиона.

Мы ведь хорошо помним, что говорил про эту вакцину Александр Гинцбург, директор создавшего «Спутник» института Гамалеи: «На первый взгляд, навскидку, там [у вакцины Pfizer] очень большие проблемы будут с логистикой. Эта же вакцина хранится при минус 75-80 градусах». Ну да, у них полтора миллиона привили за две недели, а у нас 52 тысячи. Если где-то и есть «очень большие проблемы с логистикой», но точно не «там».

Фото: Максим Мишин / пресс-служба мэра и правительства Москвы

Эти проблемы прекрасно видят чиновники на местах. На днях вице-мэр Москвы Анастасия Ракова посетовала: «Как только этой вакцины будет достаточно для широкомасштабнейшего ее внедрения — для того, чтобы вакцинировать больше половины населения москвичей, — конечно, мы начнем большую разъяснительную работу по этому направлению». Действительно, какой смысл массово зазывать москвичей на прививочные пункты, если вакцины просто нет в достаточном количестве. Ракова вместе с другими регионами ждет, что нормальные поставки начнутся уже в новом году.

Но если чиновники думают, что как только доз будет достаточно, люди пойдут в поликлиники делать уколы, они горько ошибаются. 52% россиян сказали в декабре государственному ВЦИОМу, что не будут делать прививку — столько же отказались от прививки в августе. В этих цифрах нет ничего удивительного, ведь россияне давно относятся скептически к любым вакцинам. Главная причина отказа от прививки: новая вакцина плохо изучена, слишком быстро изобретена, не прошла все испытания.

Что на эти сомнения отвечают ученые и разработчики вакцины? Они меняют на ходу правила исследования «Спутника»! Вместо того, чтобы довести его до конца, как надо, институт Гамалеи получил разрешение Минздрава больше не вкалывать добровольцам плацебо — то есть пустышку, чтобы было с чем сравнивать действие вакцины. «Там все доказано, а пандемия идет, и плацебо — это совсем нехорошо», — ошарашил нас академик Гинцбург как раз в тот день, когда больше половины россиян через опрос говорят, что им еще никто ничего не доказал.

Не помогает и позиция первого лица. Президент Владимир Путин с первых дней использовал российскую вакцину, чтобы показать себя победителем коронавируса: мы раньше всех ее зарегистрировали, «Спутник» самый эффективный, мы быстрее всех начали прививочную кампанию. Но каждый раз, когда спрашивают: «А когда сам Путин привьется?» — в ответ звучат отговорки, не выдерживающие никакой критики. Сначала пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков говорил, что президент не может прививаться «в качестве добровольца». Когда массовая вакцинация все же началась, придумали другое объяснение: «Спутник» пока не проверили на людях старше 60 лет. А почему тогда привился 62-летний мэр Москвы Сергей Собянин или 65-летний министр обороны Сергей Шойгу?

В условиях такого отчаянного противодействия Кремля и парадоксальных действий ученых остается уповать только на госпропаганду. Уж если они смогли в кратчайшие сроки убедить россиян, что братья-украинцы — главные враги, то и с вакциной как-нибудь справятся. Отработка «темника» уже началась по методу «от противного»: рассказывают, что даже либеральные журналисты, которые ругали вакцину (на самом деле нет), теперь «бахнулись “Спутником”». Тезис, конечно, идиотский, но если это подарит нам новогоднее чудо, то есть создаст очереди в поликлиниках, то я обеими руками за.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Поддержите журнал!
Нам нужна ваша помощь, чтобы выпускать новые тексты
Нам нужна ваша помощь, чтобы выпускать новые тексты