«Такое время. Не может быть альтернативной повестки»

Как студентов РАНХиГС учат говорить о войне и сообщать о неблагонадежных преподавателях

В распоряжении «Холода» оказалась запись полуторачасовой онлайн-встречи, которую администрация Института общественных наук (ИОН) РАНХиГС провела со старостами студенческих групп 22 марта. На ней деканы и преподаватели рассказывали, как воспринимать войну с Украиной, и угрожали студентам «драматическими последствиями» в случае участия в протестах или неправильных высказываний в соцсетях. «Холод» рассказывает о содержании встречи и о том, что вообще происходит в институте, который в последние месяцы постоянно подвергается давлению властей. 

У Института общественных наук РАНХиГС давно проблемы с властями. Директора посадили, один факультет объявили антиконституционным

Институт общественных наук РАНХиГС объединяет большую часть гуманитарных направлений вуза; в частности, в его структуру входит факультет Liberal Arts — первый в Москве многопрофильный бакалавриат, в рамках которого студенты сами выбирают специализацию и курсы. Все эти структуры в последнее время испытывают давление со стороны государства.

Директора ИОН Сергея Зуева — он также возглавляет Московскую высшую школу социальных и экономических наук (Шанинку) — в октябре арестовали как подозреваемого по делу бывшей замминистра просвещения Марины Раковой (ее обвиняют в хищениях на сумму 50 миллионов рублей). С ноября 67-летний Зуев находится в СИЗО — несмотря на то что у него проблемы с сердцем, а отпустить его под домашний арест порекомендовал даже Владимир Путин. В марте 2022 года у силовиков возникли претензии и конкретно к факультету Liberal Arts: генпрокуратура заявила, что его программа «направлена на разрушение традиционных ценностей и искажение истории», нарушает несколько статей Конституции, а также противоречит Стратегии национальной безопасности. 

По словам студентов ИОН, с которыми поговорил «Холод» (все они попросили об анонимности), сейчас в институте обстановка неспокойная. «Никто больше не высказывается открыто, — рассказывает один из них. — Всем страшно, что будет с институтом и системой Liberal Arts». «Мне нравилось ходить в университет и гордо называть себя студентом программы Liberal Arts, а Институт общественных наук стал вторым домом. Сейчас я понимаю, что его потихоньку у нас отбирают», — говорит другая. 

«Большинство молодых людей, кто учится в академии, держится за то, чтобы их не отчислили, чтобы не потерять отсрочку от армии, — добавляет еще один студент. — Страх везде, в каждом корпусе, в каждом кабинете и аудитории, что вот-вот — и студент получит дисциплинарное высказывание, которых [допускается] всего три на время обучения». 

Администрация института 22 марта провела встречу о «геополитическом просвещении». Теоретическую часть посвятили осмыслению войны с Украиной в «парадигме реализма»

18 марта — через день после заявления прокуратуры — старосты института (они обеспечивают связь между студентами и администрацией) получили письмо о том, что они обязаны присутствовать на онлайн-встрече, посвященной «геополитическому просвещению студенческой молодежи и формированию представления о современных вызовах и угрозах в области информационной безопасности». Сама встреча проводилась 22 марта. Ее запись есть в распоряжении «Холода».

Встреча состояла из двух частей. Сначала декан Школы политических исследований ИОН Сергей Демиденко и преподаватель кафедры международной политики Сергей Маргулис прочитали лекцию. Одна из участниц встречи сказала «Холоду», что однозначно восприняла эту лекцию как «попытку убедить студентов в том, что Россия понимает, что происходит [в Украине], и ничего плохого по сути не делает». 

Как объяснил студентам Маргулис, в теории международных отношений существуют разные парадигмы. Так, для либерализма, который доминирует на Западе, война — это не норма. Последователи реалистической парадигмы принимают то, что сильный игрок диктует свои правила на международной арене; а значит, война — естественное положение вещей. Лекторы также указали на то, что многие конфликты на территории бывшего СССР — приднестровский, грузинский, карабахский — «разрешались при доминирующей роли Российской Федерации». Информационное противостояние России и Запада, по версии лекторов, обусловлено тем, что Россия разделяет некоторые западные ценности, но не все, — и страны Запада ждут от нее поведения в соответствии со всем комплексом своих ценностей (а от стран Востока — не ждут). Рассказывая все это, лекторы тщательно подбирали слова: на записи часто слышны паузы перед тем, как Маргулис и Демиденко говорят о войне в Украине. Они называют ее либо «февральскими событиями», либо «украинским вопросом». 

«Я лично абсолютно уверен, что руководство страны не пошло бы на столь решительные шаги, если бы на то не было чрезвычайной необходимости, — заявил студентам также присутствовавший на встрече декан факультета информационных технологий Павел Голосов. — На мой личный взгляд, у нас [во власти] здравомыслящие люди, и никто из них не хочет того, чтобы гибло население под воздействием такого рода ситуации. Но иногда мы вынуждены защищать себя и для этого использовать доступные средства». 

Практическая часть встречи была посвящена поведению в соцсетях и источникам информации. Студентам пригрозили «драматическими последствиями» за высказывание мнения

«Практическую» часть встречи вел тот же Павел Голосов. Он рассказал студентам об «огромном рекламном проекте по распространению русофобии», на который «тратятся огромные деньги». 

«Это реально запланированная система мероприятий, направленная на то, чтоб нам с вами вынести мозг, пошатнуть наше ощущение реальности, столкнуть нас лбами», — сообщил декан факультета информационных технологий, призвав студентов «не допустить проникновения в себя тех некорректных ошибочных мнений, которыми кишит наша с вами информационная среда». 

Когда Голосова спросили, какие именно мнения считаются некорректными, он не смог ответить на вопрос. Зато одна из студенток предложила доверять только государственным СМИ: «Если мы живем в России, все-таки мы должны придерживаться официальной повестки, которая транслируется на федеральных каналах». Коллеги Голосова добавили, что независимых СМИ «не бывает», а «за каждым изданием кто-то стоит».

Голосов также сообщил студентам, что участие в протестах или высказывание своей точки зрения в сети могут «иметь последствия самые что ни на есть драматические для жизни человека, семьи, родных и близких». «Такого рода мероприятия, если они противоречат российской государственности, противоречат в очень острое время позиции страны, следует считать ошибочными, — сказал декан. — Такое время. Здесь не может быть альтернативной повестки». 

«Есть определенные правила игры, друзья, — продолжил Голосов. — Во время, когда наша страна защищает свой суверенитет доступными для нее средствами, та обычная палитра [мнений], которой можно пользоваться, немножко корректируется. В этот период надо быть более осторожным, чем вы привыкли, в выражении мысли. Это не значит, что нужно становиться кем-то другим. Но это повод задуматься: а все ли так радужно, как мы это представляли, все ли действительно так, как мы думаем, или у событий есть какое-то другое описание?».

Английский язык в названии факультета, возможно, уберут. Закончили доносами

Затем встреча перешла в режим вопросов и ответов. Одна из студенток спросила о будущем программы Liberal Arts. Голосов сообщил, что никто не признавал ее неправильной, а основная проблема — в американском названии факультета. «Я думаю, там немножко надо поработать с контентом. По большому счету эта модель обучения хороша, но, возможно, где-то в учебных планах и документах содержались какие-то довольно странные фразы, которые требуют небольшой корректировки, — сообщил он. — Ну да, оно называется Liberal Arts, собственно, это английский язык. Вопрос — можно ли это назвать как-то по-другому? Да, наверное, можно». 

— Есть преподаватели, которые высказывались против войны в Украине, — сказала другая студентка. — Например, отвечая на вопрос о разработке на Украине биологического оружия, преподаватель намекнул, что это сказки. 

— Друзья, вы знаете, абсолютно правильный вопрос, — ответил Голосов. — Когда человек выходит с публичной риторикой, он должен быть готов ответить на вопросы, ответить за верность своей позиции. Бывают ошибки. Эти ошибки нужно исправлять, для этого существуют институции, которые будут корректировать поведение и таких преподавателей, и их руководителей. Если это попустительство, оплошность или халатность. Вы знаете, я не прошу вас раскрывать, но… Это задача академии и института в частности — не допускать таких событий. 

— А в случае каких-то прецедентов более серьезных — можно ли анонимно [сообщить вам о них]?

— Нужно. Не анонимно. Просто. И Сергей [Демиденко], и я будем рады принять меры, — ответил Голосов.

P. S. Вечером 25 марта в ИОН прошла еще одна встреча в том же формате. Лекторы говорили в основном об истории национальных движений в Украине. «Бандера, нацики, — поясняет "Холоду" одна из участниц встречи. — Все, что сейчас считается официальной информацией». У многих студентов на телефонах были стикеры V и Z — официальные символы российской военной кампании.

Фото на обложке: Игорь Иванко, Коммерсантъ

Сюжет
Поддержите тех, кому доверяете
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке
Только для платежей с иностранных карт
Поддержите тех, кому доверяете
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке