«Девчонки меня побили»

Как управляющий московской гостиницы стал учить девушек самообороне

Семену Литвинскому 28 лет, он работает в небольшом московском отеле. В свободное время он проводит уроки самообороны для девушек, пострадавших от домашнего насилия. Семен рассказал «Холоду», как проходят тренировки и почему он решил помочь девушкам научиться драться.

Я работаю в одном из московских отелей, где выполняю роль управляющего, — встречаю гостей, помогаю заселиться, слежу за порядком. Недавно моя начальница заметила, что я стал приходить на работу с синяками: то на руках, то на лице. Она спросила: «Откуда ты такой побитый?». Я признался: это девчонки меня побили. Дело в том, что в свободное время я их тренирую: учу драться, чтобы они могли дать отпор, когда встретятся с обидчиками.

Весной, во время самоизоляции на одном из этажей отеля у нас были отведены комнаты для женщин, пострадавших от насилия. Там какое-то время жили подопечные фондов для тех, кто оказался в трудной ситуации. Кто-то из них сбежал от отчима, кто-то — от мужа. Подробностей я не знаю. Мне просто рассказали, что у нас есть такой этаж — для тех, кто столкнулся с трудностями, и попросили заботиться и приглядывать за ними. Я иногда осторожно заглядывал к девчонкам, спрашивал, все ли в порядке, все ли у них есть, не нужна ли помощь. Первое время многие из них от меня шарахались. Я сделаю шаг навстречу, чтобы поздороваться, или протяну руку — а они уворачиваются или отходят на несколько шагов. После того, что они пережили, они так реагировали на всех мужчин. Но постепенно они ко мне стали привыкать.

Однажды вечером я возвращался с тренировки — я занимаюсь боксом и уличной гимнастикой, — вижу: возле нашего местного кафе сидят несколько девушек с того самого этажа. Молчат, заметно, что настроение невеселое. Я подошел с ними поболтать и в разговоре предложил: «Девчонки, давайте, я вас научу защищаться? Ведь надоело, наверное, терпеть и бояться?». Я ни на чем не настаивал, сказал: «Вы подумайте, а если захотите — приходите». Через неделю три девушки сами ко мне подошли, сказали: «Мы готовы, хотим». Я их сразу предупредил: тренировки жесткие. В боксе не важно, девушка ты или пацан — каждый человек может научиться бить и давать отпор. Не важно, насколько здоровый мужик против тебя, — падают все.

Семен Литвинский. Фото: Анна Иванцова

Так мы и начали. Тренировались по два-три раза в неделю в лесу, недалеко от отеля. Когда не хотелось идти за территорию, поднимались на крышу гостиницы — там у нас есть спортивная площадка. Иногда, если посетителей не было, я пораньше заканчивал рабочие дела в отеле, и мы проводили небольшие дополнительные тренировки — просто для разминки. Сначала бегали несколько кругов, потом девушки делали отжимания. Для удара важна общая физическая сила, выносливость. Ее нужно наработать. Когда человек нервничает и боится, он начинает часто дышать и быстро устает. Поэтому нужно развить дыхательный аппарат, укрепить выносливость.

Сейчас эти девушки уже не живут в отеле, но мы продолжаем тренировки. После разминки идет спарринг. Я становлюсь в защитную стойку, а они меня бьют. С этим поначалу были сложности: девчонки боялись замахнуться. Некоторые, стоило мне сделать шаг, закрывали лицо руками и говорили: «Не бей меня». Но потом осмелели. 

Чтобы постоять за себя, нужно научиться преобразовывать страх в злость.

Наверное, я не совсем правильно поступил, но я однажды спросил: «Как вас обидчики ваши обзывали? Что они вам говорили? Сейчас я вас так же обзывать буду». И когда я начал говорить эти мерзкие слова, у них появилась энергия, запал. Они вспомнили, как на них нападали дома, и почувствовали злость. В боевых искусствах этот момент очень важен — чтобы сделать удар, нужно почувствовать в себе эту силу. Они начали замахиваться, бить меня, даже царапаться. Я подставлял лицо, так, чтобы они почувствовали, как бьют по кости, и не боялись этого ощущения. Через пару дней тренировок мы начали ставить правильный удар, чтобы грамотно защищаться. Я научил девчонок бить правой прямой, и вот тогда-то у меня и стали появляться синяки. 

Мне не было особенно больно. Наверное, им было даже больнее, чем мне — они ведь никогда не занимались боевыми искусствами. Попробуйте ударить кулаком по книге — руке будет больно. Но если бить регулярно, боль пройдет, а рука огрубеет. Девчонки говорили: «Может, мы будем бинтики брать, наматывать на кулаки?». Но я ответил: «Вот будешь ты идти по улице, а к тебе пристанет злоумышленник. Ты же не побежишь за бинтиками?».

Мы не изучаем какие-то сложные приемы. Для того, чтобы отбиться от врага, достаточно знать основы самообороны и научиться эффективно наносить удар. Когда мужчины нападают, они в основном используют одни и те же приемы: хватают за шею, за волосы. Главное — не растеряться, знать, к чему готовиться, и не бояться. Когда мы напуганы, мозг отключается и сопротивляться не получается. Чтобы постоять за себя, нужно научиться преобразовывать страх в злость.

Мне кажется, девушкам нравится заниматься. За несколько недель они изменились: стали жестче, перестали казаться запуганными. Мне хочется помочь им: я и сам бывал в ситуациях, когда мне было больно и тяжело и не к кому было обратиться. К счастью, нашлись люди, которым было не все равно.

Если к вам на темной улице пристала группа мужчин, вы ведь не скажете им: «Мальчики, давайте без насилия»

Когда я учился в школе, я был загнанным, запуганным подростком. У нас был второгодник, которого звали Руслан. Он нападал на ребят, отбирал карманные деньги. Я боялся его и не мог ему противостоять. Когда мне было 13 лет, мы с мамой переехали на новую квартиру, но я продолжил ходить в ту же школу. Нашим соседом на новом месте оказался тренер по боксу. Он увидел, что я постоянно прихожу домой в синяках и со слезами, и сказал: «Приходи ко мне тренироваться». Так же, как и мои нынешние ученицы, я сначала не понимал, как можно замахнуться и нанести удар по человеку. Я боялся, но тренер психологически настраивал меня, подзадоривал. И когда я смог перешагнуть этот барьер, я понял, что мне уже не страшно.

Тренер сказал: «Дай мне полгода, я научу тебя обороняться», — и велел мне не вступать в драку с Русланом, даже если мне будет казаться, что я к этому уже готов. Так что несколько месяцев я продолжал избегать обидчика или покорно отдавать ему карманные деньги. А потом, месяцев через пять, тренер сказал: «Вот теперь ты можешь». Как раз тогда отец подарил мне новый мобильный телефон, и я гордо пришел с ним в школу. Ко мне подошли Руслан и его друг по кличке Кривуля, взяли меня под руки, вывели на улицу, отвели за угол. Я, как обычно, говорил: «Не надо, не бейте меня». А потом, как только мы оказались за углом, мигом уложил обоих.

Конечно, насилие — это не способ решать проблемы. Если есть возможность избежать его — к нему не нужно прибегать. Но бывают ситуации, когда просто необходимо дать отпор. Если к вам на темной улице пристала группа мужчин, вы ведь не скажете им: «Мальчики, давайте без насилия». От домашнего насилия тоже не всегда получается убежать, несмотря на то, что есть шелтеры и правозащитные центры. Иногда приходится посмотреть страху в лицо. Если вы знаете, что способны постоять за себя, вы увереннее чувствуете себя по жизни. 

Я вырос в маленьком неблагополучном городке и видел много насилия по отношению к женщинам. В моем районе мужья били жен, парни — девушек. Я никогда не проходил мимо. 

Мы с мамой жили вдвоем — они с отцом развелись, когда я был ребенком. Как-то раз, когда я уже занимался боксом, у мамы появился кавалер заметно младше ее. Я не имел ничего против — каждый имеет право строить свое личное счастье. Но как-то раз я пришел домой и увидел: мама на полу с фингалом, а он возвышается над ней. Тогда меня перемкнуло: я бросился на него так, что в итоге мама даже стала меня оттаскивать. Все закончилось тем, что я вывел его на улицу в трусах, а вещи спустил с балкона и сказал ему, чтобы он больше никогда не приходил.

Можно пытаться обходить всех подозрительных и опасных мужчин, все пугающие компании на темной улице. Но где гарантия, что злоумышленник не подстережет вас в подъезде? Или что человек, с которым вы встречаетесь или живете, не применит насилие? В такой ситуации хочется, чтобы каждая женщина могла не растеряться и оказать сопротивление.

Конечно, не всем это подходит. Сейчас ко мне на тренировки регулярно ходят две девушки — те, кто почувствовали в себе этот запал, кому по-настоящему хочется научиться защищаться. В них есть злость и азарт. Все люди разные, и кто-то в себе этого азарта не чувствует — значит, им такие занятия и не нужны. В любом спорте ведь важно желание и удовольствие.

Фото: Анна Иванцова

Есть такой фильм с Дженнифер Лопес, называется «С меня хватит». Героиня знакомится с мужчиной, у них рождается ребенок. А потом он начинает бить ее и изменять. Она пытается от него уйти, но он все время ее находит. И вот однажды она в очередной раз переезжает и знакомится с тренером по самообороне. Он учит ее, как постоять за себя, и психологически настраивает на борьбу. Она заранее готовится к новой встрече с преследователем, прячет дома все острые предметы, чтобы он не мог ими воспользоваться. И когда он приходит в очередной раз, она наконец-то дает ему мощный отпор. Это фильм про девушку, которая устала бегать от своего страха и решила столкнуться с ним лицом к лицу. Такой момент наступает в жизни многих.

Сейчас девчонки уже научились бить больно. Теперь нам нужно работать над тем, чтобы удары стали эффективнее. Мы подружились, они больше не боятся меня. Иногда угощают домашней едой. Одна из них как-то спросила: «Семен, а что бы ты сделал, если бы мой отчим пришел сюда?». Я сказал: «Я бы поддерживал вас, чтобы вы сфокусировались и смогли побить его так же, как бьете меня. Но если бы я увидел, что вы к этому не готовы и у вас не получится, то, конечно, я бы пришел на помощь». 

Может быть, сейчас они еще и не готовы столкнуться с опасностью в реальной жизни. Но я уверен, что через пару месяцев они смогут дать отпор обидчикам, если однажды в их жизни снова возникнет такая ситуация.

Редактор