«Слава богу, все здоровы»

Как Мосгордума проигнорировала вспышку коронавируса внутри парламента, чтобы экстренно ввести новые штрафы для москвичей

В Мосгордуме в конце марта произошла вспышка коронавирусной инфекции — сейчас известно как минимум о двух зараженных депутатах и нескольких сотрудниках аппарата. Несмотря на это, 1 апреля, в разгар эпидемии, депутатов в срочном порядке созвали на внеочередное заседание для того, чтобы узаконить поправки о штрафах за нарушение режима самоизоляции, которые часть депутатов называет спущенными из мэрии. Как выяснил «Холод», несмотря на заверения спикера МГД о том, что все присутствующие находились «в чистой зоне», в день заседания в здании гордумы был как минимум один инфицированный. Оппозиционные депутаты говорят о том, что экстренный сбор в таких условиях был «неадекватным», и их поставили под угрозу заражения. О том, как в Мосгордуме разгорался очаг инфекции, рассказывает Лиза Миллер.

Срочные штрафы и депутаты в масках

Уже после выхода этого текста депутат Михаил Тимонов рассказал, что ему позвонили из клиники «Медси» и сообщили, что «при повторной проверке теста [на коронавирус] результат оказался положительным». Таким образом, на заседании Мосгордумы 1 апреля присутствовал зараженный коронавирусом депутат. Как минимум часть заседания Тимонов был без маски.

Депутат заявил, что направил официальные запросы с просьбой дать разъяснения председателю и и.о. руководителя аппарата Мосгордумы, директору «Научно-практического центра экстренной медицинской помощи департамента здравоохранения города Москвы», а также главному санитарному врачу по Москве.

30 марта депутат Олег Шереметьев (КПРФ) приехал в здание Мосгордумы на Страстном бульваре за документами, однако его туда не пропустила охрана. «Мне сказали, что все закрыто железно, доступ запрещен и депутатам, и помощникам, и обслуживающему персоналу», — говорит депутат. «Я попытался после этого пройти к руководителю аппарата (в старое здание МГД на пересечении Петровки и Страстного бульвара — прим. ред.). Прошел. Но, когда я попытался пройти к [председателю Мосгордумы Алексею] Шапошникову, меня очень убедительно попросили этого не делать», — отмечает депутат. По словам Шереметьева, охранники ему пояснили, что доступ в Мосгордуму закрыт как минимум на неделю, до 6 апреля.

Однако уже 31 марта депутатам пришло неожиданное смс-сообщение от Алексея Шапошникова, в котором говорилось, что 1 апреля состоится внеочередное заседание гордумы (до этого депутаты собирались 18 марта). Немного позже парламентарии узнали и причину экстренного собрания: оказалось, что им предстоит одобрить штрафы за нарушение режима самоизоляции, а также узаконить возможность проводить дистанционные заседания в формате видеоконференций. Поправки внес единоросс Кирилл Щитов, но оппозиционеры считают, что документ был подготовлен в мэрии. «Кто вам вручил этот бред и попросил вас его внести?» — начала свое выступление на заседании Екатерина Енгалычева из КПРФ, обращаясь к Щитову. Уже после заседания Михаил Тимонов («Справедливая Россия») отметил, что, по его мнению, «мэрия велела председателю МГД, руководящему парламентским большинством, обеспечить ей юридическое развязывание рук в плане репрессий и угрозы ими».

Заседание 1 апреля проводилось в резервном зале, а при входе депутатам выдали маски, перчатки и антисептики. «При нахождении в зале просьба использовать средства защиты», — предупредил коллег Шапошников. После этого он сообщил, что 14 депутатов не смогли присутствовать на заседании по ряду «уважительных причин». Например, Евгений Бунимович — «в связи с медицинскими требованиями», Степан Орлов — «в связи с болезнью», Евгений Ступин — «из-за повышенной температуры и ожидания результатов сданного в районной поликлинике теста на наличие коронавирусной инфекции», Людмила Стебенкова — «в связи с болезнью и пребыванием на карантине», Андрей Титов — «в связи с болезнью», Николай Губенко — «в связи с госпитализацией», Магомет Яндиев — «в связи с болезнью и ожиданием результата теста», Виктор Максимов — «в связи с болезнью». Еще шесть депутатов не смогли принять участие в заседании по не связанным с медицинскими показаниями причинам.

Заседание продолжалось около семи часов — при том, что на повестку были вынесены только два вопроса. «Мосгордума, к сожалению, не обсудила ни один из реально необходимых насущных вопросов, а обсуждала только, как бы еще создать законы, развязывающие полностью руки администрации и силовикам, и как бы нам сделать так, чтобы можно было легально проводить дистанционные заседания, что прямо противоречит федеральному закону, — сказал «Холоду» депутат Михаил Тимонов («Справедливая Россия»). — Ни о каких формах поддержки москвичей, московской экономики, московских предприятий, несмотря на то, что я потребовал включить эти вопросы в повестку дня, никакого [разговора] не было».

В результате поправки в КоАП были приняты голосами «Единой России» и депутатов из провластного объединения «Моя Москва». Согласно им, за несоблюдение требований режима повышенной готовности, в том числе за необеспечение режима самоизоляции, граждан будут штрафовать на сумму 4 тысячи рублей, а при повторном нарушении или использовании транспортного средства — на 5 тысяч. Мосгордума же теперь сможет проводить заседания в формате видеоконференций и принимать новые законы дистанционно.

«Мой приход на работу оказался для меня критическим»

Внеочередному заседанию Мосгордумы предшествовало тестирование на коронавирус, ради которого депутатов 31 марта попросили срочно приехать в здание МГД. «Все присутствующие депутаты и сотрудники аппарата вчера сдали тест. Слава богу, ни у кого ничего не подтвердилось. Результаты теста пришли, все находящиеся в зале здоровы, мы находимся в чистой зоне», — уверял уже на самом заседании Шапошников.

Однако позже выяснилось, что заседание, посвященное введению новых штрафов, было проведено, несмотря на то, что несколько сотрудников Мосгордумы на тот момент уже получили положительные результаты анализов на коронавирус, а часть депутатов и их помощников заметили у себя симптомы заболевания и ждали результатов тестов. По данным пресс-службы Мосгордумы, Роспотребнадзор предупредил о трех положительных тестах у сотрудников аппарата парламента еще 30 марта.

Более того, как выяснил «Холод», в день заседания 1 апреля в здании Мосгордумы присутствовал как минимум один зараженный коронавирусом — руководитель аппарата фракции КПРФ в МГД Сергей Тимохов. Анализ у него был взят 31 марта, а результаты пришли 6 апреля. «На заседание нас не пускали, но в здании я был перед заседанием, поскольку надо было документы передавать, с депутатами контактировал, в основном, из нашей фракции», — рассказал он «Холоду». «Вчера [6 апреля] мне выписали предписание, что я никуда не могу выходить. [Сообщили о результатах теста] в устной форме. Приехала скорая помощь, сказали, что результат положительный», — сообщил Тимохов. По его словам, никаких официальных документов о результатах он не получал. Также он сообщил, что «с 31 марта чувствует себя хорошо — до этого болел, был больничный». «Я уже дома, никуда не хожу», — уточнил он.

Коммунист Леонид Зюганов сообщил «Холоду», что коронавирус полторы недели назад, еще до внеочередного заседания, был выявлен также у его помощника и членов его семьи. Все они сейчас находятся в больнице, при этом жена помощника — «в реанимации на кислородном баллоне». Зюганов говорит, что сам он прошел тестирование в МГД 3 апреля, поскольку не успел приехать сдать анализы 31 марта. Во внеочередном заседании 1 апреля он не участвовал. 6 апреля коммунист узнал от аппарата МГД, что коронавируса у него нет, как и у людей, с которыми он приезжал на тестирование. «В пятницу я позвал [в МГД] своего близкого друга и его девушку, всех помощников, включая водителя», — пояснил депутат.

Депутат Магомет Яндиев («Справедливая Россия») сказал «Холоду», что коронавирусом заразились и два его помощника: «Я уже не помню, в какой день, но один из помощников у меня начал температурить, мы его отправили домой, потом через день затемпературил второй. К тому времени мы уже успели сделать первому анализ на коронавирус, ждали результатов. На третий день у него подтвердился коронавирус, потом и у второго подтвердился». «С этого же дня мы перестали ходить на работу, я сразу же вызвал скорую, они приехали, взяли у взрослых и детей пробы, и мы уселись на карантин», — рассказал Яндиев. По его словам, ему так и не сообщили о результатах теста: «Отвечали так: если мы молчим, значит, все хорошо». Один из помощников Яндиева сказал «Холоду», что коронавирус у него обнаружили 29 марта, при этом никаких симптомов заболевания у него нет. «Все люди, с кем я общался, у них у всех [коронавирус] не подтвердился», — утверждает он. По словам собеседника, он самоизолировался 26 марта, после того, как коронавирус подтвердился у другого помощника Яндиева.

Вечером 5 апреля стало известно о том, что коронавирус был обнаружен у депутата Людмилы Стебенковой («Единая Россия»). По ее словам, она почувствовала первые симптомы болезни 26 марта, находясь в Мосгордуме. Стебенкова обратила внимание на то, что в здании все еще работает система кондиционирования, и попросила ее отключить, потому что «инфекция могла распространиться через систему». Она также отметила, что в здании Мосгордумы «окна не открываются, столовая общая». «Мой приход на работу оказался для меня критическим. Я почувствовала себя плохо именно на работе», — подчеркнула она. 18 марта на заседании Мосгордумы было принято протокольное решение, в соответствии с которым ограничивалось «проведение в думе мероприятий, за исключением заседаний комиссий МГД и заседаний думы». При этом у депутатов, согласно решению, сохранялась возможность ежедневно приводить в Мосгордуму до пяти посетителей.

О положительном анализе на коронавирус Стебенковой сообщили 4 апреля. Она отметила, что у ее помощницы тоже стало «побаливать горло» в один день с ней, но не уточнила, заболела та или нет. По словам Стебенковой, она лечится дома и находится под наблюдением врачей районной поликлиники. Она отметила, что «очень плохо себя чувствовала на протяжении всех этих дней», но «сейчас на пути к выздоровлению».

Коммунист Евгений Ступин же почувствовал себя плохо 28 марта. Депутат вызвал скорую помощь, — она не приехала, но в понедельник 30 марта к нему пришла врач и взяла у него анализ. Она сказала Ступину, что результаты будут готовы в течение 72 часов. Однако о положительном тесте депутат в итоге узнал только на шестые сутки — от сотрудников поликлиники, которые позвонили ему по телефону. Ступин ссобщил «Холоду», что в последний раз в гордуму он приходил 26 марта — за два дня до того, как почувствовал симптомы заболевания, — и «много с кем» контактировал: с охраной, депутатами, сотрудниками аппарата. Он предполагает, что мог заразиться коронавирусом в метро: «За границу не ездил, никто из моих родственников не ездил, поэтому, я так думаю, заражение произошло где-то в метро, потому что я передвигаюсь общественным транспортом». Сейчас депутат, по его словам, чувствует себя хорошо и находится в изоляции вместе с членами семьи.

Свои впечатления об изоляции коммунист Ступин и единоросс Стебенкова описывают по-разному. «В моем случае страшен оказался не столько сам коронавирус, сколько неспособность государства организовать работу врачей и элементарный быт для людей, которых это государство ограничило десятками запретов», — написал Ступин, пояснив, что ему постоянно звонят «из Роспотребнадзора, мэрии Москвы, центра телемедицины, штаба по коронавирусу, нескольких поликлиник, и все каждый раз задают одинаковые вопросы», но никакой помощи с выносом мусора и доставкой продуктов власти не предлагают. «Нет денег? Откажитесь от объявленных на прошлой неделе конкурсов на нужное только [вице-мэру по ЖКХ Петру] Бирюкову благоустройство», — призвал депутат.

Людмила Стебенкова описала обстановку по-другому: «Мне дали инструкцию, как подключиться к системе телемедицины, — и я смогу общаться с докторами в режиме онлайн и вести дневник состояния. В целом же система в городе очень хорошо организована, ситуация с пациентами на дому отслеживается. Ко мне вот пришли из «Жилищника», люди в скафандрах, продезинфицировали квартиру. Тебя не оставляют ни на минуту без присмотра. И говорить, что наша система здравоохранения сдохла, категорически неправильно».

Кроме того, несколько собеседников в Мосгордуме сказали «Холоду», что коронавирус подозревают и у руководителя фракции «Единая Россия» в Мосгордуме Степана Орлова. Людмила Стебенкова сообщила агентству Regnum, что Орлов «заразился от помощников». «Я уверена, что он от них заразился, потому что они ходили там везде», — заявила она. «Я считаю некорректным комментировать здоровье других депутатов и сотрудников аппарата. Поэтому вопрос по [депутату от КПРФ] Николаю Губенко, [который отсутствовал на заседании по причине болезни], и Орлову пусть останется небольшой интригой», — заявил вчера председатель МГД Алексей Шапошников. Он подчеркнул, что Орлов «уже проводил заседание фракции в видеоформате, он здоров, бодр, весел, работает». На звонок «Холода» руководитель фракции единороссов не ответил.

Чистая зона и нечеткие пробы

Несмотря на заверения Алексея Шапошникова о том, что «все находящиеся в зале здоровы», 2 апреля, на следующий день после внеочередного заседания, депутату от КПРФ Олегу Шереметьеву позвонил и.о. руководителя аппарата МГД Александр Таранов и сообщил, что его «проба [на коронавирус] положительная». Шереметьев присутствовал на заседании. Таранов предложил депутату снова прийти в МГД, чтобы пересдать анализ. Шереметьев отказался, сославшись на то, что он «не понимает, кто берет этот анализ и насколько для него это безопасно». В разговоре с «Холодом» депутат подчеркнул, что уже два раза самостоятельно прошел тестирование — в частной клинике «Медси» и лаборатории «Гемотест» — и коронавирус у него не нашли. Тем не менее, по словам коммуниста, доступ в МГД для него и его помощников закрыт, а машина, которой он пользуется, «находится в черном списке». Он считает это препятствием в осуществлении депутатских полномочий.

Кроме того, пройти повторное тестирование из-за «нечетких» результатов первого было предложено сразу ряду депутатов. Один из них, Михаил Тимонов, подчеркивает, что на руки справок о результатах первого тестирования никто из депутатов так и не получил. Тем не менее, «председатель на заседании объявил, что все здоровы, — неизвестно на каком основании», говорит он. В МГД не смогли пояснить «Холоду», на каком основании на заседании 1 апреля был сделан вывод о том, что все присутствующие в зале здоровы. «Мы были в одном помещении, более 50 человек, плечом к плечу, более шести часов. Здесь никакие респираторы, никакие перчатки, если что, не помогут», — отмечает Тимонов. Результаты повторного тестирования он узнал 6 апреля — тест оказался отрицательным. Никаких сведений о результатах первого тестирования он так и не получил.

Депутаты Михаил Тимонов («Справедливая Россия»), Елена Янчук (КПРФ), Олег Шереметьев (КПРФ). Фото: Мосгордума

Депутат Елена Янчук (КПРФ) тоже была в числе приглашенных на повторное тестирование: «После заседания выяснилось, что у некоторых коллег, [которые в нем участвовали], есть, скажем так, нечеткие результаты тестов: у кого-то не хватило материала, у кого-то есть вопросы в результатах тестов». По словам Янчук, от спикера Алексея Шапошникова она узнала, что ее тест отрицательный, однако, так как она «находилась рядом с коллегами с нечетким анализом», ей предлагается пройти повторное тестирование. По ее словам, никакой официальной информации о его результатах она так и не получила: «Нам по умолчанию говорят, что, если вам не звонили, то, скорее всего, все нормально. Симптомов у меня никаких нет и не было».

Янчук отмечает, что «экстренный сбор депутатов для введения штрафов» считает «неадекватным, — а особенно условиях, когда уже были известны факты заболевания коронавирусом (или наличия подозрений на него) среди депутатов и сотрудников аппарата». Не устраивают ее и принятые на этом заседании законопроекты. «В первую очередь, надо было обсуждать и принимать пакет мер по поддержке граждан в условиях сложившейся кризисной ситуации, — объясняет она. — Принятый же законопроект напугал и запутал москвичей: как мы помним, депутаты, которые его внесли и поддержали, впоследствии не могли внятно объяснить, «а что же он означает», кого штрафуют и т.п., их трактовки разнились. Он также противоречит федеральному законодательству и носит явно репрессивный характер».

В понедельник вечером в пресс-службе Мосгордумы сообщили, что заразившиеся сотрудники аппарата «находятся под медицинским наблюдением, а их пропуска в думу заблокированы; все предписания Роспотребнадзора в связи с данной ситуацией выполнены, помещения Московской городской думы продезинфицированы». В МГД также отметили, что с 6 апреля «число работающих дистанционно сотрудников аппарата МГД было увеличено до 70%», а «на рабочих местах остаются минимум сотрудников аппарата МГД, чье присутствие необходимо для обеспечения функционирования думы».

Спикер Алексей Шапошников в понедельник заявил, что не видит необходимости вводить карантин в здании думы, так как депутаты и их помощники уже переведены на работу в их округа. Единоросс также сообщил, что у него вирус не обнаружен, и призвал «не беспокоиться» за него.