«Мы преданы полному забвению»

Тысячи российских туристов не могут вернуться на родину. У ни х заканчиваются деньги, еда и вода

Из-за пандемии коронавируса и ограничения полетов по всему миру десятки тысяч российских туристов оказались заблокированы за границей. Помощь при возвращении требуется 35 тысячам человек. Россияне сообщают, что у них кончаются средства, вода и еда, обратные билеты стоят неподъемных денег, а помощи от консульств добиться не удается. Софья Вольянова[/al поговорила для «Холода» с российскими гражданами, которые безуспешно пытаются вернуться домой.

Важно: вскоре после публикации этого текста источники «Интерфакса» сообщили, что в ночь на 4 апреля Россия полностью запретит все рейсы для возвращения своих граждан из-за рубежа.

Мария Сонина
Гоа, Индия
27 лет, находится в Гоа с 3 октября 2019 года

Мария Сонина. Фото: личный архив

Я приезжаю в Гоа уже в четвертый раз, сейчас я здесь с двухлетним сыном. В начале [22 марта местные власти] нам сказали, что будет комендантский час один день, как тренировка, [с семи часов утра] до девяти вечера. Нам сказали закупиться едой. Мы не скупали пол-гипермаркета, как многие в России делают сейчас. Мы закупились буквально на дней пять необходимым. В итоге под конец дня нам сказали, что продлевают комендантский час еще на три дня. После девяти можно было выходить, но все магазины были полностью закрыты, абсолютно все.

После этого сказали, что продлевают [карантин] еще на неделю и выходить нельзя будет вообще ни в какое время. Мы уже поднапряглись, потому что у нас заканчивались продукты и мы ждали, когда откроются магазины, чтобы что-то купить. В итоге 24 марта [для всех] объявили, что информация меняется: комендантский час продлевают на 21 день, до 15 апреля. И вам нельзя будет выходить ни в какое время. Ни утром, ни вечером, никогда.

В общем, во всех нормальных штатах люди пошли, чтобы купить все, что им нужно на 21 день. А что произошло в штате Гоа: человек, который отвечает за штат (министр штата Прамод Савант — прим. ред.), запретил открываться магазинам.

И получилось так, что люди в панике пытались найти себе еду, потому что у всех она закончилась. Мы подъехали к магазину, а в этот момент подъехала полиция с дубинками, которая просто избивала всех людей, так как около магазина собирается больше трех человек. В это время люди пытались хоть что-то урвать в закрытых магазинах: стучались в окошки, говорили — дайте, пожалуйста, рис, макароны. Люди подпольно в магазинах пытались что-то продать населению, потому что им не разрешали открыться. Полиция избивала людей палками. Мы с маленьким ребенком на байке пытались в одну сторону поехать, в другую — везде полиция. Было очень страшно. В тот вечер мы не достали вообще ничего. То есть мы остались запертыми на 21 день просто без еды.

Шли дни, мы сидели уже на последних запасах. Еды не достать. Магазины были напуганы после того вечера, даже подпольно уже боялись что-то продавать. То есть ни аптеки, ни магазины, ничего не работало. Один из местных пожаловался на эту ситуацию в Высокий суд Гоа, и правительство отменило запрет на работу магазинов. Но за два часа здесь очереди из людей такие, что невозможно попасть в магазин. Ты простоишь с шести утра, но не факт, что ты попадешь. В супермаркетах, в основном, дают нормальные продукты индусам, а нам говорят, что нет в наличии макарон и риса, сыра. Вчера до меня дошла очередь, и мне сказали: можете взять Mountain Dew и печенье.

У моих знакомых закончилась питьевая вода, и им тоже ее не достать. Везде стоят копы, и не получится выехать из одной деревни в другую за продуктами.

Гоа, Индия. Фото: Steve Rybka

На данный момент все туристы, которые здесь находятся, добывают еду нелегальным путем. Мясо невозможно купить вообще, молоко своему маленькому ребенку тоже не могу купить. Сейчас я могу купить только овощи, на которых мы сидим уже более недели, наверное.

Нас, россиян, 3700 человек, которые оказались в сложной ситуации. Многие уже купили билеты отсюда, но не смогли улететь, так как закрыты границы. Мы подали в консульство заявку на эвакуацию, мы отправили обращение президенту о том, что мы сидим без продовольствия. На что консульство сказало: давайте свои адреса, мы вам будем помогать с продовольствием. Мы заполнили несколько дней назад анкету, когда они [сотрудники консульства] написали в социальных сетях, что помогают с продуктами в Гоа. У нас общий чат [с другими русскими туристами]: никому не позвонили, чтобы как-то помочь с едой.

Цены на специальные вывозные рейсы, которые организовываются, стоят из Гоа минимум 68 тысяч. Это самый дешевый рейс. А так они стоят по 80-100 тысяч. У меня просто нет таких денег, чтобы заплатить и за себя, и за ребенка. Раньше один билет отсюда стоил 22 тысячи. Я не говорю, что они должны бесплатно увозить, но они могли бы установить нормальную цену. Вы же понимаете, что люди застряли? Почему не сделать цены как раньше? А получается, что они тупо наживаются на чужой проблеме.

Недавно был рейс «Аэрофлота» из Дели с нормальными ценами: 25 тысяч за билет. Но проблема в том, что нам не доехать до Дели никак. Здесь не ходят ни поезда, ни автобусы, на машине никак не проехать, так как все границы между штатами и городами перекрыты.

Здесь действительно многих выселяют из отелей, потому что у людей заканчиваются деньги. У многих закончились деньги вообще. Говорят, на юге Гоа есть какие-то открытые супермаркеты, и туда кто-то может попасть. (Формально власти не ограничивали часы работы магазинов. Но открыты только небольшие лавки, местные жители писали, что через несколько часов товары заканчиваются, — прим. ред.). Но у тех, кто на Севере живет, как я в Вагаторе, вообще нет доступа к магазинам. И самое страшное, что наше консульство не протягивает нам руку помощи в виде нормальных билетов отсюда.

Юлия Леонова
Бангкок, Таиланд
27 лет, находится в Таиланде с 16 марта

Мы с друзьями прилетели в Таиланд 16 марта, были на Пхукете. 30 марта мы прилетели в шесть часов вечера в Бангкок и сразу же пошли на стойку Qatar Airways уточнить, будет ли наш обратный рейс 31 марта в 2:10 ночи. Нам сказали: да, все будет, в 11 начнется регистрация, подходите сюда. Мы пришли на регистрацию. Девочка из нашей компании, нас было пятеро человек, получила посадочный, у нее уже забрали чемодан [в багажное отделение]. Мы были за ней в очереди, подходим, но нам посадочный уже не дают и говорят: «Сейчас закрылась Москва. Мы не можем вас пустить». (С полуночи 30 марта Россия полностью закрыла границы, об этом объявили 28 марта — прим. ред.).

Хотя [до этого] мы звонили в МИД и в посольство, и нам сказали: самолеты с российскими туристами приниматься будут, не переживайте, все нормально. Соответственно, мы не стали переносить вылет. В итоге всех сняли с рейса, и мы еле чемодан девочки оттуда вытащили. В Qatar Airways сказали: «Мы ждем отмашку от России, мы бы сейчас вас забрали, но Москву закрыли, нас туда не пускают».

Мы подавались во все списки, которые только были, когда МИД России попросил всех, кто находится за рубежом, заполнить анкеты. Везде отмечали, что у нас есть свои билеты авиакомпании Qatar Airways, и у нас все рейсы в силе. Когда нас не посадили на наш самолет, мы готовы были купить билеты на любой рейс, сами. И не то чтобы мы сидим и ждем, что нас бесплатно эвакуируют.

«Аэрофлот» говорит: вот 5-го, 7-го числа будет рейс, и они выкидывают билеты, а через несколько часов говорят, что рейсов не будет. Вчера в итоге состоялся рейс «Бангкок — Новосибирск». Смогли на рейс посадить только 200 человек, а было продано около 400 билетов. (1 апреля из Бангкокавылетелочетыре рейса по 164 пассажира во Владивосток, Красноярск, Новосибирск и Иркутск — прим. ред.).

Друзья нам звонят и говорят: «Ну как же? Вас же эвакуируют! Собирают списки». А мы звоним в посольство в Таиланде, и нам говорят: «Никаких списков нет, никакой эвакуации не будет. И сидите здесь до мая».

Аэропорт Бангкока. Фото: Autthaporn Pradidpong

Последний раз мы связывались с российским посольством сегодня. И нам сказали, что нас нет в списках. Нашли только одну девочку — и то, не по паспортным данным, а по номеру телефона. Хотя из Москвы 30 числа звонила моя подруга и уточняла, есть ли мы с списках. Уточнила, что все есть. А вчера она звонила [снова], и нашли только трех человек из пяти. Сегодня в итоге только одного [нашли в списках]. Может, они таким образом занижают статистику, [чтобы показать], что сейчас меньше народа находится за рубежом и что они многих вывезли.

Деньги у нас заканчиваются. Мы скооперировались еще с ребятами и снимаем маленькую комнату. Нас семь человек. После того, как 31-го ночью нас не посадили на самолет, мы сняли в ближайшей гостинице пару номеров, чтобы как-то переночевать. На следующий день мы поехали сразу в аэропорт, чтобы узнать, что нам сейчас делать. Мы звонили всю ночь, дозвонились в «Аэрофлот». Нам сказали, что в аэропорту Бангкока есть представительства «Аэрофлота» и S7, можете к ним подойти, только там обмениваются билеты. Ночью в аэропортах никаких представительств нет, нас все послали.

Каждый день наши родственники пытаются дозвониться и в МИД, и в посольство, и в Минтранс, и в Росавиацию. В МИДе нам говорят: «Это все Роспотребнадзор и Росавиация». Но до Роспотребнадзора и Росавиации невозможно дозвониться. Они не берут трубки, вообще.

У «Аэрофлота» появились билеты на сайте — уже начиная с мая. Они и S7 выкидывали билеты на своем сайте, но там нет ни одного рейса в Москву. Есть рейсы в Иркутск, в Новосибирск. Но не факт, что и они полетят. 31-го марта мы звонили в S7, когда нас кинули в аэропорту. И нам сказали, что в этот же день будет рейс в пять часов вечера. А в итоге его отменили. Хорошо, что мы не потратили по 80 тысяч на человека.

В аэропорту была девушка, которая купила на сайте «Аэрофлота» билет за 150 тысяч рублей. Хотя обычно он стоит 15 тысяч рублей. И ее не посадили на самолет. И к тому моменту, как мы в первый раз приехали в аэропорт, она уже там сутки сидела. 31-го числа организовали еще один рейс, но она и туда не попала.

Работодатели пока идут нам навстречу, но мы же не можем сказать точно, когда мы вернемся. Мы надеемся, что наше правительство одумается, организует какой-то воздушный коридор и вывезет нас за наши деньги. Хотя там и говорят по телевизору, что выделили 1,5 млрд рублей, чтобы вывезти всех российских граждан на родину. Мы согласны купить билеты за 40 тысяч, за 50, за 60, но только вы пообещайте нам, что мы уедем. Что этот рейс состоится.

Конечно, ребята сейчас нервничают, потому что непонятно, что с работой, могут уволить. Люди, которые должны были работать на удаленке, сейчас не могут работать, потому что у них нет компьютеров и связи. И, несмотря на то, что мы находимся в каком-то безвыходном положении, люди считают, что мы сами виноваты. Мы читаем комментарии под любыми постами, которые выкладывают люди сейчас о том, что они застряли. Иногда в чатах наших попадаются люди, которые так пишут.

Пока мы забронировали жилье на ближайшие дни. Мы вчера снова звонили в МИД, нам сказали: завтра-послезавтра [вывезут], сидите-ждите. Мы постоянно мониторим новости и пишем в Qatar Airways: просим поменять билеты на билеты с открытой датой, чтобы мы могли сразу вылететь, если Москву откроют.

Петр Авраменко
Эр-Рияд, Саудовская Аравия
35 лет, находится в Саудовской Аравии с 4 марта

Петр Авраменко. Фото: личный архив

Мы с женой поехали путешествовать в Саудовскую Аравию в самом начале марта — и оказались здесь 4 марта. Уехать мы должны были 16 марта. Но безо всякого предупреждения власти Саудовской Аравии закрыли сухопутные границы и авиасообщение 15 марта. Соответственно, 16 марта мы никуда улететь не смогли. И с тех пор мы и многие другие граждане России оказались запертыми в Саудовской Аравии. Здесь около 150 человек.

После того, как мы поняли невозможность куда-либо уехать, мы связались с посольством, и оно составило полные списки всех граждан Российской Федерации. Мы тоже были включены в списки для эвакуации, и нам сказали ждать. Но мы изучили на официальном сайте МИДа списки стран, из которых будет проводиться эвакуация. И Саудовской Аравии в этих списках нет. (Списки рейсов публикует Минтранс, Саудовская Аравия там не указана — прим. ред.). Нас не то волнует, что эвакуация не происходит, — понятно, что стран очень много, и это процесс небыстрый. Нас волнует, что нас нет даже в планах на эвакуацию. Мы преданы полному забвению. У посольства только два ответа: либо «Ждите», либо «Не знаем».

Мы сидим и ждем, но нет никаких отправных точек и сроков, когда что-то произойдет. Мы просто ждем. У многих людей, которые здесь сидят, — они тоже по туристическим визам, — начинают заканчиваться деньги. Им нечем платить за жилье. На днях подобная ситуация постигнет и нас.

Мы постоянно звоним в МИД, также это делают наши родственники. Последний раз позавчера родители успели сделать это в три часа ночи. Но ничего путного им также не сказали: «Ждите, мы разбираемся».

Я со своей супругой и еще парой людей снимаю недорогую комнату. С трех часов здесь комендантский час, то есть выходить никуда нельзя. С шести утра до трех дня выходить можно: мы нашли недорогой маркет, ходим за продуктами. Все, естественно, пытаемся найти по минимальным ценам, чтобы как можно дольше поддерживать существование. Нельзя сказать, что это чудовищные условия, нет. Отношение у местного населения доброжелательное, можно только похвалить. Но мы ждем, что произойдет что-то кардинальное и хотя бы какие-то сроки будут назначены. Пусть даже это будет нескоро.

На работе у супруги к этому отнеслись с пониманием. Но они не знают, сколько это будет длиться. Ведь еще недели не прошло, а что они скажут через месяц, абсолютно неизвестно. Я работаю на себя, но, естественно, отсюда я работать не могу. И в самой Саудовской Аравии я нигде работать не могу, потому что у меня туристическая виза и нет никаких разрешений. То есть мы себя здесь никак не можем обеспечивать.

Данила Бочков
Икитос, Перу
32 года, находится в Перу с 9 марта

Данила Бочков (крайний справа). Фото: личный архив

Мы с экскурсионной группой (Бочковорганизовываетретриты — прим. ред.) находимся в Перу, в Икитосе. Это в джунглях Амазонки, город в двух часах лета от Лимы, столицы Перу. Из нее сегодня вылетел борт, который забрал большую часть народа, который успели свезти в Лиму, — примерно 300 человек из Перу, примерно 100 из Бразилии. У всех, кто закрыт в Икитосе, нет возможности туда [в Лиму] ни вылететь, ни выехать. Местные власти фактически перекрыли сообщение по воздуху, дороги все перекрыты. На них стоят посты. Река тоже перекрыта, по ней нужно плыть пару дней, непонятно как. Все очень дорого сейчас. Последний раз, когда я узнавал, лодка быстрая — 36 часов до ближайшего населенного пункта, из которого можно выехать на автобусе, — стоила около четырех тысяч долларов.

А нас не очень много тут — в Икитосе осталось человек 20 русских. И еще большое количество европейцев. Их как-то собрались вывозить, но пока что рейса никакого не было. В общей сложности, в Икитосе человек 400-500 со всех стран.

Комендантский час тут работает в полную силу. Он с 16 до пяти утра, в это время практически все магазины закрыты. Отели есть, еда пока что есть. Народу везде мало, но огромное количество полиции.

Я на связи с нашим консульством, они молодцы. Я ничего про них плохого не могу сказать. Они предлагают разные варианты, но все они не стопроцентные. Здесь, грубо говоря, военное положение. Но есть какие-то лазейки. Например, консул выписывает бумажку от российского посольства. Мы изначально были в 80 км от Икитоса, в джунглях. И когда мы выезжали неделю назад в Икитос, они нам сделали бумагу [на пропуск] на нашу машину, с номерами наших паспортов. И довольно быстро нас пропустили.

Консульство обсуждало с нами вариант с суперджетом за 20 с чем-то тысяч долларов на 20 с чем-то мест. И это до Лимы, а не до Москвы, час с небольшим полета. Но есть комендантский час. То есть можно заплатить за самолет 25 тысяч долларов, и он не улетит, — или прилетит не в то время, и его не пустят.

Есть частные компании, которые вывозят людей на самолетах. Можно попросить эту компанию [выделить самолет] и сделать у консульства на нее разрешение. У них есть разные джеты — на 15, 20, 40, 76 человек. И они стоят от 20 до 50 тысяч долларов. Если самолет полностью забит, то [получается] около 1000-1800 $ c человека. Еще идут разговоры про вывоз гуманитарным или военным самолетом, но пока что весь затык в местных властях. Они очень медленные и не предпринимают каких-то попыток [помочь].

Все предполагают, что мы здесь будем сидеть как минимум две недели. А скорее всего, до мая. Хреновый исход — закончатся продукты, начнется грабеж и мародерство и будет какое-то насилие, — пока что я оцениваю как маловероятный, потому что здесь слишком много полиции. Наоборот, более безопасно, чем обычно. Просто все сидят дома. Большинство людей, по крайней мере, наша группа и те, кого я слышал, [чувствуют себя] замечательно. Лично я воспринимаю все происходящее как подарок судьбы. Никто сильно не рвется обратно. Мы получаем новости, подыскиваем жилье, я провожу классы по йоге и медитации онлайн.

Если говорить про чувства… Американцев вывезли. Их было двое, за ними прилетел самолет. Скорее всего, платный. И он был пустой, только на двоих. Он сразу вылетел в Майами. Часть европейцев вывезли. У России, насколько я понимаю, хорошие отношения с Перу. Все-таки ведь можно было бы договориться на какой-то военный вертолет или пропуск. Я понимаю, что большая часть [государств] этого не сделали. Но американцы сделали. И они смогли это сделать даже для двух человек, а не для двадцати. У меня были какие-то ожидания… Я даже не знаю, как это определить. Что-то из разряда «обидно за державу». Но это нас сильно не коробит.


Официальный представитель МИД РФ Мария Захарова сообщила «Холоду», что всего за границей находятся 35 тысяч россиян, которым нужна помощь при возвращении; в Таиланде на данный момент остаются более 20 тысяч россиян, в Индии — пять тысяч, в Индонезии — еще пять с лишним тысяч человек.