Российский БТР раздавил машину в ДНР

Пассажиры погибли. Очевидцы боятся винить военных и допускают, что те были пьяны

В тылу российских войск — в городе Шахтерск, который находится примерно в 50 километрах от Донецка — бронетранспортер переехал легковой автомобиль, оба пассажира — Руслан Ибатуллин и Юлия Щукина — погибли. В тот день они вместе ехали на работу в шахту «Глубокая». Очевидцы утверждают, что БТР мчался «на бешеной скорости» и срезал крышу легковушки. Местные жители сомневаются, что военные могли выполнять какое-то задание, и допускают, что они «неслись за пивом». Возлагать ответственность на военных они боятся и отказываются говорить о подробностях. «Холод» рассказывает о том, как погибли и как жили Руслан и Юлия.

Чтобы не пропускать главные материалы «Холода», подпишитесь на наш инстаграм и телеграм.

Для безопасности героев «Холод» изменил их имена и не указывает фамилии. Информация о собеседниках известна редакции.

«Трагическое стечение обстоятельств»

«Если вы хотите с моей помощью дискредитировать армию РФ — не получится! Это страшная трагедия, в которой виновато только ужасное стечение обстоятельств и техника. Все были абсолютно трезвы и адекватны» — такое сообщение получила корреспондентка «Холода», пытаясь узнать подробности от местных жителей Шахтерска — небольшого города в самопровозглашенной ДНР. Его написала 49-летняя Надежда, живущая буквально в 20 метрах от места аварии и в момент столкновения находившаяся на улице во дворе своего дома.

Самого наезда БТР на легковую машину она не видела. «Был слышен какой-то удар, но визга тормозов не было. Все соседи, в том числе и я, сразу же выбежали на улицу, — рассказывает Надежда. — БТР стоял по направлению к городу, он ехал со стороны шахты, это я вам точно говорю!» Акцент на том, в каком направлении двигался БТР, Надежда делает не случайно: среди местных жителей разгорелся спор о том, кто виновен в аварии; мнения разделились.

Часть жителей считает виноватыми солдат, которые нередко выпивают и нетрезвыми садятся за руль военной техники. Они говорят, что БТР ехал со стороны шахты в город, а машина Руслана стояла припаркованной на обочине, когда БТР переехал ее. На видео, которое снято уже после аварии, видны лишь смятые обломки машины: она буквально расплющена. Другая часть жителей, напротив, считает, что военные ни в чем не виноваты. По их версии, БТР, наоборот, ехал из города в сторону шахты, а машина Руслана якобы ехала навстречу с превышением скорости.

«То, что военные гоняют на большой скорости и употребляют алкоголь, — это, увы, я наблюдаю своими глазами», — рассказывает жительница Шахтерска Светлана. Она проезжала мимо места аварии через некоторое время после столкновения. Светлана говорит, что видела «машину всмятку» и уже накрытый труп — как выяснилось позже, это было тело погибшей Юлии Щукиной.

«К моему удивлению, многие встали на сторону военных, и приходится вести большие споры по этому поводу», — отмечает Светлана. Она рассказывает, что недавно ее муж встретил на улице «хорошо пьяного вояку, который к нему доклепался, а потом вообще вытащил нож и начал нападать». Ее муж смог отбиться, но могло быть и по-другому, говорит она.

«Холоду» также удалось поговорить с жителем города по имени Владимир, проезжавшим мимо места аварии буквально через несколько секунд после нее. «Я спускался с бугра, видел лишь пыль, деталей не знаю. Ехал по направлению в Шахтерск, раскуроченная машина была слева от меня на обочине», — рассказывает Владимир. По его словам, легковушка была «всмятку». Владимир рассказал, что, когда увидел столкнувшиеся машины, до минимума снизил скорость, в тот момент один из военных из БТРа крикнул: «Вызови скорую», и он вызвал.

Легковая машина, по воспоминаниям Владимира, стояла по направлению из города, а БТР был направлен со стороны шахты. «Я так понял, что авто переехали спереди, потому что на пассажирском сиденье впереди лежала женщина, голова у нее была откинута назад. Крышу машине БТР просто срезал», — говорит Владимир. Пострадавшего в аварии Руслана он не видел.

Еще одна жительница Шахтерска, 20-летняя Мария, рассказала, что ехала вместе с мужем рядом с местом аварии минут через 10 после случившегося. «Мы были в шоке от увиденного: машина была помята очень сильно, ее буквально сложило. Основной удар был со стороны водителя».

Что это был за БТР, какие в нем были военные и откуда они ехали, жители Шахтерска не смогли ответить. «Я не военный, не разбираюсь. Но по логике могу предположить, что далеко на БТР кататься, наверное, не станут: максимум в магазин за пивом», — предполагает Владимир.

52-летний коллега погибших Руслана и Юлии с шахты Николай называет произошедшее «трагическим стечением обстоятельств». Про погибших он говорит так: «Руслан — наш поселковый парень, не наркоман, не алкаш. Хороший семьянин. Юля — девушка простая, добрая».

«49 минут до начала рабочей смены»

Все собеседники «Холода» отзываются о Руслане и Юлии очень тепло и с большим сожалением. Работники шахты, у кого были машины, постоянно подсаживали к себе коллег, которые шли пешком. Руслан был не исключением: по дороге на работу он остановился, чтобы подбросить Юлию.

Жительница Шахтерска Екатерина училась вместе с Русланом в одной школе. «Мы дружили с раннего детства, бегали на дискотеки, собирались огромной компанией во дворе, — вспоминает она. — Руслан был очень дружелюбный и открытый человек, отзывчивый, добрый. Работал на шахте, как и все наши ребята. Любил свою семью, супругу, детей». 

Отношение Руслана к детям особенно подчеркивают в своих рассказах все, кто его знал. Коллега Руслана с шахты Николай делает акцент на том, что сын Руслана постоянно везде ходил с отцом за ручку и «души в нем не чаял». Еще одна их коллега с шахты Юлия рассказывает, что Руслан всегда помогал ребятам в бригаде, где он работал электрослесарем.

Юлия, которую Руслан решил подкинуть до работы на машине, по рассказам собеседников «Холода», работала горным мастером на участке ВТБ (вентиляция и техника безопасности на шахте). В ее профиле во «ВКонтакте» есть фотографии из подземелья. У Юлии осталось две дочери, у Руслана — дочь и маленький сын. Близкие родственники погибших либо отказались от разговора с «Холодом», либо ответили: «Сейчас пока что без комментариев, не до этого». 

Как рассказывают собеседники «Холода», Руслан и Юлия ехали 3 июня на работу во вторую смену, которая должна была начаться с 13:00. Владимир, который вызывал скорую после аварии, рассказал «Холоду», что звонок он делал в 12:11 — за 49 минут до начала рабочей смены. «Ребята были замечательными, у всех были прекрасные семьи, дети, — говорит и жительница Шахтерска, которая живет в 20 метрах от места аварии. — Трагическая случайность, никто в этой ситуации не виноват, провидение, Господь Бог так решил».

Поддержите тех, кому доверяете
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке.
Смотрите эфиры «Холода»?
Станьте их спонсором!
Мы открыли сбор на запись двух июльских стрим-квизов. Ожидаются крутые гости, интересные вопросы и ламповые истории! Поддержите сбор донатом, а эфиры смотрите на нашем канале!
Смотрите эфиры «Холода»?
Станьте их спонсором!
Мы открыли сбор на запись двух июльских стрим-квизов. Ожидаются крутые гости, интересные вопросы и ламповые истории! Поддержите сбор донатом, а эфиры смотрите на нашем канале!
€180 / €1500 На запись двух выпусков
  • 0%
  • 50%
  • 100%
Поддержать  →
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке.