«Муки совести — главное последствие войны»

Интервью с протоиереем, служившим в 1986 году в Афганистане

Священники Русской православной церкви опубликовали открытое антивоенное письмо с призывом к примирению и немедленному прекращению огня на Украине. «Никакой ненасильственный призыв к миру и прекращению войны не должен насильственно пресекаться и рассматриваться как нарушение закона, ибо такова божественная заповедь: „Блаженны миротворцы“», — говорится в письме. Среди подписавших письмо — настоятель Собора Благовещения Пресвятой Богородицы в Шлиссельбурге Евгений Горячев, который в 1986 году служил в Афганистане. Он ответил спецкору «Холода» Олесе Остапчук на вопросы о том, как на нем отразилась афганская война и почему сейчас он решил подписать антивоенное письмо.

Расскажите, когда и где вы воевали? 

— Я служил в составе ограниченного контингента советских войск в Афганистане чуть больше года, с мая 1986 по август 1987. Последнее звание — старший сержант. Специальность — командир самоходной гаубицы.

Как вы относитесь к войне? Что вам запомнилось?

— К войне отношусь с отвращением. Самым памятным был ужас от собственного расчеловечивания.

Вы тогда были верующим человеком? Расскажите, когда и как вы пришли к вере.

— Я был крещен в 12 лет. Верующим стал с момента крещения, но не настолько, чтобы христианские вероучительные принципы служили мне ориентиром в повседневной жизни, тем более на войне. Настоящая преданность Богу пришла уже после, когда, вернувшись из армии, я стал студентом университета.

Какие последствия принесла та война вам лично?

— Муки совести — главное последствие войны. Многие эпизоды до сих пор стоят перед глазами, жгут меня изнутри до физических конвульсий.

Евгений Горячев (на фото слева) во время военной службы

Вы подписали письмо священников против войны в Украине, почему вы решили это сделать?

— Во-первых, потому что я вижу в этом свой христианский долг. Во-вторых, потому что не хочу, чтобы с кем-то из моих соотечественников случилось бы то же, что и со мной.

Какие у вас были эмоции, когда вы увидели новости о военных действиях в Украине? Есть ли у вас там знакомые, родственники?

— Конечно, есть. И армейские, и семинарские друзья. Многие из них теперь священники. Какие чувства? Только боль, только желание кричать и кричать тем, от кого зависит прекращение кровопролития: «Остановитесь! Прекратите огонь!».

Сейчас часто задают вопрос, где вы были восемь лет, когда бомбили Донбасс, что вы могли бы ответить на это?

— Смерть — всегда трагедия. Насильственная смерть трагична вдвойне. Мой ответ предельно лаконичен: ликвидация последствий ужасной Донбасской трагедии не может быть за счет другой, еще более страшной…

Как вы думаете, что может в такое время сделать человек, служащий в церкви? На что он может повлиять, как помочь?

— Молиться о мире. Служить панихиды о погибших с той и другой стороны. Пользоваться церковным обычаем печалования ко властям (составление и подписание миротворческих писем является, на мой взгляд, частью такой деятельности). Не поддерживать, в том числе и в соцсетях, разговоры, разжигающие в людях злобу. Быть готовым взять на себя личную гуманитарную ответственность за кровавые последствия боевых действий.

Как реагируют на войну люди в вашем окружении? Какую реакцию вы видите в церкви? 

— Здесь все по-разному. С друзьями проблем нет. Настоящая дружба — это всегда единодушие, единство жизненных целей и способов их достижения. В семье приблизительно тот же настрой. А вот за границей этих общностей дела намного сложнее. Но так было всегда. Христос не посылал бы учеников проповедовать Евангелие соотечественникам, если бы все изначально были единодушными. Следовательно, Божью правду в истории нужно созидать.

Священнослужители редко делают заявления, которые расходятся с политическим курсом России. Как вы считаете, почему сейчас так получилось? 

— Политика — не главное занятие духовенства. Погружаясь с головой в дела светские неоднозначные, священник рискует потерять себя и свою паству. Однако бывают времена, когда проблемы, возникшие во внешней жизни, ясны как день. И, если ты можешь хоть как-то помочь их разрешению, говорить о политике не только можно, но и нужно. Это вполне себе церковная традиция. 

Вспомним хотя бы библейских пророков: Иоанна Предтечу, апологетов ранней Церкви, Амвросия Медиоланского, Иоанна Златоуста, русских митрополита Филиппа и патриарха Тихона. Словом, когда кровь от гражданских ран заливает все вокруг, в том числе и дворы Господни, священнослужители не могут быть в стороне.

Все фото: из личного архива Евгения Горячева

Сюжет
Поддержите тех, кому доверяете
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке
Только для платежей с иностранных карт
Поддержите тех, кому доверяете
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке
«Холод» — свободное СМИ без цензуры. Мы работаем благодаря вашей поддержке