«Мы не спали двое суток»

Как волонтеры в Казахстане создали сервис для связи с близкими при отключенном интернете

2 января в Казахстане начались протесты из-за повышения цен на газ. Через два дня акции охватили всю страну, а протестующие стали требовать смены власти. 5 января практически по всей стране отключили интернет и сотовую связь. Финансист из Алматы, 34-летняя Кунекей Нурлан создала волонтерское движение для связи с людьми, до которых не смогли дозвониться близкие из-за рубежа. Она рассказала «Холоду» о том, как устроена помощь и что происходит в городе.

Я занимаюсь учетом и аудитом, у меня консалтинговая компания. Помимо этого я преподаю, веду блог, делаю информационные продукты, занимаюсь социальными проектами. У меня всегда была бурная деятельность, все мои данные были в облачном сервере, и отключение интернета отрезало меня от работы. 

Сначала мы с мужем скачали несколько приложений для VPN. В первый день, 4 января, у мужа была связь, и мы помогали нашим знакомым связываться с близкими. Мобильная связь работала, но интернета уже у многих не было. 5 января интернет отключили полностью, и с помощью VPN мы с мужем пытались связать тех, кто оказался за границей или живет там, с родственниками в Казахстане — рассказывали им об обстановке, докладывали, что все хорошо, продукты есть, что их родные сидят дома. 

Все началось с наших близких знакомых, но, когда я выложила сторис в инстаграм, многие начали писать, что видят, что я на связи, и просили позвонить их родственникам. Таких просьб становилось все больше, я не успевала все обрабатывать и написала в сторис, что ищу волонтеров, которые могут мне помочь. Откликнулось большое количество студентов и жителей других стран, например, России и Узбекистана. 

Мы сделали телеграм-канал «Бауырмен байланыс», то есть «Связь с родным человеком», у него уже десять тысяч подписчиков. В чат канала писали заявки: мы публиковали имя отправителя, номер получателя и сообщение для него, и волонтер сразу же писал в комментариях, что принимает заявку и звонит, там же публиковал статус заявки. Люди, однако, начали в эти же комменты писать новые заявки, поэтому получился хаос, — но мы пытались обрабатывать все заявки. Мы звоним по скайпу, по мобильной связи. Дело не в роуминге — люди готовы потратить любые деньги, но они просто не дозваниваются. Мы не знаем, почему так происходит. «Билайн Казахстан» и «Билайн Россия» сейчас могут созваниваться, а на номера других мобильных операторов и городские номера из других стран дозвониться не могут. Никакой финансовой помощи мы не получаем, единственное, просим пополнить баланс телефонов волонтеров. 

Владимир Третьяков, AP / Scanpix

Вчера ночью мы приостановили работу и сделали гугл-форму, а сейчас я загрузила инструкцию в канал: заявка из гугл-формы поступает координаторам, которых несколько, и те передают информацию в специальный закрытый чат волонтеров, которые, в свою очередь, берут заявки в работу, а координатор отслеживает статус. К вечеру запустим телеграм-бот, в котором можно отслеживать статус заявки. 

Канал поддержали казахстанские инфлюенсеры, поэтому нам удалось получить большой охват. Мы временное сообщество, и я думаю, что в будущем с помощью волонтеров и активистов социальных проектов мы адаптируем канал для восстановления города. Но пока совсем непонятно, что будет завтра. 

Больше всего мне запомнились звонки пожилым людям. Когда мы до них дозваниваемся, они плачут, что не знают, где их дети. Мы говорим, что мы волонтерская служба для связи с родными, их родственник из-за границы попросил переговорить, спрашиваем, в безопасности ли они, есть ли у них продукты, в каком они состоянии, и советуем им не выходить из дома. Мы дозванивались даже до военных и врачей, которые сутками дежурят. У большинства все хорошо, но, конечно, были те, до кого не удалось дозвониться. Однако в основном все живы-здоровы. 

На 12 часов 7 января у нас в обработке 700 звонков. Трудно сказать, сколько обращений было всего, потому что у нас много таблиц, но больше двух тысяч точно. Я лично обработала сто заявок, волонтеры — от 25 до 60 каждый. 330 волонтеров захотели помочь, но активно работают пока 44. Я надеюсь, что интернет в Казахстане все-таки дадут и связь наладится. Я вижу, что какие-то города Казахстана уже выходят в интернет, и это облегчает нашу работу. 

Мы с мужем не спали двое суток. Это постоянный стресс: люди плачут в телефон, не знают, что происходит. У нас нет психологического образования, и мы не можем оказывать психологическую помощь. Мы просто хотим помочь людям связаться с родными, ведь сидеть в неведении очень страшно. Волонтерство занимает мое время, благодаря нему я чувствую себя психологически стабильно, это меня поддерживает. Но, если быть откровенной, хоть я и спокойно сейчас говорю, ситуация очень тяжелая. 

Я живу в спальном районе вдали от центра Алматы. Из дома я слышала шум протестов, сирену, звуки эвакуации. У нас рядом с домом большой торговый центр, мародеры пытались в него ворваться, как я поняла, ограбили одну из торговых точек, но большинство охрана отстояла. 

Наши соседи сформировали дружину для патрулирования и охраны жилого комплекса, в ней 20 человек. С мародерами они не столкнулись. Я звонила подругам, которые живут в центре, — там грабили магазины на первых этажах, но в квартиры никто не ломился. Вчера знакомый выехал в центр на машине, на него напали, чтобы ее отобрать, так что выезжать опасно. 

Внутри нашего ЖК есть магазин, там сейчас очередь до улицы, полки полупустые, хлеба было очень мало, его быстро разбирали — я сама пекла дома, чтобы не выходить за пределы комплекса. Хлеб привезли сегодня, спустя два дня. Обычно в нашем спальном районе много людей и движение автомобилей, но сейчас улицы пустынные. Банкоматы не работают, ближайший работающий банк находится далеко. Налички практически нет, потому что Казахстан давно перешел на безналичный расчет, но без интернета он не работает. Благо, моя свекровь — человек старой закалки, мы живем вместе и теперь покупаем продукты на ее деньги. Только сегодня вечером обеспечили доступ к приложениям банков Halykbank и Kaspi.kz без подключения к интернету.

Валерий Шарифулин, ТАСС / Scanpix

У меня нет кабельного телевидения, я смотрю новости в интернете, а он сейчас работает только с телефона, поэтому я читаю новостные каналы в телеграме и инстраграме. Там периодически выступает президент, дают сводку новостей, статистику. Говорят, что идет антитеррористическая операция, были призваны силы ОДКБ. И это все. Но на улицах мы не видим военных. 

Из того, что передают СМИ, я поняла, что в центре города есть мирные митингующие, а также провокаторы, которые агрессируют и разрушают, мародеры, которые чисто для наживы нападают на бизнес на центральных улицах, журналисты и любопытные люди, которые не боятся и идут в центр города. А средний класс алматинцев сидит дома в ожидании и переживает за свои семьи. 

Как исследователь в области финансов я понимаю — то, что сейчас происходит, экономически откинет нас на несколько шагов назад: фондовый рынок упал, акции многих национальных компаний упали, ущерб, как писали СМИ, 78 миллиардов тенге, малый и средний бизнес пострадал, а кто ему будет помогать, кто будет это все восстанавливать? Еще сгорел Золотой фонд казахского кино. Это ужасно. Нам понадобится не один год, чтобы привести все в порядок. 

Редактор
Сюжет
Поддержите журнал!
Нам нужна ваша поддержка, чтобы выпускать новые тексты
Поддержите журнал!
Нам нужна ваша помощь, чтобы выпускать новые тексты
Нам нужна ваша помощь, чтобы выпускать новые тексты