Ключик на желтой веревочке

История Насти Муравьевой, исчезновение которой всколыхнуло Тюмень

В конце июня 2021 года в Тюмени пропала восьмилетняя Настя Муравьева. Почти два месяца девочку искали всем городом. Благодаря огласке глава СК Александр Бастрыкин не только взял дело под свой контроль, но и обратил внимание на то, что в Сибири годами не расследуются исчезновения детей. Спецкор «Холода» Олеся Остапчук рассказывает, как изменилась жизнь Муравьевых после пропажи Насти и почему тюменцы с сомнением относятся к официальной версии следствия.


1 июля 18-летняя Таня шла по Лесобазе, родной окраине Тюмени, где она не жила уже пару лет. В тот день из привычного пейзажа района — деревянные бараки, однотипные многоэтажные дома, которые местные называют пансионатами, пивные «разливайки», конторы микрозаймов и минимаркеты — выбивались расклеенные на столбах, подъездах и водосточных трубах, многочисленные ориентировки о пропаже ребенка. С фотографий на них прохожим улыбалась загорелая девочка в розовой кофте.

После бессонной ночи, под палящим солнцем — в тот день градусник в Тюмени показывал +37 — Таня вела в магазин своего восьмилетнего брата Витю. Мальчик очень хотел жвачки и попросил у Тани денег, чтобы сходить в магазин. Несмотря на усталость, сестра пошла вместе с братом и уже в магазине выдала ему десять рублей. Витя купил жвачки на все. Вышло десять штук.

— Возьми, сколько тебе нужно, — сказала ему Таня. — Зачем так много? 

— Пять себе, пять Насте, — ответил Витя и убрал жвачки в карман. Его сестра-двойняшка Настя Муравьева — девочка с ориентировок — пропала накануне. Через два дня они должны были праздновать общий день рождения.

Дом напротив

Вечером 30 июня Таня Муравьева вернулась домой уставшей. Еще в подростковом возрасте она стала жить отдельно от отца, младших сестер и брата. Тогда же она устроилась в «Макдональдс», где продолжала работать и этим летом. Мать оставила семью, когда двойняшки Витя и Настя еще ходили в детский сад.

В одиннадцатом часу вечера Тане позвонила сестра, 15-летняя Ангелина, летом жившая с Витей и Настей у своего отца, 40-летнего Сергея Муравьева, на Лесобазе. Она сообщила старшей сестре, что Настя до сих пор не вернулась домой. Несмотря на то, что подобного раньше не случалось — Настя всегда возвращалась домой вовремя, — Таня не придала этому особого значения. 

— Поищи по подружкам, вдруг засиделась у кого-то, в куколки играет, — попыталась успокоить сестру Таня. — Если найдешь, позвони мне, если не найдешь — тем более позвони.

Три часа прошло, но телефон Тани молчал. Тогда около часа ночи она сама позвонила Ангелине. 

— Ну, как? — спросила она. 

— Ее нет, — ответила та и начала рыдать. 

— Успокойся, сейчас приеду, — сказала Таня и повесила трубку. Правда, ей самой самообладания хватило ненадолго: по ее воспоминаниям, у нее началась истерика. Кое-как взяв себя в руки, но не догадавшись сразу позвонить в полицию, к двум часам ночи она приехала на Лесобазу. 

Татьяна Муравьева. Фото: Вадим Рейман для «Холода»

Официально Лесобаза — часть Ленинского, одного из четырех административных округов Тюмени. Районов в городе нет, но в народе Лесобазу, Маяк, Заречный, Дом обороны называют именно районами. На шуточной карте города, распространенной в городских пабликах, опасность территории измеряется в количестве фигурок гопников — на Лесобазе их больше, чем в других частях города. «Район такой, что все друг друга знают. Но здесь на каждом шагу можно встретить пьяного человека, может кто-то лежать, и к нему никто не подойдет, потому что знают — он пьяный, — рассказывает Таня Муравьева. — Раньше я здесь жила и гуляла с друзьями, мы не боялись. А сейчас я выросла и понимаю, что это ужас, здесь пройти ночью по дворам страшно, вдруг кто-то из кустов вылезет и нападет».

Перед подъездами пансионатов и на детских площадках даже днем сидят пьющие компании разных возрастов. Конторы микрозаймов, разбросанные по району, как и пивные-разливайки, не страдают от нехватки клиентов. 

На Лесобазе много детей и подростков, гуляющих без присмотра, многим из них больше нечем заняться — район не может похвастаться ни спортивной инфраструктурой, ни творческими кружками. Настя Муравьева тоже часто гуляла одна и в целом была предоставлена сама себе, говорят соседи семьи. Именно поэтому ее близкие не сразу забеспокоились: отец, у которого с начала летних каникул жила Настя, думал, что она ушла к бабушке на Маяк, противоположную окраину города, где все дети жили у бабушки во время учебного года. Бабушка же была уверена, что Настя под присмотром отца.

Только приехав на Лесобазу, поговорив с отцом и поняв, что своими силами она Настю не найдет, Таня решила позвонить в полицию. Правоохранители сразу начали поиски и подключили к розыскным работам добровольцев поискового отряда «Лиза Алерт». До четырех утра Таня вместе с добровольцами расклеивала ориентировки по району и за его пределами. Сотрудники полиции отбирали для экспертизы личные вещи Насти в квартире ее отца, проводили опросы родственников и соседей.

Фото: Олеся Остапчук

Что именно делала Настя в тот день и в какой момент ее последний раз видели на Лесобазе, точно установить невозможно. Воспоминания ее близких об этом дне разнятся. Сначала отец рассказывал журналистам, что последний раз видел дочь утром, потом стал говорить, что видел ее в 17-00 и в 18-15. Сестра Насти, 15-летняя Ангелина, и ее бабушка были не в курсе, куда ходила девочка. Единственная камера видеонаблюдения, зафиксировавшая Настю в тот день, была в круглосуточном магазине «Продукты», в который девочка пришла с отцом в 7-30 утра. По словам Сергея Муравьева, он дал ей 50 рублей, чтобы она купила «вкусняшки» себе, Вите и Ангелине. После этого они вернулись домой.

Обычно в свободное время двойняшки Настя и Витя либо гуляли вместе, либо играли в приложения на телефоне. Бабушка Насти Татьяна Кукарская говорит, что та любила долго играть, летом «могла до восьми утра играть, а потом весь день спать». Раньше у них с Витей был свой телефон на двоих, который им подарил папа, но, как рассказала Кукарская, когда дома не было хлеба, она взяла их смартфон и сдала его в комиссионный магазин. «Баба, ты мой телефон сдала? Чтоб пенсию получила и его выкупила!» — вспоминает бабушка реакцию внука.

30 июня, в день исчезновения Насти, Витя еще спал, поэтому девочка пошла гулять одна. Она попросила у отца его смартфон и ушла из дома, чтобы скачать новую игру. В квартире Сергея Муравьева интернет практически не работал, поэтому Настя сказала ему, что пойдет ловить вай-фай в соседний дом — стоящий напротив пансионат. Некоторое время назад местные дети случайно нашли на одном из этажей чей-то вай-фай без пароля и поэтому часто собирались там.

Пансионат, в котором живет Сергей Муравьев. Фото: Вадим Рейман для «Холода»

«Девочка, которая с ними гуляла, говорила, что они могли туда уйти, сесть под лестницу, если хотят поиграть одни. Рассказывала, что иногда ругались из-за того, что кто-то хочет играть в одну игрушку, кто-то в другую», — объясняет Таня Муравьева. 

Сергей Муравьев в то утро собирался ехать «на халтуру». Ему нужно было позвонить работодателю, поэтому он ждал возвращения Насти. По словам Татьяны Кукарской, матери Сергея, тем утром он ее так и не дождался, поэтому, заехав к сыну в гости, она дала ему свой телефон. Муравьев говорит, что последний раз видел Настю около шести вечера: она вернулась домой и сказала, что потеряла телефон. За это он дал девочке подзатыльник, и она снова ушла гулять. 

Наутро после пропажи Насти Муравьевой, 1 июля, СК завел уголовное дело по статье убийство малолетнего (п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ) — в случае пропажи ребенка дело всегда возбуждается по этой статье, чтобы было легче проводить следственные мероприятия. К тому моменту добровольцы «Лизы Алерт» уже расклеили две тысячи ориентировок и продолжали прочесывать округу. Полиция вызвала на допрос Сергея Муравьева и Татьяну Кукарскую. 

«Меня первого июля позвали туда, полицейский говорит: “Бабка, ты убила внучку?” — вспоминала Кукарская. — Я говорю: «Как вы со мной разговариваете!»».

63-летнюю Кукарскую отпустили после допроса, а отца Насти задержали, заподозрив его в убийстве дочери. В случае пропажи детей подозрение, как правило, прежде всего падает на самых близких родственников. Этот случай не стал исключением. К тому же на счету Сергея Муравьева уже было убийство, за которое он отбыл срок в колонии.

Все было нормально

Спустя пару дней после пропажи Насти Таня Муравьева решилась позвонить своей матери, 38-летней Гузели Муравьевой, с которой она почти не общалась после того, как та ушла из семьи.

— Мама, Настя пропала, приезжай на поиски, — сказала Таня. 

— Мне завтра коров доить, — по словам дочери, ответила мать. 

— Мама, какая дойка? У тебя ребенок пропал! 

4 июля Гузель Муравьева все-таки приехала на Лесобазу из села Сунгурово, расположенного в 100 километрах к югу от Тюмени. Среди ухоженных сунгуровских изб домик Гузели самый неприглядный: серая бытовка с двускатной крышей и пристроенными сенями стоит на обочине дороги рядом с автосервисом и силосной ямой. Соседи о Муравьевой не знают ничего, кроме того, что она «не здешняя» и переехала в Сунгурово недавно вместе с мужчиной, который сейчас работает на местной ферме скотником. Сама Муравьева работает там же дояркой.

Сунгурово. Фото: Вадим Рейман для «Холода»

В течение одного дня — с семи утра до семи вечера 4 июля — Гузель принимала участие в поисках дочери. Затем она вернулась в Сунгурово и перестала выходить на связь с детьми. 

— Не отрицаю, забухала, — позже пояснила она корреспонденту программы «Прямой эфир». 

— А зачем тогда столько детей рожали?

— Так получалось, судьба.

Витя и Настя Муравьевы родились в июле 2012 года. «Мы с Ангелиной все свободное время проводили с ними, — вспоминает Таня Муравьева. — Я приду после школы, они бегают, я за ними смотрю. После дополнительных занятий, секций всегда находила время, чтобы с ними поиграться, а когда они пошли в садик, то я их и отводила туда, и забирала оттуда». Вспоминая тот период, Муравьева говорит, что «все было нормально: и мама рядом, и папа». При этом про мать Таня говорит редко и признается, что сама фактически заменила сестрам и брату маму, так как Гузель детьми почти не занималась. Уже тогда она любила выпить.

Последний раз Гузель Муравьева активно занималась детьми, когда Настя и Витя еще ходили в детский сад. Она не окончила среднюю школу и работала то официанткой, то уборщицей, «как получалось», но «в основном сидела дома», рассказывает Таня.

Обеспечивал семью в то время Сергей Муравьев — работал в основном охранником, «ездил на халтуры». Несмотря на запои матери и то, что отец тоже был не прочь выпить, Таня вспоминает о том периоде жизни с теплотой: «Жаловаться было не на что». Но с наступлением нового, 2015 года жизнь Муравьевых резко изменилась.

31 декабря 2014 года семья пошла встречать Новый год к матери Сергея — Татьяне Кукарской. Праздновать также пришли отчим Сергея и его знакомый. Ранним утром 1 января после недолгого сна мужчины проснулись с похмельем и продолжили пить. Новый знакомый оскорбил Сергея и Гузель, отец Муравьевых вступился за жену, началась потасовка. Пьяный Муравьев взял нож, стал размахивать им у лица обидчика и кричать: «Ты что, хочешь мою семью убить?». Затем он несколько раз ударил его ножом, и тот упал на пол. После этого Сергей вырвал раковину в ванной, чтобы добить ею поверженного, но та оказалась слишком тяжелой, и ему пришлось оставить ее на месте, следует из приговора Калининского районного суда Тюмени. 

Позже СМИ писали, что Муравьев так отреагировал на угрозу об изнасиловании его детей. Знакомые семьи Муравьевых не вдаются в подробности, но считают, что «ситуация была такая, что он не мог отреагировать по-другому». 

В мае 2015 года суд признал Муравьева виновным в убийстве (ч. 1 ст. 105 УК РФ) и приговорил его к шести годам колонии строгого режима.

Лесобаза. Фото: Вадим Рейман для «Холода»

Оставшись без мужа, Гузель Муравьева стала пить все время. Дети переехали с Лесобазы к бабушке на Маяк, район, расположенный на другом краю города. Тогда на семейство Муравьевых обратили внимание органы опеки, и 6 октября 2016 года детей забрали из семьи. По словам Сергея Муравьева, Гузель сама сдала их в детский дом в поселке Борки. Как утверждает бабушка детей Татьяна Кукарская, мать ни разу не приехала навестить своих детей. Муравьева же говорила, что не бросала детей: «У меня их свекровка забрала — и пошла, говорит, отсюда! С их отцом я не общаюсь, ему было наплевать, он не работал, я одна выскребывалась».

«Неизвестно, что случилось, — говорит Таня Муравьева. — Просто забрали нас, чтобы мама встала на правильный путь, потому что она все время пила, так как папы не было и все лежало на ней».

Спустя четыре месяца, 3 февраля 2017 года, бабушка оформила над детьми временную опеку, и они переехали жить к ней. Дети стали ходить на длительные «свиданки» к отцу в колонию. 

В сентябре 2019 года Сергей Муравьев вернулся из колонии — вышел по УДО. Татьяна Муравьева, которой тогда было 16 лет, стала жить отдельно, Ангелина переехала к отцу на Лесобазу, а Настя и Витя продолжали жить у бабушки, но на выходные и каникулы всегда просились к отцу. «Они все время дожидались окончания недели, чтобы приехать к нему. Несмотря на условия, в которых он живет, на район, им нравилось здесь быть, потому что рядом папа, он их любит, проявляет заботу, он хороший отец», — рассказывает Таня.

Связи Сергея Муравьева с пропажей Насти полиция не нашла — и освободила его из-под стражи спустя два дня после задержания.

Сибирский маньяк

Весь июль Настю искала полиция, поисковые отряды, водолазы и военные. Полицейские и сотрудники СК обследовали чердаки и подвалы пансионатов. Квартиры в домах осматривали выборочно: одни соседи говорили, что у них отодвигали диваны и открывали холодильники, другие — что к ним никто не приходил. 

Фото: Олеся Остапчук

Как утверждает соседка Сергея Муравьева Ирина Никифорова, к ней домой пришли семь человек: «Перевернули квартиру вверх дном, холодильник взад-вперед открывали и на балконе там что-то фотографировали, ящики пустые поднимали, диван отодвигали, вещи перекладывали, часа полтора работали». По итогам обыска оперативники приняли решение доставить Никифорову в отделение. 

«За руки, за ноги схватили, будто я преступница, меня увезли, чуть ли не глаза мне закрывали. Мне кажется, только со мной так было, потому что я сказала, что не покажу им паспорт. Я не говорила, где я работаю, а еще я была в Израиле, Иерусалиме, Стамбуле, их это смущало», — рассказывает Никифорова и добавляет, что обладает экстрасенсорными способностями. 

В связи с пропажей Насти местные СМИ стали вспоминать про исчезновения детей в Тюмени в прошлые годы. Сегодня в регионе пропавшими без вести значатся 18 несовершеннолетних. Председатель местной общественной организации «За безопасное детство» Андрей Крамарский говорит, что версия про маньяка «всегда была в головах у волонтеров, а тут многие из них еще и стали замечать схожесть Насти Муравьевой с пропавшей в 2010 году в Тюмени 12-летней Аней Анисимовой». 

«Где-то ближе к 2011 году, когда уже несколько месяцев шли поиски Ани Анисимовой и когда мы начали вникать в другие дела, сопоставлять с Омском (речь идет об исчезновении в 2008 году в Омске 11-летней Дарьи Некрасовой. — Прим. «Холода»), пришло понимание, что это действительно может быть маньяк. И после того, как мы тогда пригласили к нам криминалиста Дмитрия Кирюхина (бывшего консультанта Главного управления криминалистики Следственного комитета России. — Прим. «Холода»), у волонтеров это стало основной версией», — рассказывает Крамарский. 

Аню Анисимову не нашли до сих пор.

Через две недели после пропажи Насти поиски стали сходить на нет. Прогресса у полиции не было, число волонтеров уменьшилось. В городе стояла жара, добровольцы и поисковики не понимали, где искать дальше, зацепок не было. Тюменцы, активно следившие за ситуацией, были недовольны действиями правоохранителей и поисковых отрядов — и в итоге решили объединиться через соцсети и продолжить поиски самостоятельно.

Участница поисковой группы Анастасия Ефременкова, которая до этого никогда не занималась поисками детей, говорит, что ситуация с Настей изменила ее мировоззрение.

«Я раньше не придавала этому значения: потерялся и потерялся ребенок, не мой же, найдут. Не репостила себе на страницу ориентировки. Но тут я не смогла остаться в стороне», — говорит она. После этого случая она с другими добровольцами, с которыми познакомилась в соцсетях, создала во «ВКонтакте» группу, посвященную поискам Насти Муравьевой. Ефременкова говорит, что они хотели вызвать резонанс. «СМИ перестали публиковать что-то о Насте, на 72.ру (основной информационный ресурс Тюмени. — Прим. «Холода») дня два ничего не постили, поэтому мы решили создать группу, чтобы люди не подумали, что ее нашли, и не перестали искать, — рассказывает она. — Мы сказали, что нам нужна помощь, больше людей. Не скажу, что это сразу помогло, но постепенно начали добавляться подписчики». 

Лесобаза. Фото: Вадим Рейман для «Холода»

Обеспокоенные добровольцы распространяли информацию о том, что в Тюмени годами пропадают дети — причем у некоторых из них было косоглазие, как и у Насти Муравьевой. Жители Тюмени стали связывать между собой все случаи пропажи детей. Так в городе появился страх перед неизвестным маньяком. «Многие стали бояться за своих детей. Поняли, что не хватает камер в таких районах. Нет никакой безопасности. Если вдруг что-то случится, то полиция не поможет», — рассказывает Анастасия Михлева, координатор поисков в группе во «ВКонтакте», посвященной Насти Муравьевой.

Исчезновение Насти стало для Тюмени самым резонансным за последние годы. Информация о ее пропаже постепенно стала выходить на федеральный уровень. Членов ее семьи начали звать на телевидение.

«Прошу вас, пожалуйста, отпустите мою внучку, она очень хорошая девочка, мы ее очень любим и ждем, — сквозь слезы зачитывала с бумажки речь Татьяна Кукарская в «Прямом эфире». — Если вы уже совершили грех и убили Настю, прошу вас, проявите милосердие и дайте возможность достойно похоронить ее».

Всего Татьяна Кукарская приняла участие в записи трех выпусков программы.

Трава у озера Оброчное

В начале августа на фоне резонанса в СМИ дело о пропаже Насти Муравьевой взял под контроль глава СК Александр Бастрыкин. В Тюмень приехали московские следователи и журналисты, на Лесобазе — районе площадью порядка семи квадратных километров — областной департамент информатизации решил установить еще девять камер видеонаблюдения.

СК распорядился массово обследовать все подвалы и чердаки, а за информацию и помощь в раскрытии преступления полиция объявила вознаграждение в миллион рублей. Ранее правительство Тюменской области было готово заплатить полмиллиона рублей за значимую информацию о Насте.

Фото: Вадим Рейман для «Холода»

Анастасия Михлева говорит, что с приездом следователей из Москвы ситуация кардинально изменилась: «Они подняли на уши всех, кого нужно было поднять. Как только они приехали, начали проверять больше машин, ходить по домам. Изначально правоохранительные органы не проверяли квартиры так хорошо, как делали это позже». В центральном аппарате СК позже заявят, что глава следственного управления по Тюменской области Александр Кубляков неэффективно организовал расследование дела об исчезновении и назначат служебную проверку. Также из-за исчезновения Насти СК возбудит уголовное дело по статье «Халатность» (ст. 293 УК РФ) в отношении органов системы профилактики, подразделения МВД по делам несовершеннолетних (ПДН) и органов опеки*.

Среди команды центрального аппарата СК, прибывшей в Тюмень, оказался и «охотник за маньяками», следователь по особо важным делам Евгений Карчевский. Ранее он участвовал в раскрытии дела ангарского маньяка Михаила Попкова, самого кровавого серийного убийцы в истории современной России. То, что Бастрыкин отправил Карчевского в Тюмень, также навело журналистов на мысль, что в Тюмени орудует маньяк.

Камеры, установленные на Лесобазе, понадобились довольно скоро. 16 августа 39-летний мужчина увел в подвал двух несовершеннолетних мальчиков и изнасиловал одного из них. То, как мужчина уводит детей, зафиксировали камеры видеонаблюдения, его задержали, а затем поместили в СИЗО до 15 октября. Оказалось, что он работал на мебельной фабрике. Ранее он уже был судим по статье об убийстве. Его также проверяли на причастность к исчезновению Насти Муравьевой, но связать его с этим делом не удалось. 

Сергей Муравьев тяжело переживал пропажу дочери. «Плачет», — лаконично поясняла журналистам его мать. В попытке справиться с горем он стал пить ежедневно, рассказывают соседи. Из-за того, что отец сначала был задержан полицией, а потом запил, органы опеки решили временно изъять детей из семьи.

Ангелину и Витю Муравьевых забрали в тюменский социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних «Семья». В тот день старшая дочь Таня была у отца. Она наблюдала за тем, как он, потерянный, ходил по пустой квартире, когда детей забрали. «Папа поднял Витин матрац, а там — пять жвачек, — рассказывает она. — Он сохранил те жвачки, что мы с ним покупали, для Насти, и спрятал их на случай, если она найдется».

В августе Таня решила вернуться на работу после месячного перерыва. «Я стала пытаться как-то отвлечься от всей этой ситуации, но не удавалось, конечно. Я работник в “Макдональдсе”. Хорошо, что сейчас нужно работать в маске и под ней не видно, что ты не можешь улыбаться клиентам», — говорит она.

Утром 19 августа Татьяна собиралась на работу, когда ей позвонил знакомый соцпедагог с Лесобазы. 

— Это правда? — раздалось на том конце провода. 

— Что правда?

— Что Настю нашли… — пересказывает диалог Таня и добавляет: «Я была в шоке, не знала, что ответить».

Место, где нашли тело Насти Муравьевой. Фото: Вадим Рейман для «Холода»

После этого она зашла на сайты местных СМИ и узнала, что в Тюмени нашли тело девочки. Подробностей не было. «Сразу приехали репортеры, а давать комментарии я никакие не хотела, у меня началась истерика, я хотела дозвониться до всех, до кого могла», — вспоминает она. Девушка позвонила в тюменский отдел полиции №3, где ей сказали, что с ней свяжутся завтра. На следующий день ей позвонили из СК — пригласили на опознание. Туда Таня поехала вместе с Ангелиной. 

— Там правда она? — спросила Муравьева следователя Евгения Карчевского, приехав в морг.

— Да. Как мешок открыли, я сразу же понял, что это она, —  ответил, по словам Тани, следователь.

— Что мне будут показывать?

— Футболочку, бриджики, трусики, тапочки и ключик на желтой веревочке, — пересказывает Таня, добавляя, что об этом ключике не знал никто, кроме родных Насти и сотрудников полиции, которые их допрашивали. «И все, мне показали эти вещи, ключик, и я поняла, что это ее. Тело показывать не стали, потому что велись экспертизы и с каждого места по крупице брали материал». 

Тело Насти, перевязанное проводом, завернутое в полиэтилен и кусок половика, в картонной коробке из-под бытовой техники нашел косец в двух километрах от дома Сергея Муравьева, — неподалеку от автозаправки, в высокой траве у озера Оброчное.

Фото: Вадим Рейман для «Холода»

Когда новость о том, что Настю нашли, разошлась по городу, у подъезда Муравьевых волонтеры организовали стихийный мемориал. Люди стали приносить к нему плюшевые игрушки, цветы и сладости.

Неизвестный сосед

Ближе к вечеру 25 августа одна из жительниц пансионата на улице Судостроителей ходила по длинному коридору первого этажа и ругалась: «Мразь, мразь, мразь *******, животное ******». Она полдня, как и другие жители, прождала возле подъезда, и ей уже не терпелось встретиться с подозреваемым лицом к лицу. 

Толпа — чуть меньше сотни человек — у входа в пансионат на Судостроителей, 40, соседний дом от Муравьевых, собралась еще утром. Накануне сотрудники правоохранительных органов задержали подозреваемого в убийстве Насти, 40-летнего Виталия Бережного — на работе в цехе №17, где он собирал шкафы и кухни. А 25 августа в арендуемой им квартире на первом этаже пансионата — первая дверь налево по коридору — провели обыск. Именно в этот дом Настя с друзьями ходила ловить бесплатный вай-фай.

После нескольких часов ожидания выяснилось, что Бережного вывели через другой ход, а через парадную выносили только вещдоки. «Ну понятно, что вывели так. Мы бы иначе его разорвали», — понимающе сказала одна из соседок, услышав, что подозреваемый покинул здание.

Виталий Бережной. Фото с его страницы «ВКонтакте»

Про Виталия Бережного соседи ничего сказать не могут — практически никто в этих домах не был с ним знаком. По версии следствия, утром 30 июня 2021 года, находясь в алкогольном и наркотическом опьянении, Бережной увидел на лестничной площадке пансионата Настю Муравьеву. Он заманил ее в квартиру, связал скотчем, изнасиловал и убил. После этого несколько дней он хранил ее тело в холодильнике, а затем упаковал в коробку, которую взял на своем рабочем месте в мебельном цехе. «В целях сокрытия преступления 17 августа он отнес и спрятал коробку с телом в труднодоступном месте на берегу озера, где оно впоследствии было найдено в ходе организованных следствием поисковых мероприятий. Свои показания Бережной подтвердил при проверке на месте», — комментировала произошедшее официальный представитель СК Светлана Петренко.

Найти Бережного удалось по картонной коробке из-под бытовой техники и куску половика, в которых было спрятано тело Насти. Оперативники установили, что техника, от которой и была коробка, проходила через мебельный цех — там ее должны были установить в кухонный гарнитур. Проведя обыски у сотрудников цеха, полицейские нашли улику — дома у Бережного лежал половик, от которого был отрезан кусок. Позже в полиции провели исследование, которое показало, что ДНК Бережного совпало с генетическим материалом, найденным на теле Насти Муравьевой, на коробке и куске того самого половика.

При этом слесарь, присутствовавший 25 августа у подъезда во время обыска у Бережного, уверял толпу, что ранее он вместе с правоохранителями вскрывал эту квартиру. «Следствие тут было, 40 квартир просматривали», — рассказывал он. По его утверждению, в квартире Бережного тогда срезали двери в его отсутствие, ее осматривали со служебной собакой, но ничего тогда не нашли.

Бережной родился в «благополучной семье»: родители работали, сам он — «веселый, жизнерадостный человек», говорит Сергей Репин, знавший Бережного в школьные годы. По его словам, Бережной профессионально занимался хоккеем в Сургуте. После окончания школы отслужил в армии, в 2003 году женился, а с 2008 года работал помощником участкового в Нягани, пройдя для этого обучение в Центре профессиональной подготовки УВД ХМАО Югры.

В звании сержанта полиции он пробыл меньше двух лет и уже в 2011 году ушел из органов. В тот же год они с женой Ириной открыли частный детский сад в Нягани под названием «Маленький гном». На фотографиях Бережного в социальных сетях видно, что на новогодние праздники он неоднократно подрабатывал Дедом Морозом. Первый муж Ирины Сергей Поларшинов рассказывает, что она «хвалилась, что стала предпринимателем, что они с Виталием взяли детский садик в коттедже». «Правда, вскоре его закрыли из-за каких-то нарушений», — добавляет Поларшинов. 

В 2013 году Бережной стал звать знакомых участвовать в финансовой пирамиде, вспоминает Денис Громов, учившийся вместе с подозреваемым в центре профподготовки. «Взял деньги, а вот с возвратом затянулось. Кормил завтраками и в итоге вообще сменил номер», — говорит он. В 2015 году Бережной переехал в Тюмень. С женой он развелся в марте 2017 года, на Лесобазе его видели уже с другой девушкой. После брака он остался с долгами в размере двух миллионов рублей — вписался поручителем за жену в кредит, который та не выплатила. 

Бережной в роли Деда Мороза в детском саду. Фото с его страницы «ВКонтакте»

У Сергея Поларшинова с Ириной есть общая дочь, которую та растила уже в браке с Бережным. «Мы с дочей эту ситуацию обсудили, она говорит: “Папа, он не виноват”, — рассказывает Поларшинов. — Ей 9 лет было, когда она уехала жить с ним. Он, получается, ее воспитывал, поэтому она за него горой». По его словам, бывшая жена считает, что из Виталия Бережного «выбили показания в полиции». Так же думают и родители Бережного, уверяет их знакомая.

После заключения под стражу Виталия Бережного проверили на связь с другими исчезновениями детей в Тюмени. Подтверждений его причастности к ним выявлено не было, как не удалось связать Бережного и с исчезновением и убийством 12-летней девочки в Нягани в 2011 году.

Несмотря на то, что ДНК Бережного совпала с биоматериалами на теле Насти Муравьевой и он дал признательные показания, многие тюменцы до сих пор не верят, что он совершил убийство. Сомнения крепнут из-за того, что родственники опознали вещи, но не тело ребенка. «Мы до сих пор не верим и в то, что это Настя в гробу, — говорит волонтер Анастасия Ефременкова, участвовавшая в поисках Муравьевой. — Изначально не было никаких зацепок, а тут на тебе — труп, на тебе — убийца, все как на ладони. Столько несостыковок в версии следствия, в новостях, поэтому и появляются мысли, что все это неправда. И тело в холодильнике якобы хранил, а какой там холодильник тогда должен быть в этом пансионате?».

Озеро Оброчное. Фото: Вадим Рейман для «Холода»

«Многие не доверяют версии следствия, я вижу это по соцсетям, — говорит юрист, председатель общественной организации «За безопасное детство» Андрей Крамарский. — Предполагаю, что на это повлияла закрытость на протяжении поисков со стороны МВД и СК. Я не говорю, что нужно делать публичными подробности последних минут жизни несовершеннолетней, нам не нужны “скандальные детали”. Но МВД и СК не могут существовать в отдельном от общества коконе. Хотя бы какие-то комментарии можно было дать». 

Следствие до сих пор не сообщило, какие именно обстоятельства вывели их на след Виталия Бережного.

«Я лублу Тану»

За несколько дней до похорон Насти ее старшая сестра Таня Муравьева вместе с волонтерами разбирает мемориал: собирается дождь, и она заносит в подъезд плюшевых мишек и зайчиков, задувает свечи. Среди кучи игрушек лежит дневник Насти. Таня берет его в руки и начинает листать. На страницах очень много рисунков: Майк Вазовски (персонаж мультфильма «Корпорация монстров»), значок TikTok и сердечки.

Фото: Олеся Остапчук

«Я люблю тебя, дневник, и я люблю [Влада] А4 (один из самых популярных видеоблогеров на русскоязычном YouTube. — Прим. «Холода»), и тану, гэлу, и бабулю, папу, дэду, дадиуру…», — написано в блокноте Насти. Дальше идет перечисление имен ее друзей. По словам Тани, Настя была очень доверчивой и добродушной: «Она всегда доверяла людям, у нее не было такого понимания, как зло».

На других страницах дневника наклеены бумажные вырезки — изображение конфет «Родные просторы» и пористого шоколада Milka. Сладкое детям в основном приносила Таня.

«Настя с Витей, бывало, издалека увидят, что я иду, и бегут, сломя голову, напрыгивают с двух сторон и обнимают, — рассказывает она. — Я, когда к ним шла в гости, всегда что-то брала с собой: шоколадку, например. Если забывала один раз, то во второй приносила две шоколадки. Или нам в “Макдональдсе” наклеечки с алфавитом выдадут, я им несу».

После трагедии на Татьяну резко обратили внимание и соседи, и посторонние люди. Одни стали поддерживать девушку, другие — осуждать за то, что она недостаточно скорбит. «Девочке 18 лет, на нее все это обрушилось, а люди лезут в личную жизнь, несут какую-то херню, как будто она должна поставить на себе крест, одеться во все черное и просто сидеть, ничего не делать. И пишут это в соцсетях мамы, у которых такого возраста дети. Неужели они бы хотели, чтобы их ребенок после такого горя сидел и скорбел? — рассуждает волонтер Анастасия Ефременкова. — Таня теперь как мама остальным Муравьевым действительно, а ведь она сама еще дитя».

Утром 28 августа у ритуального зала в Тюмени, где стояли «ГАЗели» с листочками «Груз 200», стали собираться люди. Настю хоронили в белом закрытом гробу. Рядом лежали цветы и сидел плюшевый мишка. «Такой роскоши у нее при жизни не было, так пусть хоть сейчас будет», — сказал кто-то в очереди на церемонии прощания.

На дорогие похороны денег у семьи Муравьевых не было. Их оплатил владелец местного ритуального агентства Алексей Афанасьев. На кресте девочки значился только июнь 2021 года, дня смерти не было. «До девяти лет немного не дожила, и какой-то… ее уничтожил. Я бы его убила, задавила бы руками за свою Настеньку, внученьку», — причитала Татьяна Кукарская, потерявшая за неделю до похорон еще и старшего сына, брата Сергея Муравьева Андрея. Он скончался при странных обстоятельствах возле мемориала племянницы. Родственники до сих пор не знают, что именно случилось с Андреем. По одной версии, он упал, по другой — завязалась драка и его ударили. Умер Андрей в больнице, в которую его увезли на скорой. Экспертиза показала, что смерть наступила вследствие удара тупым предметом по голове. Настю хоронили рядом со свежевырытой могилой дяди.

Фото: Вадим Рейман для «Холода»

На церемонию приехала и мать Насти. Она тихо, не привлекая к себе внимания, стояла неподалеку от гроба. Одна из доярок, работающая вместе с Гузелью на ферме в селе Сунгурово, рассказывает, что та переживала, когда узнала, что ее дочь убили — «расстроенная ходила, плакала, видимо». «А потом вроде было такое, что волонтеры ее спросили, мол, если бы вам квартиру в Тюмени дали и предложили вернуться к детям, вы бы переехали туда? И она сказала “нет”, — утверждает доярка. — Оно и понятно: не хочется ей, чтобы кто-то контролировал, нужно же себя будет ограничивать. А здесь она живет с этим мужиком, он ее поколачивает порой, она жаловалась пару раз. Да и выпивают вместе».

В передаче «Прямой эфир», посвященной исчезновению Насти, ее отец заявил, что трое детей у Гузели оказались не от него, и только старшая, Таня, действительно его биологическая дочь. По его словам, об этом ему сказали в полиции, после того как взяли пробу ДНК у него и детей. В ближайшее время он планирует подать на развод, но пока в семье Муравьевых идут другие судебные разбирательства: в сентябре прошло первое заседание по делу о лишении Муравьевых родительских прав.

Сергей Муравьев (слева) на выходе из траурного зала. Фото: Ирина Шарова

Юрист Марина Козырь, представляющая интересы Муравьева, говорит, что Сергей будет поддерживать исковые требования и согласен на лишение родительских прав, поскольку он не может обеспечить детей. После резонанса, который возник из-за исчезновения Насти, его не берут на работу. «Человеку сломали жизнь, — говорит Козырь, которая в сентябре приютила Сергея у себя дома и дала ему временную работу. — Один из моих знакомых, который имеет фирму, сказал: “Я не хочу его брать, у него на лице написано: бухал и буду бухать, он конченый, он сидел, он ребенка так просрал”. Он сделал выводы просто из того, что показывают по телевизору».

Фото: Олеся Остапчук

Козырь считает, что Муравьев — не тот человек, которого показали по телевидению: «У него руки золотые, и сейчас он вообще не пьет». «На работу его никуда не берут, только халтуры если будут. А сейчас строительный сезон заканчивается — Сережа на что будет жить? — возмущается она. — Может, на биржу пойдет, я не знаю. Но детей своих он реально не прокормит. Вот что утворило наше телевидение». 

По ее словам, Сергею пришлось переехать, потому что в пансионате «журналисты и соседи ему никакой жизни не дают» и «психологически ему сложно жить там, где он находился с детьми, которых безумно любил и которых отняли». Сейчас Сергей Муравьев помогает делать Марине Козырь палисадник — занимается сваркой, а в свободное время сидит с ее ребенком, помогает делать домашние задания.

«Он иногда плачет, если честно. Ездит со мной, говорит: “Мне сегодня дочка снилась, она меня обнимает, я говорю: Настюша, ты же умерла, а она говорит: нет, папа, я живая”. Он очень добродушный, он мне ребенка напоминает сильно», — рассказывает Козырь.

В случае лишения Муравьевых родительских прав юрист рассчитывает на то, что детей усыновит их старшая сестра — 18-летняя Татьяна. «Я лублу Тану, — перечитывает Таня Муравьева запись в Настином дневнике и добавляет: — Я, наверное, себе такую татуировку набью».

Сюжет
Поддержите журнал!
Нам нужна ваша поддержка, чтобы выпускать новые тексты
Поддержите журнал!
Нам нужна ваша помощь, чтобы выпускать новые тексты
Нам нужна ваша помощь, чтобы выпускать новые тексты